Короткий путь домой

 

Несколько маленьких пыльных смерчей взвились над заброшенной горной дорогой. Они подхватили первые опавшие осенние листья и, шурша, закружили их в странной пляске. Непрошеные вихри  выросли почти до полуметра, но потом пропали так же неожиданно, как  и появились. Вместо них на дороге возникло семеро путников.

Казалось, они сами были удивлены своим появлением или, по крайней мере, ожидали увидеть перед собой совсем не этот каньон.

- По-моему, это не очень похоже на предместье Гондора, - Фарамир придержал нервно всхрапывающего после перехода коня.

- И Лориеном здесь даже не пахнет, - согласился Румил.

- Я бы мог утешить вас, что это могут быть Мглистые горы, но, увы, это явно не они, - вздохнул Кэрдан.

Линдир слегка виновато развел руками.

- Я не волшебник, я только учусь, - с улыбкой прокомментировал жест друга Леголас.

/Лас, не надо, а? Я и так чувствую себя со всех сторон виноватым/

/Я только хотел поддержать. Не воспринимай все так серьезно/

/Куда уж несерьезнее, Халдир на меня как на злоумышленника смотрит, тут еще Элессар, наконец, проснулся. Тоже сейчас начнет претензии предъявлять/

/Зато Кэрдану и Румилу наше путешествие, похоже, вполне нравится/

/Мне бы твой оптимизм/

/Поделиться?/

По губам лихолесцев скользнули очень похожие улыбки, будто одна отразилась от другой,  и эльфы прекратили осанвэ.

Маленький отряд направился вниз по тропинке. По обе стороны от нее возвышался невысокий преимущественно лиственный лес с легкими вкраплениями разлапистых пушистых сосен.  Замершая было при появлении неожиданных путников лесная живность оживилась и опять зачирикала, зашуршала и закаркала.

Первым к подножию горы свернул Халдир, за ним потянулись остальные. Лишь Государь Гондора не спешил покинуть точку перехода между мирами. Подтверждая подозрения Линдира, он пристально рассматривал окружающие ландшафты и, судя по нахмуренному лицу, они ему совершенно не нравились.

- И чья это была гениальная идея? - еще раз оглядевшись, спросил он.

- Ты имеешь в виду предложение поехать обратно своим ходом или идею воспользоваться кольцом Линдира? - поинтересовался Румил.

- Я помню, как мы решили отказаться от технической помощи организаторов торжества и выехали из Рохана. Но кто мне объяснит, почему мы отправились вместе? - Арагорн требовательно посмотрел на своих спутников. - Я допускаю, что одной дорогой могли поехать лихолесцы и лориенцы, но и Гондор, и Серебристые Гавани вроде бы совсем в другой стороне. Я не прав?

- Пить надо меньше, - проворчал Халдир. - Тогда и с памятью все в порядке будет.

- Это я захотел заехать в Итилиен, - Леголас чуть виновато улыбнулся. - Поэтому нам с вами изначально было по пути.

- А мы, поскольку дальше собирались путешествовать с лихолесцами, решили завернуть в Итилиен вместе с остальными, - быстро подхватил Румил.

Несколько секунд Арагорн нахмурившись осмысливал предполагаемый маршрут.

- А почему тогда с нами едет Кэрдан? - наконец спросил он.

- Я тебе мешаю? - осведомился эльф.

- Не то, чтобы сильно, но все-таки хотелось бы знать.

- У меня дела в Лихолесье, - после небольшой паузы уклончиво ответил Владыка.

- Ага, - с непонятной убежденностью кивнул Арагорн.  - И кто предложил менестрелю воспользоваться призовым колечком?

Эльфы переглянулись, Фарамир сосредоточено рассматривал верхушки ближайших деревьев, Арагорн ждал ответа.

- В каком-то смысле это была моя идея, - наконец нарушил затянувшееся молчание Румил. - После того как Фарамир продемонстрировал возможности своего подарка, многие захотели увидеть, как работает кольцо Линдира.

- Вот и увидели на свою голову, - не скрывая своего недовольства, высказался Халдир.

/Не пристало эльфу быть таки ворчливым/ - упрекнул его Кэрдан.

/Владыка сам себе господин, а меня с братом ждут обязанности стражей/

/Не думаю, что Лориен так уж сильно пострадает из-за небольшой задержки всего лишь двух славных воинов/

- Значит, мы здесь оказались из-за эльфов, - Арагорн резюмировал результаты учиненного допроса. - И, кстати, здесь - это где?

- Если бы я знал, - вздохнул Линдир. - После первого прыжка мы должны были очутиться возле крепостных стен Минас Тирита.

- Но мы туда не попали, - вмешался Кэрдан. - И уже второй раз подряд проваливаемся в какие-то совершенно иные миры.

- Так чего же мы ждем? - Арагорн непонимающе посмотрел на своих спутников. - Пусть менестрель включает свое колечко, и на этот раз постарается попасть хотя бы в Арду. Разъезжая по чужим дорогам, мы точно домой не доберемся.

Эльфы переглянулись.

- Видишь ли, Элессар, - Халдир поманил коня Арагорна и тот послушно пошел за эльфом. - Сейчас я все тебе объясню…

Эльф увел гондорца чуть вперед и начал обстоятельно пересказывать события последних часов, которые Арагорн попросту проспал в седле.

/Спасибо, Хэл/ - серьезно поблагодарил Линдир - /Третий раз растолковывать одно и тоже  для меня было бы уже слишком/

Фарамир пришпорил  коня и поехал догонять отделившуюся парочку.

/А он за ними почему помчался?/ - спросил Румил.

/Хочет полюбоваться на реакцию Арагорна/ - ответил Кэрдан - /Кстати, нам в прошлый раз еще очень повезло, что кольцо включилось так быстро/

- Вы же не сильно расстроитесь, если нам придется здесь немного задержаться? - Линдир вопросительно посмотрел на остальных.

- Если бы кто-то не проявлял столь повышенного внимания к лихолесскому красному, то кольцо бы нас и первый раз куда надо отправило.

- Румил, хоть ты не начинай. Хватит с нас ворчащих гондорцев и твоего брата.

Словно подтверждая слова Леголаса, впереди раздался возмущенный рык Арагорна, которому Халдир, похоже, таки объяснил все нюансы сложившейся ситуации. Государь Гондора резко осадил коня и поскакал обратно к эльфам.

- Я предлагаю разделиться, - Кэрдан опередил Арагорна, уже набравшего в грудь воздуха для  возмущений. -  Так у нас будет в два раза больше шансов найти область, в которой кольцо опять заработает.

- Да? А как ты ее определишь? Эльфийской интуицией? Или ты уже научился чувствовать переходы между мирами? - язвительно поинтересовался Арагорн у Кэрдана, одновременно награждая менестреля испепеляющим взглядом.

- Действительно, Кэрдан, - согласился Халдир. - Кольцо-то у нас только одно, и…

- Два, - перебил его Владыка.

- Что "два"? - не понял Арагорн.

- Два кольца. У меня тоже есть, - эльф продемонстрировал свою руку.

- И какое из них кольцо миров? - Фарамир озадачено уставился на предъявленную конечность.

Кэрдан удивленно посмотрел на свои пальцы, словно только сейчас вспомнив, что на них затесались какие-то посторонние украшения.

- Ох, извините, -  эльф слегка смутился. - Вот это. И это не кольцо миров. А обычный переходник между мирами

- Обычный?

- Переходник?

- Откуда у тебя кольцо? Ведь его как приз вручили Линдиру, а ты даже не дошел до финала! - почти одновременно спросили Халдир, Линдир и Арагорн. Первый - скептически, второй - заинтересовано, третий - возмущенно.

- Я его купил, - просто ответил Кэрдан.

- Воистину эльфийская спесь может сравниться только с их же мудростью, - хмыкнул Фарамир.

Арагорн недовольно смолчал. Леголас мрачно уставился на Владыку, погрустневший Линдир сделал вид, что наличие еще одного кольца его совершенно не волнует. Халдир и Румил старательно демонстрировали, что они тут вообще ни при чем. Так, мимо проезжали. У Халдира это получалось куда лучше, а Румил украдкой с любопытством поглядывал на новое колечко.

- Эрууу. Как же с вами сложно, когда вы все вместе, - вздохнул Кэрдан. - Во время финала я по просьбе Ли отправился в измерение, где изготавливают и используют подобные кольца. Им была нужна подопытная свинка, чтобы подогнать их технологии под особенности эльфийской энергетики. А когда я уезжал, купил себе один из рабочих образчиков, - эльф ядовито усмехнулся. - В конце концов, казна серебристых Гаваней может себе это позволить.

Поскольку никто не соизволил отреагировать на последнюю провокацию, то Кэрдан продолжил.

 - Купленное мною кольцо - человеческое. В нем много функций, полезных для людей, но совершено ненужных или даже опасных для эльфа. Лин, твое кольцо управляется с помощью осанвэ. Мое же рассчитано на телепатию. Нет, - сам себя перебил эльф, -  с помощью осанвэ им, в принципе, тоже можно пользоваться, но получается достаточно неточно. И еще много других отличий. Леголас, не переживай, призовое кольцо Линдира действительно уникально.

- А я и не переживаю, - буркнул принц.

- Так я тебе и поверил, - парировал Владыка. - Вот, например, лук может изготовить и обычный крестьянин. И это будет-таки лук, и им даже можно кого-нибудь подстрелить. Но разве можно сравнивать такой лук с Галадримом? Так и  кольцо миров. Помимо того, что оно намного совершеннее обычного переходника, оно единственное в своем роде рассчитано именно на эльфа.

- Да поняли мы, поняли. И, поверь, я не в претензии, - поспешил заверить Владыку Линдир. - А то ты нас до смерти заговоришь.

Кэрдан улыбнулся.

- Зачем тебе кольцо? - подозрительно спросил Арагорн.

Леголас, Линдир и Кэрдан едва заметно обреченно вздохнули.

/Ради Эру, Кэрдан, не начинай еще одной лекции, а то я тебя стукну!/ - по осанвэ взмолился Леголас.

/Только попробуй. Я расценю это как  лихолесскую агрессию на Серебристые Гавани. Будешь потом объясняться с Трандуилом за создание дипломатического кризиса/

- На всякий случай, - Владыка с едва заметной хитринкой улыбнулся Государю. - К тому же, как память о моем первом и, надеюсь, последнем опыте лабораторной свинки.

Арагорн недоверчиво нахмурился, но промолчал.

- Итак, если вопрос с моим кольцом исчерпан, я предлагаю разделиться и поехать вразные стороны, - Кэрдан вернулся к прерванному темой кольца разговору.

Арагорн коротко переглянулся с Фарамиром. Лихолесцы лишь на мгновение скосили глаза друг на друга. Халдир сделал шаг к Румилу, а тот чуть заметно отстранился. Кэрдан наблюдал за остальными.

- Поскольку кольца есть у меня и у Линдира, то, очевидно, что мы будем в разных группах, - сказал он.

- Я с Линдиром, - быстро встрял Леголас.

- А мы с лихолесцами, - подхватил Арагорн.

- Вот и поделились, - радостно заключил Фарамир.

/Лас, ты не хотел бы поменяться с Халдиром?/ - неожиданно предложил Владыка так, чтобы его услышали только оба лихолесца.

/Почему?/ - опешил Леголас.

/Не нравятся мне что-то наши стражи. При Халдире Румил словно кол проглотивший. А Хэл и сам в моем присутствии вечно дергается - видимо, все Глэд и Кэла вспоминает. А с Арагорном и Халдиру будет проще, и Румил без его чуткого контролирующего ока оттает/

/Звучит логично/ - не очень обрадовано согласился Леголас.

/Может я и ошибаюсь, но, мне кажется, что при существующем разделении у нас возникнет много больше проблем, чем ожидает нас в ином случае. К тому же, если вы будете в разных группах - у вас будет больше возможности помочь друг другу, если вторая команда во что-то вляпается/ - привел последний довод Владыка.

/Ты с Сауроном никогда на словесную дуэль, часом, не выходил?/ - неожиданно поинтересовался Линдир.

/А что?/  - насторожился Кэрдан.

/Не знаю, как там у тебя на счет песен, но своей занудливой логичностью, ты кого хочешь уделаешь/

/Не пробовал у него Сильмариллы отнимать? В смысле, логически обосновать, почему он обязан отдать их тебе?/ - подхватил Леголас.

/Лихолесские клоуны/ -  проворчал Кэрдан - /Так вы согласны?/

/Куда ж мы денемся?/ -  за двоих ответил Леголас.

 

После недолгих препирательств и споров было решено, что гондорцы, Линдир и Халдир спускаются на равнину, а Кэрдан, Леголас и Румил  возвращаются в горы и пытаются там отыскать перспективные области для срабатывания межпространственного перехода. Поскольку в обоих командах хватало эльфов, то вопрос связи отпадал сам собою.

Средиземцы разъехались. Расставание настроило всех на более серьезный лад, и какое-то время они молча понукали коней. Первым обернулся Фарамир.

- Какие же все-таки эльфы со спины одинаковые, - умиленно изрек он.

Как по команде остальные трое остановили своих лошадей и принялись разглядывать эльфов, уже едва различимых на петляющей горной дороге.

- Нет, - возразил Линдир, -  Кэрдан чуть повыше остальных будет.

- А Румил самый тощий, - добавил Халдир.

- К тому же, у всех троих чуть разный оттенок цвета волос, - уточнил лихолесец.

- И длина немножко отличается, - поддержал лориенец.

Арагорн авторитетно приставил ладонь козырьком к глазам.

- А по мне так, действительно, до безобразия похожие, - решил  он. - Три светловолосых  недокормленных субъекта, явно однородного происхождения.

/Чем вы там занимаетесь?/ - в мыслях обоих эльфов раздался подозрительный голос Леголаса.

/На вас любуемся/ - хмыкнул Линдир - /А заодно изучаем перспективы опознания эльфа со спины с большого расстояния в толпе других эльфов/

/И где вы тут толпу увидели?/

Поскольку как раз в это время объекты наблюдения свернули за гору и скрылись из виду, то наблюдателям пришлось прервать столь увлекательное занятие и вернуться к спуску. Пыльная дорога вскоре превратилась в не слишком широкую и местами заросшую травой тропу, по обоим сторонам которой расстилалась слегка холмистая степь.

Несмотря на осеннее время года, земля вокруг всадников была покрыта густым ковром синих, желтых и фиолетовых цветов, настолько живописных, что Линдир, на мгновение забыв о своем беспокойстве за друзей, даже привстал в седле, чтобы получше рассмотреть окрестности. На горизонте показался отряд неспешно едущих всадников.

- Де жа вю,  - пробормотал Арагорн.

- Если ты опять собираешься поинтересоваться у них о новостях с Севера, то лучше придумай что-нибудь более оригинальное, - посоветовал Линдир.

- Откуда ты знаешь? Леголас разболтал?

- Об этом пол-Арды в курсе. Роханцы так впечатлились вашим приветствием, что до сих пор его как анекдот рассказывают.

- В следующий раз я спрошу у них который час, - мрачно пообещал Арагон.

- Знаете, учитывая, чем это у вас закончилось в прошлый раз, я лучше подожду в сторонке. На всякий случай, чтоб потом было кому вас выручать, - с этими словами Халдир отъехал и укрылся за грудой камней неподалеку.

- Вот, хоть один умный нашелся,  - под нос себе пробормотал Фарамир.

Арагон бросил на него гневный взгляд, а Линдир свел опять зарождающуюся перепалку к шутке.

- Зато сохранится историческая справедливость. Арагорн и двое сопровождающих пристают с дурацкими вопросами к неизвестным воинам.

- Зубоскал остроухий, - беззлобно отозвался Государь.

- Да, а как мы их поймем? - забеспокоился Фарамир. - Мы же не знаем местных языков.

- Кольцо обеспечивает автоматический перевод для тех, кто с его помощью прошел сквозь миры. Но только в радиусе примерно десяти-пятнадцати шагов. Так что, на всякий случай, не отходите от меня слишком далеко.

- А как же остальные? - забеспокоился Фарамир.

- У них же … э.э..э, сейчас спрошу, - не очень складно ответил Линдир. - /Кэрдан, а твое кольцо тоже умеет переводить?/

/Да. Но, увы, только для того, на ком оно надето/ - отозвался Кэрдан - /Ничего страшного. С эльфийской памятью я просто буду сообщать Ласу и Румилу все услышанные местные слова. Ты, кстати, тоже можешь подключаться/

/А как этот переводчик действует?/ - осторожно поинтересовался Линдир - /Ты уже пробовал?/

/Когда слышишь чужую речь, синхронно звучит мысленный перевод. Примерно так же, когда одновременно говоришь и по осанвэ и вслух. А когда хочешь что-то сказать, на любой подуманный образ всплывают чужие слова уже готовыми фразами/

/Ага/ - слегка озадаченно произнес менестрель.

/Это неудобно только первые несколько минут. Потом привыкаешь/

- В общем, особых проблем с понимаем местных ни у нас, ни у них не должно быть, - Линдир озвучил для остальных результаты мысленной консультации.

Пока средиземцы разбирались со сложностями перевода, всадники приблизились к ним и по доброй привычке окружили путников.

- Совсем как дома, - едва слышно заметил Арагорн.

Подъехавшие воины были облачены в относительно легкие доспехи, изготовленные из толстой кожи с редкими металлическими полосками. Некоторые всадники держали в руках чуть скругленные к концам односторонние сабли, у других они оставались в ножнах. У большинства из-за голенищ или нарукавников торчали кинжалы. Несколько человек имели луки или длинные копья.

Воины нервно и отнюдь не доброжелательно посматривали в сторону горного массива, оставшегося за спиной средиземцев, и всего лишь заинтересовано на самих путешественников, которых они явно не опасались, негромко переговариваясь на неизвестном наречии и, похоже, делясь впечатлениями от встреченной тройки.

Учитывая примерно одинаковую одежду всех всадников, можно было предположить, что это какая-то регулярная воинская часть или стража. Один из них выступил вперед и произнес.

- Gharr  ro namara valle?

- "Что вы делаете в наших землях?" - услышали средиземцы.

- Мирно путешествуем, - ответил первым справившийся с подсказками колечка Линдир.

Командир всадников лишь презрительно посмотрел на эльфа и повторил свой вопрос.

- Gharr  ro namara valle?

Арагорн решил брать ситуацию в свои руки.

- А вам какое дело?! Степи отродясь не были ни чьим владеньем, и я волен путешествовать по ним, куда захочу, -  с некоторым трудом подбирая слова, произнес он.

Похоже, ответ государя больше устроил всадника. Он чуть недоверчиво кивнул и продолжил:

- Господин прав, но так близко к границе Вы должны иметь веские основания для путешествия.

- Даже если они у меня и есть, я не собираюсь предъявлять их первому встречному, - с поистине королевской надменностью возразил Арагорн.

- Хорошо, - согласился командир и повернул своего коня на юго-восток. - Следуйте за мной.

 

Степь казалась бескрайней. Чем дальше они отъезжали от гор, тем красочнее и ароматнее становилось цветущее разнотравье, удивительным ковром стелящееся под копыта лошадей. Лишь далеко на горизонте темнел лес, перед которым эльфийское зрение различило блеск медленно текущей воды и постройки небольшого города, который, судя по всему, и был теперь целью их пути.

- Лин, лучше смотри, куда скачешь, - раздраженно одернул его Арагорн, заметивший на лице эльфа восхищенную улыбку. - Глазеть по сторонам будешь после.

Линдир виновато развел руками и сосредоточился на дороге. От его внимания, впрочем, не укрылось, что конвоировавшие их всадники переглянулись и едва заметно покивали головами, словно подтверждая какие-то свои догадки.

Большую часть пути они проделали в молчании. Лишь когда дорога привела их к засеянным какой-то высокой травой полям, а впереди стали отчетливо видны небольшие деревянные дома и что-то вроде наблюдательной вышки, скачущий впереди всадник придержал коня и обернулся к пленникам:

- Мы почти приехали. Если Городской Глава не сможет принять вас сегодня, мы найдем жилье, где вы сможете переночевать.

- Разумеется, под вашим присмотром? - чуть насмешливо скривил губы Арагорн.

- Это наша работа, - твердо ответил конвоир. - Времена сейчас неспокойные, сами понимаете.

Арагорн кивнул с видом человека, вынужденного примириться с неприятной необходимостью. Стражники, подъехав поближе друг к другу, принялись вполголоса о чем-то переговариваться. Убедившись, что они слишком заняты разговором, Фарамир направил коня к своему государю.

- Ну как? - спросил он шепотом. - Ты что-то придумал? Что мы им скажем?

- Попробую старый испытанный способ, - отозвался Арагорн. - Планету Гондор помнишь?

Молодой человек поморщился. О космическом путешествии, во время которого им с Арагорном и еще несколькими товарищами тоже пришлось объяснять абсолютно незнакомым существам, кто они такие, у него сохранились весьма неприятные воспоминания. Однако выкрутился король Элессар тогда неплохо, и теперь, казалось, был настроен действовать не менее решительно. От его утреннего недоумения и недовольства не осталось и следа, и Фарамир в очередной раз признался себе, что его родине безумно повезло с правителем. И, опять-таки уже не в первый раз, понял, что вряд ли когда-нибудь сможет признать это вслух.

Выяснилось, что город Тэш, в который неразговорчивые стражи доставили путешественников, расположен на острове в центре медленной полноводной реки, начинавшейся, судя по всему, где-то в лесу, который, хоть и был теперь виден более отчетливо, по-прежнему казался очень далеким. Несколько деревянных домиков, построенных по берегам реки, выглядели заброшенными, словно в них уже давно никто не жил. Зато внутри города жизнь била ключом: миновав подъемный мост, путники были вынуждены пустить лошадей очень медленным шагом, чтобы, никого не задев, протиснуться через плотную толпу людей.

- Могло быть хуже, - буркнул себе под нос Линдир. - По крайней мере, это не техногенный мегаполис и не первобытная пещера.

И действительно, по сравнению с теми местами, в которых гондорцам и эльфу довелось побывать некоторое время назад, Тэш выглядел вполне обычным ремесленным и торговым городом. Его вымощенные брусчаткой улицы были довольно узкими, но перед многими деревянными домами красовались цветочные клумбы, а иногда и небольшие палисадники. Одежда горожан-мужчин тоже выглядела для гондорцев привычно, разве что была более яркой, чем их серо-зелено-коричневые дорожные костюмы. А вот женщины, несмотря на теплую, даже немного жаркую погоду, носили длинные, застегивающиеся впереди накидки с закрывающими пол-лица капюшонами, сделанные из плотной ткани, так что полюбоваться местными красавицами путешественникам не удалось.

Ближе к центру города улицы стали еще просторнее, а деревянные дома сменились более богатыми двухэтажными постройками из камня. Напротив одной из них путники остановились.

- Я сейчас доложу о вас Городскому Главе, - обратился к Арагорну главный из стражников. - Ждите нас здесь.

Арагорн согласно наклонил голову и спрыгнул с лошади на землю. Фарамир и Линдир последовали его примеру. Остальной конвой не стал спешиваться и продолжал следить за подозрительными гостями, однако когда Линдир отошел немного в сторону и поманил за собой гондорцев, стражники не двинулись с места, и трое друзей смогли переброситься несколькими фразами.

- Я слышал, о чем они говорили в дороге, - торопливо сообщил эльф. - В байку о вольных путешественниках они не верят. Подозревают, что мы чьи-то шпионы, но чьи именно, я пока не понял. И еще: они почему-то решили, что я у вас - кто-то вроде слуги.

Фарамир хмыкнул, но Арагорн оставил этот звук без внимания.

- Раз так, то лучше мы пока не будем их в этом разубеждать, - заявил он решительным тоном. - А местного правителя я как-нибудь уболтаю, ваша задача - поддакивать мне с умным видом. Справитесь?

- С ролью слуги - справлюсь, - улыбнулся Линдир. - А вот поддакивать…

- Интересно, что бы было, если бы за слугу приняли тебя? - Фарамир искоса взглянул на Арагорна. - Ты бы тоже решил никого в этом не разубеждать?

- Вот когда примут, тогда и посмотрим, - серьезным тоном заверил его король Гондора.

Ответить Фарамир не успел: стражник, отправившийся в дом Городского Главы доложить о неизвестных путниках, появился на пороге.

- Вас примут завтра после полудня, - объявил он, обращаясь к Арагорну. - А сейчас вам придется последовать за мной.

- Кажется, это его любимая фраза, - шепнул Фарамир, забираясь обратно в седло.

- Ага, - также шепотом согласился Линдир, - это любимая фраза всех стражей порядка во всех мирах.

 

Дом, в который их привели, выглядел едва ли не более богатым, чем жилище Главы города. Дверь открыла полная женщина средних лет, носившая такую же накидку, как и дамы на улице, но откинувшая капюшон назад, так что ее лицо можно было хорошо рассмотреть. Стражник перебросился с ней несколькими словами и приглашающим жестом подозвал к себе путешественников.

- Вы пока остановитесь здесь. У леди Фолли есть несколько свободных комнат, вы сможете выбрать любые. Завтра в полдень я за вами приеду.

Фолли слегка натянуто улыбнулась путешественникам и провела их в просторную комнату на первом этаже. Гондорцам и эльфу сразу бросилось в глаза почти полное отсутствие мебели в доме - вместо стульев по углам комнаты были расстелены узорчатые ковры, а на них в беспорядке разбросаны такие же яркие подушки.

- Я могу предложить вам комнату наверху, - сказала хозяйка гостям, после того, как те представились. - Она не очень просторная, но зато в ней прохладно. А ваш линит, - она кивнула на Линдира, - может устроиться внизу, вместе с моими.

«Так, вот и первые проблемы, - мрачно подумал Арагорн, краем глаза заметив, как встревожено переглядываются его друзья, - опять придется импровизировать».

- С вашего позволения, госпожа, - слегка поклонился он хозяйке, - мы бы хотели, чтобы наш… э-э-э… линит остался с нами.

- Да, нам могут понадобиться его услуги, - подключился к разговору Фарамир.

Леди Фолли удивленно пожала плечами:

- Ну что ж… если у вас так принято… и если вам не будет тесно втроем…

- Не беспокойтесь, мы не боимся никаких неудобств, - с очаровательной улыбкой заверил ее Арагорн, и польщенная хозяйка, искоса поглядывая на галантного гостя, отправилась на верхний этаж, приводить в порядок комнату.

Трое друзей уселись на подушки и несколько секунд молча смотрели друг на друга.

- Не нравится мне это, - выдохнул, наконец, Линдир.

- Что не нравится? Быть нашим слугой? - прищурился Фарамир.

- Ну, как раз это я бы как-нибудь пережил, - мрачно усмехнулся эльф. - Меня больше беспокоит то, как с нами здесь обращаются. Наш конвоир предупредил хозяйку, чтобы та не спускала с нас глаз. Нас очень сильно в чем-то подозревают, но при этом не хотят, чтобы мы это поняли.

- А меня беспокоит, что нас с Лином могут разлучить, - буркнул Арагорн. - Как мы тогда будем объясняться с местным населением?

- Значит, постараемся держаться вместе, - пожал плечами Фарамир. - Сейчас-то мы выкрутились!

- Да, но леди очень удивилась, что вы хотите жить со мной в одной комнате, - напомнил ему менестрель. - Боюсь, это только усилило ее подозрения.

- Но она же решила, что у нас так принято, - легкомысленно махнул рукой Фарамир. - Не все ли равно, что она подумает о наших обычаях? Мы же не собираемся здесь задерживаться!

- А вот это, как повезет, - напомнил ему Линдир. - Может быть, придется и задержаться.

- Ладно, - подвел итог Арагорн, услышав шаги спускающейся с лестницы хозяйки дома. - Пока мы не знаем, сколько времени здесь проведем, так что постараемся следовать местным обычаям. По возможности.

В отведенной им комнате, действительно очень прохладной и уютной, путешественники отдыхали недолго - не успел Арагорн как следует поворчать по поводу отсутствия кроватей, а Фарамир возмутиться жесткими спальными местами на полу и слишком маленькими подушками, как в дверь робко постучали. Линдир впустил в комнату стройную молодую женщину с подносом, на котором возвышалась целая гора лепешек, окруженная тонкими ломтиками сыра, пиалами с чаем и целым букетом разной пахучей зелени. 

- Угощайтесь, пожалуйста, - она с поклоном поставила поднос на ковер между валяющимися на подушках гондорцами. - Если вы захотите чего-нибудь еще, только скажите. Если линит вам сейчас не нужен, он может спуститься на кухню - она находится внизу, за главной комнатой.

- Зачем? - спросил Фарамир. - Здесь вроде много еды, нам всем хватит…

На лице служанки отразилось куда более сильное изумление, чем у Фолли, когда гондорцы заявили, что Линдир будет жить с ними в одной комнате. Арагорн заметил ее замешательство и бросил на Фарамира сердитый взгляд.

- Разумеется, линит поест на кухне, - сказал он девушке и повернулся к эльфу. - Можешь спуститься туда сейчас, но потом сразу же возвращайся сюда.

- Слушаюсь, мой господин, - отозвался Линдир, не зная, сердиться ему или, наоборот, посмеяться над нелепой ситуацией.

Молодая служанка привела эльфа в душную кухню, большую часть которой занимала огромная печь. Один из углов помещения был выделен для еды - там лежала плетеная циновка и все те же подушки, разве что более старые на вид. Но Линдир почти не обратил внимания на обстановку вокруг - гораздо больший интерес у него вызвали находившиеся в кухне женщины. Большинство из них были без капюшонов, и эльф, приглядевшись, наконец, понял, почему стройные фигуры некоторых прохожих показались ему смутно знакомыми. Волосы кухонных работниц были завязаны аккуратными узелками на затылках и не скрывали их высоких заостренных ушей. Менестреля окружали эльфийки. Хотя кое в чем они также неуловимо напоминали и людей, но чем именно, для Линдира пока оставалось загадкой. 

Девушка, вместе с которой он спустился на кухню, тоже сняла свой платок и жестом пригласила его к «столу» - стоящему на циновке подносу с едой, вокруг которого уже рассаживались другие поварихи. Молодые работницы, перешептываясь и хихикая, поглядывали на Линдира, но первой с ним заговорила серьезная на вид женщина, которую он посчитал старшей.

- Ты линит двух путешественников, которые сегодня приехали? - спросила она, протягивая эльфу слегка подгоревшую лепешку с куском сушеного мяса. - Вы надолго у нас остановитесь?

- Точно не знаю, - осторожно ответил Линдир. - Все зависит от вашего правителя. Завтра мы с ним встречаемся.

- Ты что, думаешь, твои господа тебя туда возьмут? - хихикнула одна из эльфиек.

«Попробовали бы они без меня обойтись!» - улыбнулся про себя Линдир, но вслух лишь промычал что-то неопределенное. Надо было срочно придумывать причину, по которой он смог бы сопровождать гондорцев на завтрашнюю аудиенцию.

- А вы, должно быть, приехали очень издалека? - еще одна работница уже в открытую строила Линдиру глазки. - Вы так на нас непохожи, и одежда у вас такая странная. Вам, наверное, у нас жарко?

Линдир кивнул и протянул руку за пиалой с чаем - лепешка и мясо, выглядевшие такими аппетитными, оказались довольно острыми на вкус.

- Бери еще! - старшая эльфийка вручила ему лепешку с завернутой в нее зеленью. Линдир заметил, что руки у нее очень тонкие и красивые, вот только ладони и пальцы выглядят грубыми из-за тяжелой работы.

Одна за другой эльфийки, закончившие есть, поднимались с циновки и возвращались к прерванной работе - кто-то принимался месить тесто для следующей партии лепешек, кто-то перебирать зелень и мыть пиалы. Линдир уже собирался покинуть кухню, когда одна из работниц, перетаскивавшая к печи большой чан с тестом, неожиданно охнула и, выпустив тяжелую посудину из рук, начала медленно оседать на пол.

- Ну вот опять, - молоденькая эльфийка в ярко-зеленой накидке, особенно старательно строившая Линдиру глазки, поставила свою пиалу на циновку и с раздраженным видом шагнула к теряющей сознание девушке.

- Руфина, да что с тобой такое?! - отбросив надкусанную лепешку, старшая из служанок тоже метнулась к ней, чтобы поддержать ее, но не успела - та уже лежала на полу. - Не стой столбом! - рявкнула она на работницу в зеленом. - Принеси воды!

Впрочем, кто-то из служанок уже сунул ей в руки пиалу с водой, и старшая эльфийка, о чем-то тихо ворча, принялась приводить свою помощницу в чувство. Линдир осторожно протиснулся между столпившимися вокруг них женщинами и присел рядом, положив ладонь Руфине на лоб.

- С ней ничего страшного, - попытался он успокоить главную кухарку. - Просто обморок. Здесь очень душно.

- Сама вижу, - буркнула в ответ женщина. - Но сюда в любой момент могут войти! Не хватало еще, чтобы госпожа об этом узнала! - и она с досадой принялась хлопать Руфину по щекам.

Линдир мягко придержал ее за руки:

- Не надо, давайте лучше я.

Он снова протянул руки к бледному лицу девушки и прижал обе ладони к ее щекам. Как там в подобных случаях делали Леголас и его отец? Сам менестрель целительством никогда не занимался, но после неоднократного пребывания в «пациентах» у своего лучшего друга кое-что запомнил. Для того чтобы привести человека или эльфа в сознание этого, по идее, должно было хватить.

Помогла ли в этом целительская магия Линдира или хлопки старшей служанки, но девушка вскоре зашевелилась и захлопала длинными эльфийкими ресницами. Остальные работницы, до этого напряженно оглядывавшиеся на дверь, с облегчением загалдели.

- Руфина, - с возмущением закатила глаза старшая служанка, - ну не поднимай ты тяжести, если тебе от этого так плохо! Ну сколько можно нас всех подставлять?!

- Клаиса, прости, я не думала… - смущенно пробормотала жертва духоты.

- Я знаю, что ты не думала, ты думать вообще не умеешь, - проворчала Клаиса, но голос ее звучал уже более добродушно. - Посиди немного у окна, отдохни. А вы что рты поразевали - убирать здесь кто будет? - снова обернулась она к другим эльфийкам.

Этот упрек был не совсем справедливым: кое-кто из девушек уже водворил на место чан и теперь вытирал с пола выплеснувшееся из него тесто. Лишь несколько работниц, среди которых была и эльфийка в зеленом, продолжали стоять посреди кухни, с любопытством поглядывая то на свою бледную подругу, то на Линдира.

Клаиса подвела все еще бледную Руфину к окну, усадила ее на самую большую из подушек и вновь с грозным видом повернулась к своим младшим помощницам: 

- Никому ни о чем ни слова! Поняли? - ее глаза остановились на служанке в зеленой накидке, и та ответила ей не менее вызывающим взглядом. - И ты, Линдир, - более мягко обратилась она к эльфу, - не говори никому, пожалуйста, что здесь случилось. Сам понимаешь, если пройдет слух, что одна из линиток больна…

- Разумеется, я буду молчать, - пообещал менестрель, отступая к выходу. - К сожалению, мне надо бежать, мои господа велели не задерживаться. Большое спасибо за еду.

Женщины снова кокетливо заулыбались ему в ответ. Сидящая под окном Руфина смотрела на него с благодарностью.

- Чего не сделаешь, чтобы только не работать, - ни к кому не обращаясь, тихим голосом произнесла работница в зеленом.

 

Арагорна с Фарамиром эльф застал растянувшимися на подушках и вяло спорящими на вечную тему - кто в доме, точнее, в Гондоре хозяин? Впрочем, Линдира они выслушали со всей серьезностью, после чего оба надолго задумались. Похоже, оба гондорца плохо представляли себе, как действовать дальше в этом странном мире, где эльфы, непонятно почему, оказались в подчинении у людей.

- Ну что ж, - нарушил, наконец, молчание Элессар, - думаю, пока нам надо вести себя так, как мы и собирались. Живем по местным обычаям, встречаемся завтра с главным и пытаемся по-мирному отсюда уехать. А если нас не выпустят, уедем тайком и присоединимся к Кирдану и компании. Кстати, Лин, ты с ними еще не связывался?

- Как раз сейчас пробую, - отозвался Линдир. - Но они слишком заняты скалолазанием. Нет, никакой опасности, - поспешил он добавить, заметив, что друзья слегка изменились в лице. - Просто им сейчас немного не до меня.

- Ладно, с ними мы еще успеем поговорить, - кивнул Фарамир. - Меня больше беспокоит, как завтра протащить Лина на аудиенцию? Если господам здесь не положено ходить со слугами…

- Протащим, - уверенно заявил Арагорн. - Раз он мой слуга, я имею право брать его с собой куда захочу. Кто, интересно, сможет мне в этом помешать?

Линдир шумно вздохнул. Фарамир фыркнул. Их товарищ чуть смущенно развел руками:

- Я имею в виду, раз здесь считают, что Лин - мой слуга. Не принимай это так близко к сердцу.

- Я не обижаюсь, - Линдир хитро прищурился. - На крайний случай, у меня есть верное средство против твоего, как бы это сказать, чересчур сильного вживания в роль моего начальника.

- Ну-ка, ну-ка, что за средство? - заинтересованный Фарамир даже приподнялся на подушках. - Поделись секретом, Лин, мне оно тоже может понадобиться!

- Извини, Фам, не могу, - покачал головой эльф. - Я бы с радостью, но это средство, к сожалению, доступно мне одному. Ну, и еще, пожалуй, Гимли.

- Кажется, я понял, - засмеялся итилиенский правитель. - Надо сказать, твое средство весьма сильнодействующее!

Арагорн с недоуменным видом переводил взгляд с одного приятеля на другого.

- Кончайте веселиться, - вспылил он, наконец. - Не до этого сейчас.

- Да, действительно, - согласился Линдир. - Надо все-таки решить насчет визита к Главе города. Что-то я сомневаюсь, что твоего «Я так хочу!», Элессар, будет достаточно.

- Да, нужно придумать причину поубедительней, - все еще улыбаясь, поддакнул Линдиру Фарамир.

- А еще нужно до завтра разузнать об этом городе как можно больше, - продолжил эльф. - Пожалуй, я устрою себе небольшую прогулку. Посмотрю кругом, послушаю - наверняка узнаю что-нибудь ценное.

- Так, может, лучше нам вместе пойти? - без особой охоты предложил уже снова улегшийся на циновку Фарамир. - А то явится к нам без тебя хозяйка или кто-нибудь из слуг, а мы вдруг резко перестанем их понимать!

- Один я больше смогу заметить - мне никто не будет мешать, - возразил Линдир. А хозяйке я скажу, что вы оба устали с дороги и просите вас не беспокоить. Думаю, законы гостеприимства в этом мире такие же, как и в нашем.

- Ладно, пусть будет так, - не стал спорить Арагорн. - Тогда скажи хозяйке, что я послал тебя, скажем, что-нибудь купить. Заодно спросишь у нее, где тут базар или что тут у них вместо него? И возвращайся не очень поздно, а то мало ли кто все-таки решит нас побеспокоить!

- Конечно, - Линдир поднялся с циновки и вытащил из груды сложенного в углу оружия свой лук. - А вы пока подумайте, под каким предлогом я мог бы везде вас сопровождать.

- Обязательно, что-нибудь придумаем, - заверили его оба гондорца, однако, когда дверь за Линдиром захлопнулась, они, посмотрев друг на друга, почти одновременно потянулись за дополнительными подушками.

- Уверен, ты, государь, сможешь найти подходящий предлог, - торопливо проговорил Фарамир. - А я пока чуть-чуть вздремну, если ты не против? - и не дожидаясь ответа, он опустил голову на подушку и закрыл глаза.

Некоторое время король Элессар раздумывал, не выглядит ли это так, что наместник не только отмазался от задания, но еще и оставил за собой последнее слово, но, в конце концов, решил, что в выигрыше все-таки остался он, а не Фарамир. Как-никак, а Фарамир все же попросил его разрешения лечь поспать, а он, самый мудрый правитель Средиземья, может теперь сделать то же самое без всякого разрешения, только потому, что он сам так хочет.

 

* * *

Эльфы в молчании поднимались по горной тропе. Только легкий цокот копыт чужеродной ноткой вплетался в естественные звуки леса. Кэрдан по осанвэ рассказывал Линдиру о кольце, Леголас внимательно слушал, а Румил настороженно изучал окружающие их заросли, которые с каждым проеханным поворотом становились все гуще и гуще.

- Я поеду на разведку, - бросил он и, не дожидаясь ответа, пустил коня галопом.

Леголас хотел последовать за ним, но Кэрдан остановил его.

- Не стоит. Румил сейчас меньше всего нуждается в еще одной няньке.

- Что произошло между ним и Халдиром? - после недолгого молчания спросил Леголас.

/Я не знаю/ - по осанве ответил Кэрдан - /Но, что бы ни случилось, оно началось еще в Лориене. Где-то между концом шоу и началом финального торжества. В Рохан он приехал уже с неспокойным сердцем. Но Румил не хотел об этом говорить, а Халдир и Глэд упорно делали вид, что все в порядке/

/Ты думаешь…?/

/Не знаю. Но, может, со временем он сам захочет рассказать/

/Или не захочет/

/Или не захочет/ - согласился Кэрдан.

Какое-то время эльфы ехали молча, каждый задумавшись о своем. Леголас расспрашивал Линдира о встреченных ими воинах и, воспользовавшись случаем, пытался запомнить как можно больше слов чужого языка. Неожиданно из-за поворота вылетел бегущий Румил и замахал руками.

/Тише! Остановите коней! Впереди засада!/

/Час от часу не легче. Кто там? Разбойники?/ - спросил Кэрдан.

/Нет, мне показалось, что эльфы. Но я не рискнул подобраться поближе. Боюсь, они бы меня заметили/

/Вот и приехали/ - Леголас легко соскочил со своего коня - /Будем сдаваться? Нападем? Или попытаемся обойти их по лесу?/

/Я не уверен, но, кажется, их там достаточно много/

/Значит, вариант "нападем" отпадает. Кэрдан, нам сильно нужны контакты с местным населением?/

/Да, в общем-то, не очень. Мне бы подняться поближе к вершине. Там я бы смог с помощью кольца определить возможное местонахождение области, благоприятной для перехода /

/Значит, спешиваемся и идем напрямик?/ - Леголас радостно посмотрел на нависающие над дорогой заросли.

Кэрдан не то, чтобы хмуро, но без лихолесского оптимизма проследил за взглядом принца.

/Кэрыч, не кривись. Разминка полезна для здоровья/

/Лихолесский маньяк/ - Кэрдан со вздохом слез с лошади - /Все равно они догадаются, что здесь были посторонние. Коней-то мы за собою не потащим/

/Они могут подумать, что всадников съели волки или какая другая местная дружественная живность/

/Волков здесь нет/ - вмешался лориенец - /По крайней мере, поблизости/

/Румил, не будь таким занудой. А то от вашей двойной с Владыкой серьезности скоро взвыть захочется. Как раз вместо отсутствующих волков/

/Вот видишь, Лас, а если бы мы были втроем с Халдиром?/ - спросил Кэрдан так, чтобы его услышал только Леголас.

/Кошмар/ - согласился тот - /Один клинически серьезный Владыка, еще один не менее серьезный страж и замороченный непонятно чем, придавленный грузом ответственности несчастный Румил/

/Как видишь,  тебе было просто необходимо поменяться местами с Халдиром/

/Должность штатного оптимиста - это вообще-то не совсем мое амплуа/

/Я знаю, но…/

/Ладно, забудь/ - перебил Владыку Леголас - /Я доверяю твоим предчувствиям. И если ты считаешь, что так будет правильнее, значит так оно и есть/

Подниматься по заросшему склону оказалось намного сложнее, чем эльфы предполагали, глядя на него с дороги.  Не очень крутой подъем был сплошь изрезан небольшими, но отвесными обрывами, которые пересекали его буквально через каждый десяток шагов, превращая гору в подобие некой лестницы для великанов.

Если у дороги росли в основном вязы и буки, то дальше стало все больше появляться высоких елей и лиственниц с наполовину голыми стволами и зеленеющими лишь где-то в вышине разлапистыми ветками. Густая непроходимая стена кустарника сменялась рыхлой землей, усеянной ковром из опавшей хвои. Мягкая глинистая почва проваливалась и осыпалась даже под легкими эльфийскими шагами.

Эльфы сразу решили, что им будет проще перебираться по веткам, чем продираться сквозь переплетения низкорослой поросли. Но ближе к вершине прямые стволы-колонны хвойных уже почти не оставляли шанса на продолжение путешествия по деревьям. Эльфы остановились перед очередным обрывом. Отвесный песчаный склон заканчивался в паре метров над их головами. Румил с сомнением посмотрел наверх.

- Я бы сказал, что мы выбрали не очень удачную дорогу.

- Скорее, непроходимую, - подержал его Кэрдан.

Леголас фыркнул.

- Подумаешь, слегка пересеченная местность. Румил, это ты привык у себя в Лориене по мэллорнам как по тротуарам разгуливать, а настоящего леса, считай, и не видел.

- Я не обезьяна, чтобы бы по таким пальмам лазить. Кэрдан, я думаю, тоже.

- Во-первых, это не пальмы, а ели, а, во-вторых, предлагаешь вернуться к той засаде?

- Не предлагаю, - вздохнул Румил.

- Да что вам не нравится?! - Леголас красноречиво обвел рукой видимый лес. - Хорошо, солнечно. Тихо, мирно. Ни тебе гигантских пауков, ни какой другой темной живности.

- Их еще тут не хватало, - при упоминании о пауках Румила аж передернуло.

- А в Лихолесье водились, и мы не жаловались.

- Молодежь, кончай ругаться и выяснять, чей лес лучше, - показательно сурово заявил Кэрдан. - Назад мы не пойдем, остается только вверх. Леголас, тебе, как самому опытному по части диких лесов, и предлагать, как нам идти дальше.

Лихолесец чуть смутился и не очень уверенно покосился на отвесный склон, у которого они остановились.

- Боюсь, мой способ вам не понравится.

- А он и не должен нам нравится. Он должен просто сработать.

- Как скажешь, Кэрдан, - Леголас пожал плечами. - Вообще-то здесь хорошо бы помогла пара веревок, но за неимением оных можно просто подсаживать друг друга, а потом вытягивать последнего. Получится не очень быстро, но вполне проходимо. Обрывы-то невысокие.

- О, Эру, - судя по выражению лица, Румил очень наглядно представил себе предложенный процесс поднятия. - Может, поищем веревки? - жалобно предложил он.

- Зачем усложнять. Впереди нечто, похожее на просеку, - Кэрдан кивнул вверх, где лес едва различимо изменялся. - Доберемся до нее, а потом посмотрим.

Спустя несколько часов порядком уставшие и слегка запылившиеся эльфы стояли на краю глубокого ущелья.

- Мда… - вдумчиво изрек Кэрдан.

Вниз простирался еще один неровный склон, почти точная копия того, по которому они только что поднялись. Напротив возвышалась практически цельная отвесная каменная стена.  Она заканчивалась десятком метров выше. За скальным обрывом как ни в чем не бывало, продолжался пологий подъем, заросший лесом. На самом дне ущелья эльфийский слух улавливал журчание то ли полноводного ручейка, то ли небольшой горной речушки.

- Вот вам и просека, - Леголас заинтересовано изучал противоположную сторону ущелья. - Решительно, однако, ее просекли, почти до самого основания горы.

- Не думаю, что это - искусственное ущелье, - возразил Кэрдан.

- Я этого и не говорил. Просто привел поэтическое сравнение.

- После этих перелезаний с подсаживаниями у тебя еще остаются силы на поэтику? - удивился Румил.

- Эльф всегда найдет возможность полюбоваться лесом! - преувеличено патетично ответил Леголас.

- Речки, обычно, куда-то впадают, - Кэрдан прислушался  к шуму воды внизу.

- А вода прекрасно находит дорогу даже там, где ее и эльфу не отыскать, - подхватил Румил.

- Спускаться легче, если вы на это намекаете. А я так тем более не против. Но, кажется мне, что дорогу внизу вы тоже легкой не назовете.

- Должно же нам хоть когда-нибудь повезти? - Кэрдан спрыгнул с первого обрывчика и осторожно зашагал вниз к воде.

Леголас оказался прав. Хотя к реке они спустились достаточно быстро, но сама она превзошла все самые мрачные ожидания. Узкое русло, забитое камнями и ветками, стремительный ледяной поток, глубокие омуты, крутые поросшие крапивой и осокой берега - все это создавало на редкость неприятный маршрут для пешего передвижения. Постепенно не только левый, но и правый берег сменился скалой, почти отвесно возвышающейся над путниками.

Перелезая через очередную баррикаду из покрытых мхом обломков стволов и речного мусора, Румил поскользнулся и с тихим "ох" полетел в воду. К счастью, там не оказалось очередного омута и эльф окунулся лишь по колено.

- Все в порядке? - над завалом показалось встревоженное лицо Леголаса.

- Лучше не бывает, - проворчал лориенец, выбираясь на ближайшие камни. - Это не вода, а какой-то жидкий лед, - пожаловался он. - Сильно сомневаюсь, что это, так называемое, русло, может нас куда-то привести.

Кэрдан вслед за Леголасом спустился со сбитых водой бревен.

- Зато можно быть уверенными, что мы не наткнемся на местных, - философски заметил он.

- По таким буеракам ни одно нормальное существо лазить не будет, - Румил не очень успешно пытался отряхнуться от прилипших к одежде мелких листочков, травинок и сучков, с завистью поглядывая на своих спутников. Не то, чтобы лесное путешествие совсем не оставило на них своих следов, но, казалось, что лесной мусор будто сам избегает одежд  Владыки и принца.

- Лихолесскому бы спецназу на тренировки такую полосу препятствий, - мечтательно заметил Леголас. - А то вечно они ворчат, что Трандуил для них неестественные ландшафты подбирает.

- Так ты им организуй, - с легкой усмешкой посоветовал Кэрдан. - Когда домой вернетесь, бери у Линдира колечко и отправляй их в это ущелье тренироваться.

- А это мысль, - Леголас показательно внимательно оглядел речушку, будто прикидывая, как на ней будут смотреться эльфы из Передового.

- Такое коварство недостойно эльфа! - наконец поддаваясь  на шутливый тон Леголаса и Кэрдана, воскликнул Румил.

- Ну почему же? Если я тут прошел, то и им не зазорно.

Преодолев еще несколько завалов, эльфы уткнулись в монолитную скалу, преграждающую ущелье.

- Ну, и куда дальше? - мрачно поинтересовался Румил.

- Река не могла просто так исчезнуть, - Кэрдан, присев, изучал слегка бурлящее перед скалой течение.

- Ушла под землю, - предположил Румил.

- Сейчас проверим, - Леголас свернул в заросли колючего растения, слегка напоминающего шиповник, разросшегося как раз на стыке скалы и ущелья.

- Идите сюда! - раздалось  из кустов через несколько секунд.

Протиснувшись по проложенному лихолесцем лазу эльфы очутились на дне огромного ущелья. Перед их взорами открылась удивительная картина. Со дна ущелья возвышались исполинские деревья, более напоминавшие небоскребы далеких миров, чем творения живой природы.

Все пространство, казалось, было заткано тончайшими нитями каменной паутины, часто декорированной зелеными насаждениями и водяными струями. По этим "паутинкам" сновали эльфы или удивительно похожие на них существа. Высокие, стройные, с неизменными заостренными ушами и черными как смоль волосам, они в первые несколько мгновений не заметили вторжения в свои владения, продолжая заниматься обыденными делами.

Потом один из темноволосых эльфов случайно наткнулся взглядом на удивленно застывшую троицу и сдавленно вскрикнул. Буквально через секунду средиземцев окружили десятки мужчин и женщин, вооруженных невесть откуда взявшимися луками и легкими одноручными мечами. Казалось, они были не столько напуганы, сколько предельно шокированы  появлением нежданных гостей.

/Они же только что были безоружны!/ - вслух подумал Кэрдан.

/Оружие лежало в дуплах этих странных деревьев/ - ответил вечно все замечающий Леголас.

/Вот Вам и "не наткнемся на местных"/ - грустно заметил Румил.

/Зато нам удалось пробраться незамеченными в самое сердце их владений/ - возразил лихолесец.

/Сомнительная удача/ - проворчал лориенец - /Кэрдан, почему бы тебе их не поприветствовать?/

/Не думаю, что они говорят на том же зыке, что и люди из степей. А пока они молчат, кольцу не за что зацепиться для перевода/

Однако Владыка выступил вперед с приветственным полупоклоном и развел руки в жесте, который, как он надеялся, должен был символизировать мирные намерения. Один из эльфов слегка заикаясь что-то пробормотал, потом повторил ту же фразу нормально и жестом предложил гостям следовать за ним.

/Что он сказал?/ - спросил Румил.

/Кольцо перевело как "непереводимое сложно-ритуальное приветствие"/ - ответил Кэрдан.

Остальные эльфы, видя, что тревога оказалось ложной, попрятали оружие обратно в дупла и вернулись к прерванным занятиям.

Провожатый повел средиземцев вверх и вглубь ущелья. Его дно, до преградившей реку скалы не превышавшее несколько метров в ширину, после поворота значительно раздалось   в стороны. Сама река не стала полноводнее, но по расчищенному руслу вода спокойно текла, отсвечивая зеркальной гладью. В низине на обоих берегах обильно росли деревья, так поразившие эльфов при первом взгляде.

Могучие исполины, намного выше меллорнов, в обхвате вряд ли были намного шире их. От покрытого гладкой, чуть желтоватой корой ствола изредка отходили короткие, толстые ветви, редко усеянные маленькими веточками с небольшими бледно-салатными листочками. Такие же, негустые кроны шуршали далеко наверху, пропуская достаточно солнечного света, чтобы в ущелье, которое все больше хотелось назвать долиной, царил светлый полумрак.

В отличие от тех же меллорнов Лориена, эти деревья  использовались в основном только как колонны, поддерживающие переходы. И в их многочисленных дуплах, как уже успели выяснить средиземцы, хранились весьма солидные запасы оружия.

Противоположные скалы, образующие ущелья, были изрыты сотнями пещер, от которых под небольшими наклонами отходило множество тонких каменных плит. Некоторые из них заканчивались на толстых ветках деревьев или в дуплах, некоторые пересекали все ущелье.

На самых широких из них, кое-где достигавших почти полуметра, росли висячие сады, преимущественно из трав и кустов, но кое-где встречались и небольшие карликовые деревца. По плитам средней ширины с вершины горы стекали ручейки родниковой воды, кое-где  обрываясь вниз блестящими струйками маленьких водопадиков. Самые узкие плиты, не более ладони в ширину, использовались как пешеходные дорожки. По одной из них темноволосый эльф сейчас вел троих путников.

Все три вида плит образовывали на первый взгляд совершенно хаотическую картину. Но, вглядевшись, можно было рассмотреть очень сложную, но тем не менее совершенно четкую закономерность. Пешеходные дорожки разных уровней часто проходили близко друг к другу, образовывая достаточно удобные перекрестки. Падающие водопады нигде не проливались ни на клумбы, ни на узкие плиты.

/Посмотрите/ - Кэрдан обратился к своим спутникам - /Похоже, они используют для ходьбы только эти самые узенькие дорожки/

/Не только/ - Леголас кивнул в сторону нижних уровней, где как раз сейчас несколько эльфов с мешками перелетали с дерева на дерево, используя нечто вроде канатов или лиан.

/Я имел в виду, что логичнее было бы ходить по широким плитам, а не разводить на них кустики и цветочки/ - уточнил Кэрдан.

/Вероятно, у них другая логика/ - Леголас пожал плечами, не отрываясь от осторожного разглядывания необычных эльфов.

Они не носили ярких одежд. Все оттенки зеленого, синего, коричневого, черного и их смеси. Изредка можно было увидеть в нарядах чисто белый цвет, но ни капли красного, желтого или розового Леголас не заметил.

На нижних уровнях эльфы в основном носили простые брюки, короткие туники и, иногда, куртки. Волосы мужчин или стягивались в хвост, или заплетались в одну высокую, почти на затылке начинающуюся косу. Многие женщины тоже были в брюках и лишь некоторые одевались в прямые, чуть расклешенные длинные платья. Их волосы заплетались в одну или две длинные косы.

Но чем выше путешественники поднимались от дна ущелья, тем разительнее менялся облик окружающих их эльфов. Теперь, если и можно было встретить одежду простых покроев, то она была сшита из дивных, переливающихся или поблескивающих тканей. Но чаще  здесь носили сложные до вычурности, расшитые и разнообразно отделанные наряды. Прически в основном состояли из сложного переплетения прядей и тончайших косичек, иногда опутывающего все волосы, иногда заканчивающегося чуть ниже плеч, а дальше стекающего свободным черным водопадом распущенных волос. Обычных кос не носил никто.

/Похоже, здесь существует несколько сословий/ - с почти незаметным осуждением заметил Румил.

/Не обязательно. Наверху тоже встречаются просто одетые эльфы, только их намного меньше/ - возразил Леголас.

/Слуги?/ - высказал свое предположение лориенец.

/Может быть. Но хотелось бы верить в лучшее/ - мысленно сказал Кэрдан.

Встреченные по пути эльфы старались не показывать своего любопытства, но украдкой бросали на троих гостей заинтересованные взгляды. Всю дорогу средиземцев провожал тихий шепоток из двух повторяющихся слов, которые кольцо перевело как "Лесные эльфы"

/Странно, похоже они считают нас лесными эльфами, но очень удивляются этому факту/ - сообщил остальным Кэрдан.

/А сами они тогда какие?/ - удивился Леголас - /Вроде, тоже в лесу живут/

/Вероятно, горные/ - предположил Кэрдан.

Наконец, провожатый привел средиземцев к одной из пещер, находящейся в верхней половине ущелья.

 

* * *

Халдир из-за камней наблюдал за тем, как неизвестные всадники увозят его друзей. То, что его опасения оказались справедливы, эльфа совсем не утешало. Он не мог ни в одиночку напасть на такой большой отряд, ни скрытно преследовать похитителей по отлично просматривающейся степи. В довершение всех бед, эльф услышал за спиной едва различимый разговор.

Линдир с кольцом был уже слишком далеко, и Халдир не смог понять ни слова из чужой речи. Но уже самого факта наличия посторонних оказалось достаточно, чтобы он перестал сомневаться, выехал из-за камней и отправил коня за удаляющимися к горизонту всадниками. Уж лучше, в крайнем случае, всем вместе попасть в плен к одному местному племени, чем поодиночке отбиваться от разных.

Если бы Халдир не уехал, и кольцо миров не было бы так далеко, то эльф подслушал бы весьма любопытный разговор:

- Кто это был?

- Презренные людишки и их рабы-линиты, - в голосе отвечавшего прозвучало неприкрытое презрение.

- Но как они проникли в тамон-Солк?

- Об этом надо спрашивать западные патрули. С нашей стороны они только выехали. Думаю, кого-то сегодня ждет очень неприятный разговор.

- Но последний из них так похож на эльфа. На настоящего лесного эльфа, - судя по голосу и интонациям, первый собеседник был моложе и не столь категоричен в суждениях.

- Линит, - ничуть не сомневаясь, возразил второй. - У эльфов не бывает таких фигур. Да, и откуда здесь взяться лесному эльфу? Индо-Рзет сожжен полвека тому назад, а из индо-Ктана мы столько же не получали ни единой весточки. Давно считается, что и их постигла печальная участь остальных.

 

* * *

День медленно клонился к вечеру, но базар, к которому, по меткому выражению леди Фолли «вели все городские улицы», все еще был полон торговцев и покупателей. По «официальной версии», Линдиру было поручено поискать для себя и своих «господ» более подходящие для жаркого климата костюмы. Но искать продавцов одежды эльф не спешил, справедливо полагая, что особенно много народу можно встретить в тех рядах, где торгуют едой. А значит, там можно больше увидеть и услышать о нравах и порядках города.

Вдоль прилавков, заваленных лепешками, овощами и фруктами, неслышно скользили женщины в накидках с капюшонами. Теперь Линдир уже не мог ошибиться - среди них были и эльфийки. По крайней мере, они почти ничем не отличались от эльфийских женщин Средиземья. Даже нагруженные тяжелыми корзинами с едой, они все равно держались очень прямо и продвигались вперед удивительно легкой походкой, грациозно отклоняясь в сторону, когда нужно было уступить дорогу кому-нибудь из людей. Пару раз ему попадались и эльфы-мужчины, тащившие на спине совсем неподъемные на вид мешки или ящики.

Необычный костюм Линдира вызывал у прохожих любопытство, а некоторые женщины даже начинали перешептываться за его спиной, но большинство из них разговаривали только с продавцами и только о том, что касалось самих покупок. Так что все, что Линдиру удавалось подслушать, поначалу касалось только цен на лепешки и пряности. «Что ж, - вздохнул про себя эльф, - придется пообщаться с местными самому. А лучший способ разговорить торговца - поспорить с ним о цене».

Выбрав прилавок, на котором были аккуратно разложены пышные букеты зелени и за которым стоял не человек, а коротко стриженный эльф, Линдир направился к нему. Поторговаться ему, впрочем, не удалось - продавец зелени сразу объявил, что цены устанавливает его хозяин, а сам он только временно заменяет его на базаре. Однако поле того, как Линдир протянул ему лихолесскую серебряную монету, эльф-продавец заинтересовался приезжим линитом, оказавшись весьма разговорчивым собеседником. Оглядываясь, не идет ли хозяин, он принялся громким шепотом расспрашивать Линдира о его родном городе:

- Лихолл? Никогда о таком не слышал! Наверное, это очень далеко от Тэша? И как там у вас? Спокойно?

- Да, конечно, - кивнул менестрель.

- И с эльфами давно стычек не было? - еще больше понизив голос, продолжал спрашивать продавец.

Изумленный Линдир едва удержался от вопроса: «А мы-то тогда кто?»

- С эльфами? - переспросил он. - Да, давно ничего такого не случалось.

- А у нас уже месяц ходят слухи, что в город пробрался кто-то из лесных эльфов, - доверительно сообщил ему зеленщик. - Говорят, они притворяются линитами и прячутся среди них в богатых домах, где линитов достаточно много. Богатые хозяева теперь каждый вечер своих рабов пересчитывают.

Линдир понимающе закивал.

- По счастью, у моего господина всего два линита, - продолжал продавец. - А вообще, странно: неужели нас так легко перепутать? Допустим, эльфы научились перекрашивать волосы, но ведь уши-то у них все равно более острые, чем у нас. А некоторые из нас вообще больше похожи на людей. И захочешь, но не спутаешь!

- Да, пожалуй, - согласился Линдир, чувствуя, что совершенно перестал что-либо понимать.

- Почем вот этот пучок? - к прилавку приблизилась новая покупательница, и продавец, вручив Линдиру целую охапку выбранных им зеленых и фиолетовых листьев, вынужден был вернуться к своим обязанностям.

Вертя в руках совершенно ненужный ему пук зелени, менестрель двинулся дальше, то и дело ловя себя на желании получше прикрыть свои острые уши волосами. Погуляв еще немного среди продуктовых рядов и прислушиваясь к разговорам торговцев, он узнал, что линит-зеленщик сказал ему правду - в городе действительно боялись эльфов, проживавших в находящемся неподалеку лесу. Продавцы, как и положено обычным городским жителям, ругали правительство Тэша, сомневались, что стражи сумеют защитить их от эльфийского вторжения и готовились, в случае необходимости, защищать себя сами или вовсе покинуть город, переехав к знакомым или родственникам. Хотя причины, по которым эльфы должны были напасть на людей, пока оставалась для Линдира тайной. Так же, как и то, какая связь существовала между эльфами и линитами. В том, что такая связь была, менестрель не сомневался: ему казалось, что еще немного, и он все поймет, надо только «поймать» одну неуловимую мысль, возникшую во время разговора с зеленщиком. Вот только мысль никак не ловилась, и чем больше Линдир раздумывал, тем труднее ему было сосредоточиться на ней.

Возможно, Кэрдан сразу бы все понял, да и Леголас, пожалуй, смог бы натолкнуть своего лучшего друга на верный путь, но эльфы попросили Линдира не беспокоить их до вечера без крайней необходимости. А больше обратиться за советом было не к кому, хотя сейчас консультация с кем-нибудь из эльфов старшего поколения менестрелю бы не помешала. Посоветоваться бы сейчас с Трандуилом или, лучше, с Элрондом! Он, скорее всего, без труда разобрался бы в этой странной ситуации - неплохо знает людей, тем более, что и сам полуэльф… Вот оно! Линдир сходу налетел на очередной прилавок, с которого в разные стороны покатились спелые бархатные персики. Ну, конечно же, линиты похожи на эльфов, но в них есть и что-то от людей! Так же, как и у Элронда! Так вот в чем секрет!

Радость менестреля, разрешившего главную загадку, длилась недолго - сзади на него обрушился не очень сильный, но все же болезненный удар, а в ушах одновременно зазвенел разъяренный голос торговца персиками:

- Куда прешь, паршивый линит, смотри, что ты наделал?

С этими словами продавец выскочил из-за прилавка, во второй раз замахиваясь на Линдира мухобойкой. Эльфу не составило труда увернуться: отскочив в сторону, он машинально схватился за лук, но в последний момент сдержал себя и учтиво поклонился владельцу персиков:

- Извините, господин, я сейчас их соберу.

- Соберешь?! - еще больше разбушевался торговец. - Да и уже почти все растоптали! Кто твой хозяин? Я заставлю его заплатить!!!

- Не ори, Фион, кто будет платить за твой гнилой товар? - вмешалась в разговор женщина, продававшая рядом с ним всевозможные пряности. Она тоже вышла из-за своего прилавка и стала молча помогать Линдиру подбирать укатившиеся плоды.

- Это у кого это гнилой товар?! - тут же переключился на нее владелец персиков. - Да мои фрукты - самые дорогие во всем городе!

- Вот именно, поэтому их никто не покупает, и они благополучно гниют, - невозмутимо отозвалась торговка.

- Точно-точно, у него все фрукты испорченные, их есть нельзя! - послышались со всех сторон голоса других торговцев. Продавец персиков, набрав в грудь побольше воздуха, завертел головой, выискивая, кому из конкурентов ответить в первую очередь, и Линдир, предчувствуя, что в этой стычке наверняка примет участие не меньше половины всего базара, начал незаметно отступать от опрокинутого прилавка.

- Стой, куда?! - заметил его маневр торговец персиками. - Я этого так не оставлю, твой хозяин будет платить! Кто-нибудь, позовите стражу!

Менестрель уже приготовился бежать, как вдруг позади прилавка с пряностями послышался чей-то испуганный визг, явно не имеющий с начавшейся базарной склокой ничего общего. Линдир машинально повернулся в ту сторону, и в то же мгновение прилавок, словно подброшенный чем-то снизу, взлетел в воздух, и в глаза эльфу полетела какая-то мелкая жгучая приправа. Схватившись за лицо, он все же успел заметить, что земля на месте отброшенного в сторону прилавка вдруг как-то странно вздыбилась, от образовавшегося бугра во все стороны побежали крупные трещины, а из его верхушки, словно голова гигантского крота, показалась оскаленная рогатая морда с торчащими вперед длинными острыми клыками. Вслед за ней, под пока еще не испуганные, а какие-то неуверенные вопли торговцев, из-под земли высунулось не менее внушительное на вид тело незваного гостя с когтистыми лапами и на удивление маленьким и тонким хвостиком.

Паника началась не сразу. Пару минут все неподвижно стояли вокруг невиданного зверя и лишь тихо ахали, когда тот, осматриваясь, слишком резко встряхивал своей рогатой и клыкастой головой. Владельцы прилавков в соседних рядах вообще не сразу поняли, что произошло, и вместо того, чтобы спасать свои товары или бежать с базара за помощью, принялись, наоборот, проталкиваться к самому шумному месту, чтобы посмотреть, что там происходит. И лишь когда вокруг подземного гостя собралась достаточно большая толпа, нервы одной из женщин не выдержали, и базар огласился еще более звонким визгом, к которому тут же присоединилось еще не меньше десятка голосов. После чего и продавцы, и покупатели, оставив непроданный товар и побросав корзины с покупками, дружно бросились врассыпную, перепрыгивая через прилавки и сбивая друг друга с ног.

Линдир шарахнулся в сторону и одним прыжком оказался на прилавке с лепешками. Сверху ему было хорошо видно, как жутковатого вида зверь бестолково вертится рядом с дырой в земле, из которой он только что вылез. Несколько человек, то ли слишком перепуганных, то ли не в меру любопытных, осторожно выглядывали из-за опрокинутых прилавков, вскрикивая при каждом резком движении чудища. Двое стражей, размахивая мечами, неслись с другого конца базара к месту происшествия, натыкаясь на убегающих от чудовища людей.

- Всем спокойно! - завопил один из них издалека. - Сейчас мы его..!

Он бесстрашно подскочил прямо к разинутой пасти зверя, но тот лишь слегка мотнул головой и его длинный рог с легкостью выбил меч у стража из рук, отбросив его самого далеко в сторону. Стражник, впрочем, сумел удержаться на ногах и, несмотря на то, что остался без оружия, вновь, уже вместе со своим напарником, бросился на подземную тварь, вытягивая вперед руки.

Было ясно, что они собираются напасть на зверя при помощи магии. Сам он при этом так ни на кого и не бросился - у Линдира создалось впечатление, что подземный житель сам не понял, где очутился, и теперь был напуган не меньше людей и линитов. Он растерянно моргал маленькими глазками, судя по всему, плохо видевшими в недавно наступивших сумерках. 

То, что произошло в дальнейшем, Линдир склонен был приписать «дурному влиянию Леголаса». Спрыгнув с прилавка, он поспешно подскочил к стражникам, оказавшись между ними и их целью.

- Не трогайте его! - крикнул он, поворачиваясь к монстру лицом и стараясь встретиться с ним взглядом. - Он сам нас боится! Я его сейчас успокою!

Стражники рявкнули в ответ что-то непереводимое для кольца, но почти наверняка абсолютно недопустимое в приличном обществе. Но Линдиру было уже не до них: он стоял прямо напротив зверя и пытался сосредоточиться на своей собственной эльфийской магии. Ему редко приходилось иметь дело с животными, но, как и в случае с упавшей в обморок линиткой, он был почти уверен, что справится. Главное, не зацикливаться на длинных клыках и безобразной морде подземного чудовища. Вместо этого надо думать о нем, как о каком-нибудь обычном испуганном зверьке, просто очень большом и сильном.

- Не бойся меня, - мягко произнес эльф, подходя к монстру почти вплотную. - Не бойся, я тебя не обижу. Сейчас у тебя все будет хорошо.

Зверь уставился на него широко раскрытыми глазками, почти полностью ослепленными уходящим за горизонт солнцем. Теперь Линдир уже отчетливо ощущал его страх, который, впрочем, постепенно уменьшался, уступая место беспокойству и желанию вернуться под землю, в привычную темноту.

- Правильно, уходи отсюда, - согласился с ним менестрель, и животное, неуклюже перебирая когтистыми лапами, начало пятиться назад, к зияющему в земле отверстию.

- Это индрик! - произнес за его спиной кто-то из прячущихся среди прилавков людей. - Вылез бы чуть раньше - окаменел бы на солнце.

- Да как он, чтоб ему пусто было, вообще сюда попал?! - вспыхнул стражник, оставшийся после неудачной атаке на зверя без меча. - Не иначе, лесные эльфы его сюда прислали, чтоб им там в своем лесу всем передохнуть!

- Может, и эльфы, они с живностью умеют обращаться, - подтвердил его напарник, и оба стражника вновь принялись высказывать свое отношение к лесному народу.

Основная часть их тирады осталась для Линдира непонятной, но он, впрочем, к ней особо и не прислушивался. Загадочный подземный зверь, названный индриком, уже почти готов был его послушаться и залезть обратно в прорытый им подземный ход, и прерывать контакт с ним не стоило.

- …три раза через городскую стену!!! - особенно громко завершил свою речь обиженный на индрика и эльфов страж. Этого ему делать не следовало - уже почти успокоившийся клыкастый зверь вздрогнул от звука его голоса и один из его рогов едва не задел Линдира, промелькнув совсем рядом с его лицом. Менестрель успел увернуться и отступить назад, но для этого ему пришлось отвлечься от индрика, который тут же снова заметался на месте.

- Я кому сказал - пошел обратно! - уже сердито накинулся на монстра Линдир. - Домой, быстро!

- Давай, помогу! - из-под сваленного индриком навеса неожиданно показался уже знакомый Линдиру линит, продававший зелень. Он начал осторожно приближаться к зверю, так же, как и менестрель, заглядывая ему в глаза и бормоча что-то успокаивающее. Линдир занял позицию рядом с ним, но ему не пришлось больше трудиться: индрик еще немного повертел своей огромной головой, после чего уткнулся рогами и клыками в землю и принялся рыть яму рядом с уже проделанной им дырой.

- Не сюда, не сюда, - зеленщик вцепился обеими руками в правый рог монстра и, практически повиснув на нем, развернул морду индрика к готовому подземному ходу. - Вот твой путь домой, лезь туда, несостоявшийся камень!

Зверь сердито фыркнул, но, почуяв вход в свою стихию, послушно засунул туда голову, после чего весьма резко для своих размеров втянулся туда целиком. Линит-зеленщик облегченно вздохнул и подозрительно огляделся по сторонам. Стражники, к которым от входа на базар уже спешило подкрепление, тоже поглядывали на линита как-то странно, и когда он сделал шаг в сторону своего прилавка, сразу же преградили ему дорогу:

- Линит, тебе придется пойти с нами!

- Не могу, ваша светлость, - зеленщик изобразил на лице покорность. - Мне сначала надо доложить обо всем моему хозяину. Вы же видите, - он указал на разгромленный торговый ряд, - весь его товар пришел в негодность.

- Сперва объяснишь все начальнику стражи, а потом - своему хозяину, - блюстители порядка казались непреклонными. Но и линит, судя по тому, как хитро блестели его глаза, сдаваться не собирался.

- Простите, ваша светлость, но мой хозяин и так будет очень недоволен - столько убытков за один день! А если он узнает, что я не сразу ему об этом рассказал, потому что вы меня задержали, он и вовсе будет в гневе.

- Поговори у меня еще! - стражник, не справившийся до этого с индриком, замахнулся на зеленщика рукояткой вновь обретенного меча, но напарник толкнул его под руку:

- Подожди. Кто твой хозяин, линит?

- Сэр Вилим, глава торговой гильдии, - с довольным видом сообщил зеленщик.

Оба стражника одновременно плюнули в разные стороны. Их раздосадованный вид не оставлял сомнений - Вилим был достаточно важной шишкой, чтобы его слугу можно было безнаказанно допрашивать о его странном поведении.

Поклонившись, линит направился к своему торговому месту, а стражники, также синхронно повернулись к Линдиру:

- А ты кто такой и откуда?

Линдир уже знал, что ответит и с уверенным видом изобразил такой же почтительный поклон.

- С вашего позволения, я приезжий. Мой господин остановился в гостях у леди Фолли.

Стражники переглянулись и, примирившись с тем, что в этот день им не придется никого арестовывать, раздраженно махнули на Линдира рукой.

- Убирайся отсюда прочь! - прикрикнул на него более старший. - А вы все, - накинулся он на своих коллег, - завалите чем-нибудь эту дыру! И организуйте вокруг нее дежурство!

Еще недавно шумный и богатый Тэшский базар представлял собой весьма печальное зрелище: обломки прилавков и навесов, растоптанные фрукты и овощи вперемешку с тканями, украшениями, забытые плетеные корзины и потерянные убегавшими жителями плащи… сами люди и линиты причинили этому месту куда больше разрушений, чем страшный зубастый индрик!

- Эй, послушай! - нагруженный огромной охапкой уцелевшей зелени, «укротитель чудовища» с трудом догнал выходящего с базара Линдира. - Давай, что ли познакомимся? Все-таки вместе сражались с этим лесным пугалом! Мое имя - Маэрон.

Линдир назвал себя и протянул зеленщику руку.

- Я часто заменяю здесь хозяина, - Маэрон кивнул на оставленные позади развалины. Иногда в зеленном ряду, а иногда - в кожаном. Еще меня можно найти в одной из его лавок. Можешь любого спросить про лавки Вилима, тебе все укажут дорогу. Так что если вдруг захочешь что-нибудь узнать… - он едва заметно подмигнул Линдиру и, помахав ему рукой, свернул в переулок. Эльф задумчиво посмотрел ему вслед.

Гондорцев Линдир, как и ожидал, нашел крепко спящими на циновках. Сообщив леди Фолли, что ужинать его «господа» сегодня не будут, он тоже улегся рядом с ними, соорудив себе из многочисленных подушек более-менее удобную постель. Спать ему, впрочем, не хотелось: новые известия и впечатления требовали, чтобы он поделился ими с кем-нибудь, кто мог бы его выслушать. И словно в ответ на это желание в голове Линдира зазвучало столь знакомое осанвэ его лучшего друга:

/Лин, ты не занят? Как там у вас все складывается?/

/Ох, Лас/ - отозвался Линдир - /Я даже не знаю, с чего начать…/

 

* * *

Потолок пещеры увивала зеленая растительность, немного напоминающая плющ. Сложно подобранные кусочки маленьких зеркал передавали внутрь достаточно солнечного света, создавая ажурное переплетение из бликов и солнечных зайчиков. Сквозь невидимые за зеленью отверстия стекали прозрачные ручейки, образуя декоративные каскадные водопады. Их журчание эхом отдавалось от высоких сводов пещеры, нарушая царящую в ней тишину.

Провожатый средиземцев шагал совершенно бесшумно, и они невольно подстроились под его поступь, так же беззвучно входя в каменное царство зелени и воды. У задней стены пещеры на высоком кресле, которое, скорее всего, выполняло функции трона, восседал строго одетый темноволосый эльф с вычурной прической.

Эльф-провожатый низко поклонился и отошел к выходу. Средиземцы остались одни в центре зала.

- Лесные эльфы пожаловали в мои владения? - приветственно кивнув, произнес темноволосый эльф. - Из какого же леса вы к нам прибыли?

Кэрдан повторил кивок эльфа, с отточенной за тысячелетия четкостью нагнув голову ровно настолько же, насколько и хозяин.

- Я бы мог сказать, что мы прибыли из дальнего леса, про который не слышали в ваших краях. Но столь достойный Правитель как Вы не заслуживает неправдивого ответа. Мы пришли из другого мира и не собирались задерживаться у вас долее необходимого, но обстоятельства сложились иначе.

Если хозяина пещеры и удивил такой ответ, то он не подал виду.

- Я - Ат-Дэрлондан, Правитель тамон-Солка, последнего города горных эльфов в этом мире, - представился он.

- Кэрдан Корабелл, Владыка Серебристых Гаваней.

- Ваша свита? - Ат-Дэрлондан вопросительно посмотрел на младших средиземцев.

- Можно и так сказать, - ответил Кэрдан. - Леголас Трандуилион, принц Лихолесья. И Румил, страж Лориена.

/Свита?!/

/Леголас, не сейчас/

Ат-Дэрлондан несколько секунд пристально смотрел на гостей, потом встал с трона, неторопливо подошел к одному из водопадов и рассеянно пропустил струю воды сквозь пальцы.

- Вам требуется наша помощь? - не оборачиваясь, спросил он.

- Вряд ли, - возразил Кэрдан. - Но мы будем благодарны, если вы не будете препятствовать нашему путешествию.

- Надеюсь, не наступят настолько безумные дни, когда эльф станет мешать эльфу, - правитель тамон-Солка сделал знак застывшему у входа в пещеру подданному, и тот быстро вышел. - Мой народ рад принимать у себя в гостях лесных эльфов, пусть даже и из другого мира. Можете оставаться в наших горах, сколько захотите, и беспрепятственно покинуть их, как только пожелаете.

- Благодарю Вас, Правитель, - столь же учтиво ответил Кэрдан. - Воистину Ваше гостеприимство может сравниться только с Вашей мудростью.

В пещеру вошел молодой эльф в темно-зеленой тунике из материала, напоминающего бархат с едва заметным серебристым отливом.

- Это Ат-Тариэль, мой сын. Он покажет вам тамон-Солк и ответит на все ваши вопросы, - Ат-Дэрлондан дал понять, что аудиенция закончена. - А я был бы благодарен, если бы вы рассказали ему о своем мире, - напоследок добавил он.

- Это самое малое, что мы можем для Вас сделать.

Ат-Тариэль жестом пригласил средиземцев следовать за ним, и они опять вернулись на узкие каменные дорожки, нависающие над пропастью.

- Наверное, вы устали с дороги? Хотите отдохнуть? - предположил он.

- Было бы неплохо, - согласился Кэрдан.

/Все это выглядит слишком хорошо, чтобы не казаться подозрительным/ - Леголас недоверчиво оглянулся на тронную пещеру.

/Я с тобой согласен, Ат-Дэрлондан явно не договаривает. У меня такое чувство, что от самых незначительных наших ответов может зависеть слишком многое. Лас, постарайся побольше вытянуть из их принца. Подипломатичнее только/

/Ты издеваешься? Даже отцу не удавалось склонить меня к дипломатическим ухищрениям/

/Я не Трандуил, и мы сейчас не в Лихолесье, поэтому никуда склонять я тебя не буду. Сам все сделаешь. А ты Румил, лучше пока помалкивай. Все-таки у тебя практически нет опыта придворного общения/

/Как прикажете, Перворожденный/

Кэрдан укоризненно посмотрел на Румила, но ничего не сказал. Леголас хотел продолжить возражать, но, наткнувшись на взгляд Владыки Серебристых гаваней, решил не спорить. На очередном перекрестке он обогнал Кэрдана и, почти поравнявшись с Ат-Тариэлем, спросил:

- Мы слышали, как многие из ваших удивлялись, что мы лесные эльфы. Неужели это такая редкость в ваших землях?

- Со времен последней войны мы не видели ни одного лесного эльфа.

- Ааа…А с кем вы воевали?

- С людьми, с кем же еще? - удивился Ат-Тариэль.

- С людьми?! - не удержал удивленного восклицания Румил, за что был награжден осуждающим взглядом Кэрдана.

- В нашем мире мы сражались бок о бок с человеческими армиями против общих врагов, - пояснил Леголас. Более искушенный в межмировых путешествиях и знакомый с различными вариантами развития мировых историй, он не особо удивился такому повороту, хотя нельзя сказать, чтобы он его обрадовал. - И давно была эта война?

- Почти три столетия назад.

- Недавно по эльфийским меркам, но уже давным-давно с точки зрения людей. Тогда ведь они победили?

- Да, - кивнул Ат-Тариэль. - Но как вы догадались?

- Среди вас нет ни одного человека - ни пленников, ни слуг, ни рабов, - пояснил Леголас. - Для расы победителей это как-то нехарактерно.

- Действительно, - горный эльф уважительно посмотрел на лихолесца. - В человеческих городах полно рабов-линитов - потомков пленных эльфов и людей.

- Откуда вы знаете? - быстро спросил Леголас. - Вы бываете в их городах?

- Конечно, нет, - покачал головой Ат-Тариэль, - Но иногда в наши горы пробираются беглецы-линиты. Им нет прохода в сам тамон-Солк, но мы разрешаем им создавать небольшие поселения вокруг нашей долины. От них мы узнаем новости о том, что происходит в человеческом мире.

- А сами пленники-эльфы, предки линитов? - спросил Кэрдан.

- В основном погибли еще в первые десятилетия после завершения войны.

- Они были лесными эльфами?

- Да, в большинстве случаев. Последние пять тысячелетий после Великой Войны из эльфийских владений оставались только одна горная долина и два леса. Триста лет назад мы смогли отстоять тамон-Солк, а лесным эльфам не повезло.

- Не обобщай, братец, - с верхних переходов на дорожку спрыгнула эльфийка, - По словам линитов, люди так и не смогли войти в сердце индо-Ктана. Возможно, слухи о его падении сильно преувеличены.

С одной стороны, представшая перед средиземцами эльфийка почти не отличалась от других жителей горной долины - те же черные как смоль волосы, те же изумрудно-зеленые глаза. Но, с другой стороны, она смотрелась равно неуместно и среди работающих эльфов на нижних уровнях, и в компании прогуливающихся эльфийских дам на верхних дорожках.

Две полураспущенные косы, небрежно стянутые одной заколкой, поблескивающей россыпью украшающих ее драгоценных камней. Длинная туника, более смахивающая на короткое платье, сшита из такого же переливающегося материала, как и костюм брата, но по максимально простому покрою. Наряд девушки довершали обычные брюки и сапоги, какие носили работающие эльфы.

Ат-Тариэль нахмурился.

- Эн-Ириден, ты ведешь себя недостойно. Отец будет недоволен. Не осуждайте ее, - обратился он к средиземцам, - она слишком юна, едва разменяла первую четверть тысячелетия и все еще никак не привыкнет к тому, что уже не может себя вести как избалованный ребенок.

Эн-Ириден фыркнула. Леголас исхитрился на узкой дорожке изобразить почти классический придворный полупоклон.

- Миледи, - улыбнулся лихолесец, - не слушайте своего брата. Я очень хорошо понимаю бремя юных, рожденных в тяжкие времена после великих битв. Одна искренняя улыбка в этом случае дороже любых манер.

Эн-Ириден засмеялась.

- Вот видишь, - обратилась она к брату. - Хоть они и из другого мира, но не так уж сильно отличаются от нас. Я уверена, что они сами с удовольствием расскажут о своем мире, и тебе не придется вытягивать информацию из них хитростью.

- Ириден!

- Что? - эльфийка показательно невинно уставилась на брата.

- Почему вас так интересует наш мир? - обратился к ней Кэрдан.

- Из-за индо-Ктана, - честно ответила та. - Среди прочих слухов о  гибели или не гибели их леса ходило много таких, будто там появились пришельцы-путешественники из других миров. А дальше все версии расходились, иногда совершенно кардинально. Одни утверждали, что пришедшие похожи на эльфов, другие говорили, что они - настоящие чудовища. По словам некоторых, чужеземцы объединились с остатками эльфов и помогли им защитить лес, а по заверениям остальных, иномирцы уничтожили последних эльфов и захватили их земли.

- Или вообще не было никаких пришельцев. И это всего лишь досужие выдумки линитов, - добавил брат.

Леголас коротко переглянулся с Кэрданом.

- Не думаю, что рассказ о нашем мире поможет вам разобраться с этими слухами, - сказал он. - Для нас межмировые путешествия тоже скорее исключение, чем правило.

- В любом случае, будет полезно узнать об ином мире, - решил Ат-Тариэль.

- И мы чувствуем ложь, - добавила сестра.

- У нас даже мысли не было обманывать вас, - заверил ее Леголас.

 

Вечером после продолжительной беседы Кэрдан попросил Ат-Тариэля провести его на вершину горы, чтобы попытаться найти возможную область перехода. Леголас увязался следом. Румил продолжил отвечать на вопросы неугомонной Эн-Ириден. За день эльфы запомнили достаточно слов из чужого языка, чтобы обходиться без услуг кольца-переводчика. Если же у Румила возникали трудности, то он спрашивал перевод у Кэрдана по осанвэ.

На вершине Ат-Тариэль почти сразу же тактично ушел, оставив средиземцев одних.

- Ну что? - спросил Леголас.

- Хочешь сам попробовать?

Леголас неуверенно посмотрел на Кэрдана, тот протянул ему кольцо.

- И что с ним делать? - лихолесец покрутил в пальцах тонкую полоску металла с едва заметной гравировкой и поймал ироничный взгляд Кэрдана. - Я понял, что надеть. Просто после известных событий я не доверяю посторонним кольцам, особенно слишком умным.

Тем не менее, Леголас осторожно примерял кольцо.

- Попытайся посмотреть на мир как бы сквозь него, - подсказал Кэрдан.

Леголас зажмурился, а через несколько секунд удивленно открыл глаза.

- Ничего себе! - воскликнул он. - Все так меняется!

Кэрдан кивнул.

- Мир словно становится ближе. У него появляется слишком много свойств - и цвет, и вкус, и плотность, и глубина, - Леголас попробовал описать то, что увидел. - Что странно, новые свойства проявляются не у окружающих предметов, а будто у самого пространства. Так непривычно. Интересно, а у Фродо были подобные ощущения, когда он надевал то кольцо? - почти неслышно пробормотал он.

- Не знаю. Но, поверь, например, с Нарьей у этого кольца нет ничего общего.

- А кольцо миров Линдира такое же?

- Нет, - Кэрдан покачал головой. - Я же говорил. Они специально пригласили меня для экспериментов, чтобы убрать из него все лишнее.

 

Леголас еще раз закрыл глаза, прислушиваясь к ощущениям.

- Оно чем-то похоже на кошачий интерфейс. Помнишь, Кэрдан, ты пытался освоить его тогда, на техническом этаже?

- Да, - Владыка принял возвращенное кольцо. - Оно и не удивительно. С помощью таких колец люди путешествуют между мирами и оценивают энергетику окружения. В какой-то степени то же самое, что делают рурры. И что ты увидел?

Леголас задумался, пытаясь выразить словами почувствованное с помощью кольца.

- Думаю, цвет и запах в данном случае не важны. Но на ощупь мир вокруг нас воспринимается как мраморное зеркало. Красивое, гладкое, холодное, с изумительно необычными разводами и абсолютно непробиваемое. А там, где мы прошли, он стал словно вязкое болото. Мрамор будто почернел, превратившись в смолу, которая одновременно и нагревается, и застывает, преображаясь в подобие окаменевшей лавы. Звучит как бред, правда? - Леголас виновато посмотрел на Кэрдана.

- Нет, почему же, продолжай. У тебя очень хорошо получается. Мне вряд ли удалось бы описать ощущения от кольца настолько точно. Они должны были позвать на испытание тебя, а не меня.

- Но тогда я еще был занят в шоу, - напомнил Леголас. - В той стороне, - эльф неопределенно махнул рукой на восток, - мраморное зеркало постепенно истончается, изменяясь до водной глади. Думаю, там можно пройти в иной мир, я не прав?

- Прав, - вздохнул Кэрдан. - Но это меня не радует. Со слов Линдира, примерно в той же стороне находится Тэш.

- Вот и прекрасно. Не придется бегать друг за другом.

Кэрдан с сомнением посмотрел на восток

- Возможно, я и ошибаюсь, но такое совпадение меня скорее настораживает, чем радует.

 

Утром средиземцы распрощались со своими гостеприимными хозяевами. Эльфы отправились на восток по той самой реке, по истокам которой бродили прошлым днем. Правитель Ат-Дэрлондан выделил им три лодки и двух линитов в сопровождение. Вместе с гостями горы покинул и Ат-Тариэль. В первую лодку погрузились Кэрдан, Леголас и сын Правителя, вторая досталась Румилу и линитам, а в третью сложили припасы. Румила не очень порадовало такое распределение, но он опять смолчал.

Лориенец обратил внимание, что лодки горных эльфов не отличались особой красотой и не украшались никакой отделкой. И уж ни в какое сравнение не шли с лориенскими. На одно мгновение эльф ощутил тоску по родному лесу, которую тут же прогнал. Лориен прекрасен, но минет совсем немного лет, даже по человеческим меркам, и он исчезнет с лица земли. Увядание хищным зверем застыло на его пороге, жадно ожидая ухода Владычицы за Море. Скоро оно коснется осенним дыханием вечно молодых меллорнов, холодным ветром выстудит опустевшие таланы, последним журчанием унесет переливы эльфийских песен. И на землю Лориена похоронным саваном опустится первый за многие века снег.

Но все это будет потом и дома. А он сейчас далеко. Румил посмотрел на отражающуюся в речной глади первую лодку. Утреннее солнце выбелило ее серые бока, придав хоть немного  настоящей эльфистости ее виду. Кто знает этих горных эльфов? Может, они почти не пользуются  рекой и не умеют толком строить лодки? Или специально маскируют их под человеческие, чтобы не вызывать подозрений? Не поэтому ли их суденышки имеют такой неказистый вид?

Румил перевел взгляд на двух линитов, плывущих вместе с ним. Оба обладали русыми волосами средней длины, сейчас стянутыми сзади. У одного из линитов, кареглазого, они были чуть темнее. А второй, сероглазый, вообще почти не отличался от среднего лихолесского эльфа. Еще на берегу Румил заметил, что сероглазый немного выше и стройнее первого линита. Как странно. Дома он бы принял их за эльфов. А тут они ведут себя как слуги. Лориенец вспомнил, как на причале оба низко поклонились Ат-Тариэлю. Это казалось до ужаса ненормальным.

- Как тебя зовут? - обратился он к линиту, который следил за привязанной к корме третьей лодкой.

- Аллет, о, чистокровный, - ответил тот, кого Румил мысленно окрестил "почти лихолесцем".

Румил поморщился.

- Не надо так ко мне обращаться. Зовите меня просто Румилом.

Аллет кивнул, на мгновение едва заметно улыбнувшись. Второй линит, стоящий с веслом, укоризненно покачал головой.

- Ты пессимист, Тирион, - возразил Аллет на невысказанный упрек.

- Я смотрю на вещи реально. Панибратство с эльфами до добра не доводит.

- В нашем мире полуэльфы могут сами выбирать себе дорогу людей или эльфов, - веско сказал Румил. - В последнем случае некоторые из них даже становились Владыками эльфийских лесов.

Оба линита недоверчиво покосились на Румила.

- Это правда! - с горячностью подтвердил тот.

- Мы не смеем сомневаться в твоих словах, о, чистокровный, - смиренно согласился Тирион и, заметив недовольство средиземца, добавил. - Чистокровный Румил.

Эльф не удержался от возмущенного фырканья.

- Просто "Румил". Без всяких "чистокровных". Я даже не принц, как Леголас. А всего лишь обычный страж своего леса.

- Страж леса?! - эхом повторили оба линита.

- Что это значит в вашем мире? - Румил вгляделся в их изменившиеся лица.

- В стражи леса выбирали лучших воинов, - наконец, после молчаливого переглядывания, ответил Аллет. - Они приняли на себя первый удар человеческих армий и все погибли.

- Понятно, - протянул Румил. - А вы…, - он запнулся, - то есть ваши родители, из какого они леса? Я слышал про индо-Ктан и индо-Рзет.

- Сразу видно, что вы - иномирцы. У нас для любого эльфа ответ был бы очевиден, - Тирион, сделав несколько гребков, отвел лодку от медленно плывущей посередине реки коряги. - Отец Аллета - эльф из индо-Ктана, это дает ему беспочвенную надежду и награждает неуместной дерзостью. Я же был рожден уже от рабов-линитов. А их родителей-эльфов взяли в плен на пепелище индо-Рзета, где  сейчас построен один из крупнейших северных человеческих городов.

 

В первой лодке Леголас поначалу пытливо разглядывал раскинувшиеся по обе стороны от реки степи, пытаясь как можно раньше заметить возможных агрессоров. Но потом, убедившись, что никто особо не спешит нападать на них в такую рань, решил воспользоваться моментом и продолжить расспрашивать Ат-Тариэля о местных обычаях.

- Я думал, вы не выходите из своей долины. По крайней мере, так мы поняли из ваших слов.

- Нет, не выходим, - согласился Ат-Тариэль. - Но сейчас слишком уникальный случай. Серик-на-Дин течет от самого тамон-Солка до индо-Ктана. Мы не можем упустить такой шанс выяснить судьбу последнего эльфийского леса.

- Но ведь ты говорил, что за пределами гор для эльфов слишком опасно?

- Да, - кивнул Ат-Тариэль. - Но вы, чужеземцы, не похожи на самоуверенных глупцов, и вы смело отправляетесь в путь. Значит, у вас есть знания или оружие, которые помогут вам успешно его преодолеть.

- Логично, - улыбнулся Кэрдан. - Но как же ты будешь возвращаться в одиночестве?

- Именно поэтому отец и послал меня. Даже если я останусь в индо-Ктане, то хотя бы они будут знать, что тамон-Солк тоже выжил. Обычному гонцу лесные эльфы могли бы и не поверить, посчитав это уловкой людей или линитов. Но не мне. Я сын Правителя. Конечно, такой план имеет смысл, только если в индо-Ктане еще остались эльфы.

- А если нет? - спросил Леголас.

Ат-Тариэль пожал плечами.

- Мне вряд ли удастся преодолеть обратный путь, но я попытаюсь.

- Ты ведь не единственный сын Ат-Дэрлондана? - спросил Кэрдан.

- Более чем, - вздохнул Ат-Тариэль. - Мы с Эн-Ириден - дети второй жены Правителя. А наследниками являются старшие сыновья, наши сводные братья, если Вы это имели в виду.

- Странно. В нашем мире эльфам дано любить лишь раз.

- У нас обычно тоже. Но лесные и горные эльфы слишком разные. Редко, но случается, что потерявший любовь среди детей своего народа, находит ее у других эльфов. Так произошло и с отцом.

- Значит… - Леголас задумался, - Ваша мать была из индо-Ктана? - догадался он.

- Да, - подтвердил Ат-Тариэль. - Когда началась война, она вернулась в свой лес вместе с младшим сыном - в отличие от нас с Ириден, он родился похожим на лесного эльфа. Если индо-Ктан не пал, возможно, я разыщу мать или брата. Но даже если они не выжили, лесные  эльфы должны узнать сына Даурлинки.

 

* * *

Государь Арагорн был в гневе - зрелище не то, чтобы слишком редкое, но привыкнуть к нему все-таки практически невозможно. А потому Фарамир, проснувшись от королевского громового голоса, благоразумно спрятался за горой подушек, втайне радуясь, что на этот раз возмущение Элессара направлено не на него.

- Я не буду этого делать! Если ты не можешь придумать ничего лучше, я сам пойду к правителю с твоим кольцом! - бушевал Арагорн.

- А я в это время как буду общаться? - спокойно, но уже немного раздраженно парировал Линдир.

- Не знаю!!! Но изображать припадочного я НЕ БУДУ!

- Разве я что-то говорил про припадочного? Тебе просто надо будет сказать, что ты иногда - повторяю - иногда нуждаешься в моей целительской помощи. Этому хозяйка поверит - служанки наверняка ей уже про меня насплетничали.

- Ни за что и никогда государь Элессар не скажет, что он чем-то болен!

- Надо было самому вчера решать эту проблему, а не дрыхнуть.

- Все равно ты меня не заставишь это сказать! 

- Ну, значит, пусть это скажет Фарамир. Фам, ты ведь выручишь своего государя?

Рассудив, что дальше притворяться спящим у него все равно не получится, итилиенец выглянул из-за подушек:

- Помогать государю - моя прямая обязанность.

Как и следовало ожидать, это вызвало новую порцию рассерженных криков:

- Еще не хватало! Так я и позволил Фарамиру рассказывать про меня всякие гадости! И вообще, разве я, по-вашему, похож на припадочного?!

- Э-э-э… как бы тебе сказать… - протянул Фарамир, но Линдир, сделав страшные глаза, погрозил ему кулаком. Этот жест не укрылся от Арагорна, но, как ни странно, подействовал на него отрезвляюще.

- Это тебе наверняка Леголас посоветовал, - буркнул он, набрасывая на плечи куртку. - Такие шуточки вполне в его духе.

Появление полуэльфийки с завтраком прервало этот спор: Линдир отправился на кухню, а гондорцы, вспомнив, что накануне они оба не ужинали, с радостью набросились на еду.

Голоса кухонных работниц были слышны уже на лестнице. Остановившись на минутку под дверью, Линдир с удивлением услышал много новых подробностей о вчерашнем происшествии на базаре и о своем скромном участии в нем.

- …он был ростом с дом, перевернул все прилавки, кучу народу покалечил!

- А Линдир как бросится вперед, да как посмотрит ему в глаза - тот сразу стал смирный и замурлыкал!

- Да нет, он сам на Линдира бросился, а тот сначала - прыг в одну сторону, потом - в другую, потом бегом по прилавкам, а потом как вскочит ему на спину! Зверь перепугался, сбросил его, а он опять на него начал наскакивать, и так пока зверь не устал и не сбежал обратно!

- Ерунда, не так все было, Линдир на него как-то не по-нашему закричал, и тот перепугался и спрятался в свою дыру!

- Ну ты-то откуда знаешь, как все было, ты тогда от хозяйки за печкой пряталась!

- Можно подумать, ты в это время там была!

- А я была совсем рядом, на соседней улице!

- И много ты оттуда видела?

- Тише, девочки, тише, я знаю, как все было на самом деле. Милетта из дома начальника стражи там была и сама все видела! Она говорила…

- Ой, что там Милетта могла видеть! Она, небось, все время под прилавком просидела с перепугу!

Линдир поймал себя на мысли, что сплетни линиток нравятся ему все больше и больше, и решительно распахнул дверь в кухню. Болтовня тут же прекратилась, но по смущенному виду служанок было ясно, что сплетням минуту назад предавались почти все. За исключением, пожалуй, Руфины и той язвительной линитки в зеленом, которую за что-то сильно недолюбливала старшая работница кухни Клаиса. Эти две девушки спокойно кивнули Линдиру и тут же вернулись к своей еде.

Завтракать в обществе восторженных женщин эльфу тоже было весьма приятно. Те не только все время бросали на него кокетливые взгляды, но еще и подкладывали ему самые аппетитные на вид лепешки и фрукты. Расспрашивать его о борьбе с индриком поначалу никто не решался, и лишь в конце трапезы одна из девушек не выдержала:

- Линдир, а скажи, пожалуйста, как там на самом деле все было?

- Где там? - эльф попробовал сделать непонимающее лицо.

- На базаре, где же еще! - фыркнула служанка в зеленом. - Или ты еще где-нибудь вчера подвигов насовершал?

- Миона, если ты уже поела - иди мой посуду, - тут же вмешалась в беседу Клаиса.

- Нет, я еще чай не допила, - девушка с дерзким видом поднесла ко рту пиалу и принялась медленно допивать остатки чая, которых едва хватило бы на один глоток. Ее серые глаза при этом продолжали смотреть поверх чашки на Линдира. Он понял, что от подробного отчета на тему «Эльфы против подземных чудовищ» ему не отделаться.

- Там ничего особенного не было, - сказал он. - Вылезла из земли эта ваша рогатая тварь, но все вокруг подняли такой шум, что она испугалась и спряталась обратно. А мы просто рядом оказались…

- Мы? - удивленно переспросила Миона.

- Ну да, я и еще один линит.

- А ты раньше когда-нибудь индриков видел? В ваш город они забирались? - теперь уже вопросы посыпались от всех полуэльфиек сразу.

- Вообще-то нет. У нас они редкость, - отозвался Линдир. - А у вас часто такое бывает?

- Да в том-то и дело, что нет! - в разговор, наконец, вступила даже строгая Клаиса. - Про них уже давно только сказки рассказывают. Хотя говорят, что они водятся в лесу и любят там вылезать из нор по ночам. Но ты же сам понимаешь, кто их ночью в лесу мог видеть? Мы туда днем-то стараемся без крайней нужды не соваться! Эльфы-то не дремлют - сколько раз бывало, что линиты и люди оттуда не возвращались! 

Полуэльфийки тут же загалдели, соглашаясь с Клаисой, что да, в лес они ни за что бы не пошли, даже если бы их силой туда погнали. Однако долго обсуждать эту тему им не пришлось - в самый разгар беседы о лесных эльфах в кухню вошла хозяйка дома леди Фолли. В первый момент ее лицо показалось Линдиру каким-то слишком смуглым, но потом он решил, что, скорее всего, на него просто упала тень.

Служанки мгновенно затихли и, вскочив с циновок, принялись за первую попавшуюся им на глаза работу: кто-то начал собирать пиалы, кто-то вытирать тряпкой совершенно чистую плиту. Руфина, замешкавшись, растерянно остановилась посреди кухни.

Хозяйка обвела глазами каждую из своих работниц, делая вид, что не замечает их паники.

- Работаем? - спросила она, наконец, и, не дожидаясь ответа, продолжила. - С завтрашнего дня начинается работа в поле. В этот раз домашние линиты тоже туда отправятся.

По кухне пробежала легкая волна испуга и недовольства: полуэльфийки вздыхали и болезненно поджимали губы, хотя перечить хозяйке никто из них не решился. Хуже всего известие о полевых работах подействовало на Руфину: незаметно отодвинувшаяся за спину Клаисы линитка побледнела и закрыла лицо руками.

- Да, усатый фрукт дал в этом году очень много ростков, - железным тоном продолжила Фолли. - Так что на работу выйдут все незанятые линиты. Здесь останется только Клаиса.

Старшая линитка молча поклонилась. Другие работницы обреченно закатили глаза.

- И, пожалуй, ты можешь оставить кого-нибудь себе в помощницы, - подумав, добавила хозяйка. - Как-никак, в доме гости. А ты, Линдир, - повернулась она к эльфу, - передай сэру Арагорну, что сегодня Городской Глава не сможет его принять. Он сообщил, что занят, но как только освободится, пригласит его к себе.

- Да, леди, - Линдир повторил поклон Клаисы.

- И еще скажи ему, что я хотела бы с ним кое о чем поговорить, - добавила Фолли и еще раз оглядела всех присутствующих. Линитки стояли молча, опустив глаза, и, казалось, не могли дождаться, когда их грозная госпожа покинет кухню. Впрочем, среди них было одно исключение: от Линдира не укрылось выражение лица Мионы, все такое же дерзкое, как и при разговоре с Клаисой. Несмотря на почтительную позу, она не опускала глаза, и в ее направленном на хозяйку взгляде не было ни малейшего намека на испуг.

Стоило Фолли выйти, и на кухне сразу же снова поднялся гвалт, на этот раз связанный с выбором помощницы для Клаисы. Каждая линитка, стараясь перекричать остальных, доказывала главной кухарке, что именно ее помощь будет просто незаменима при готовке еды для чужеземных гостей. Линдир не стал дожидаться, чем закончится этот спор, и уже собрался уйти, но в дверях его неожиданно дернула за рукав Миона.

- Нам надо поговорить, - шепнула она. - Сегодня, когда все лягут спать, у черного входа. Если нас застукают - делаем вид, что пришли на свидание, - добавила она, заметив недоверчивый взгляд эльфа, после чего, как ни в чем не бывало, вернулась к спорящим подругам.

 

Известие о том, что визит к городскому правителю откладывается, Арагорн встретил с тщательно скрываемой радостью. Оно означало, что ему не придется в ближайшее время «позориться» перед Фолли, объясняя ей, для чего ему нужно всегда держать рядом с собой своего линита. Фарамира же больше заинтересовала причина, по которой Глава Города неожиданно изменил свои планы.

- Это может быть связано с вчерашними событиями на базаре, - предположил Линдир.

- Так там ведь теперь все в порядке, - пожал плечами Фарамир. - Вы же эту зверюгу загнали обратно в дырку!

- Но сама-то дырка никуда не делась, - напомнил ему Линдир. - И ведет она, судя по всему, в лес, а в лесу живут эльфы, которых местные жутко боятся, - и он пересказал друзьям все, что услышал на кухне.

- М-да, - задумчиво проговорил Арагорн, когда эльф закончил. - Похоже, общаясь со слугами, можно получить гораздо больше информации, чем когда говоришь с их господами.

- А ты разве этого не знал? - не удержался от подколки Фарамир. - Я вот всегда узнаю, что творится в Итилиене через фрейлин Эовин. Можешь испробовать этот способ в Гондоре.

- Вот еще, чтобы король Элессар слушал какие-то бабские сплетни! - немедленно возмутился Арагорн. Впрочем, по его лицу было заметно, что предложенный Фарамиром способ его очень даже заинтересовал.

- Между прочим, поговорить с госпожой вам сегодня тоже придется, - напомнил Линдир. - И лучше всего будет, если вы сразу скажете ей, что не сможете никуда пойти без меня.

Элессар сник, а его наместник едва заметно улыбнулся:

- Давай я с ней поговорю, - предложил он, но Арагорн лишь скорбно покачал головой:

- Не стоит, я сам. Но вы оба никогда никому не скажете, что я был вынужден изображать тяжело больного. Никому, ясно?

- Нет, я, как только вернусь в Средиземье, так сразу же побегу об этом рассказывать каждому встречному! А еще лучше сочиню об этом балладу и буду исполнять ее при каждом удобном случае, - усмехнулся лихолесский менестрель.

- Ты-то, может быть, и не будешь рассказывать, а вот Фам обязательно проболтается своей жене, - буркнул все еще мрачный Государь Гондора. - Она сообщит эту новость своим фрейлинам, а те ее разнесут по всему Итилиену.

- Ну конечно, нам в Итилиене говорить больше не о чем, только о том, как его величество притворялся больным, - Фарамир тоже начал резко мрачнеть, и Линдир понял, что ему опять пора брать ситуацию под свой контроль.

- Господа правители, - чуть повысил он голос, - поторопитесь, леди Фолли вас ждет.

 

Заглянув в большую комнату на первом этаже и прикинув расстояние от расположившейся на подушках хозяйки до входа, Арагорн властным жестом указал Линдиру на дверь:

- Линит, подожди нас здесь.

- Слушаюсь, - поклонился эльф, гадая про себя, действительно ли гондорец думает, что он не услышит его разговор с Фолли через дверь, или это просто очередной этап «вхождения в образ».

Однако послушать, как именно Арагорн с Фарамиром будут объясняться с хозяйкой, ему все же не удалось. В другом конце полутемного коридора раздался громкий шепот линитки Руфины, то и дело прерываемый всхлипами.

- Клаиса, миленькая, ну что же мне делать?! Ну, может быть, ты все-таки им скажешь, что я тебе тоже нужна, чтобы комнаты убирать или еще там что-нибудь! Ну пожалуйста, ну придумай что-нибудь!

- Тише, прекрати ныть! - сердито зашипела в ответ Клаиса. - Я и так уже сделала все, что могла!

Всхлипывания сделались громче, но затем снова зазвучали глухо - главная кухарка явно пыталась зажать плачущей линитке рот.

- Я не смогу! - уже почти в полный голос зарыдала молодая линитка. - Я не выдержу, если мне придется там работать! Ну почему нас туда именно сейчас отправляют, мне же осталось буквально несколько дней!

Клаиса торопливо зашептала что-то  в ответ, но на этот раз совсем тихо, так что эльфу удалось расслышать только отдельные слова. Он сделал шаг в сторону кухни, но по удаляющимся шагам полуэльфиек понял, что они куда-то уходят. Отходить от двери дальше менестрель не решился, и конец разговора служанок остался для него тайной. Впрочем, вскоре из главной комнаты вышли Фарамир и Арагорн, и Линдиру стало не до Руфины.

В глазах Арагорна застыла мировая скорбь. Не говоря ни слова, он двинулся по коридору к выходу. Фарамир, бросая на него сочувственные взгляды, поманил за собой Линдира:

- Мы решили, пока нам это не запрещают, побродить немного по городу, - шепнул он эльфу. - Там и поговорить можно будет свободно, а в доме нас могут подслушать.

Линдир согласно кивнул, и вскоре трое друзей уже шли по городу. Эльф, успевший накануне запомнить расположение центральных улиц, уверенно шагал впереди, и глазеющим по сторонам гондорцам то и дело приходилось прибавлять шаг, чтобы догнать его.

- Как ни странно, за нами не следят, - заметил Арагорн.

- А ты уверен? - Фарамир тоже огляделся, высматривая возможную слежку, и взгляд его остановился на переходящей дорогу высокой линитке. - Я был уверен, что Фолли нас выпустила, чтобы посмотреть, куда мы пойдем и что будем делать. Она нам явно не доверяет.

- Я и сам так думал. Но, как видишь… - Арагорн развел руками. - Ну, во всяком случае, говорить мы можем свободно. Лин, есть новости от остальных?

- У Кэрдана и компании пока все нормально, - отрапортовал Линдир. - Они попали к местным эльфам, и встретили их там вполне прилично.

- То есть, сразу стрелами не закидали и в тюрьму не упрятали? - уточнил Фарамир.

- Именно так.

- Что ж, действительно неплохо, - проворчал Арагорн. - А как Халдир?

- Где-то прячется. Я ему посоветовал пока не попадаться местным на глаза. Если у нас или у Кэра с ребятами что-то пойдет не так, он будет единственным, кто останется на свободе и сможет нас выручить.

- Логично, - снова согласился Элессар. - Ты постарайся со всеми поддерживать связь и нас с Фамом держи в курсе дела. Эй, Фам, ты нас слушаешь?

Фарамир, услышав, что с другими средиземскими эльфами все в порядке, полностью переключил свое внимание на местных жителей, а точнее, молодых жительниц, то и дело попадавшихся навстречу путешественникам и таинственно поглядывающих на них из-под своих низко опущенных капюшонов.

- Фарамир, - укоризненно покачал головой Линдир, наблюдая, каким взглядом итилиенский правитель провожает нагруженную какими-то свертками полуэльфийку в длинной развивающейся одежде, - у кого-то, если мне память не изменяет, дома жена в положении.

Итилиенец с виноватым видом повернулся к друзьям:

- Я же просто смотрю, что в этом плохого? Эти полуэльфийки очень красивые, разве нет? Фигуры у них…

- Где ж ты там фигуры-то углядел? - усмехнулся Арагорн. - Они же тут все запакованные с ног до головы! С ходу даже не поймешь, полные они или худышки.

- Очень даже можно тут все разглядеть, если умеешь, - возразил Фарамир и тут же снова смутился. - Надеюсь, Эовин ты об этом не скажешь?

- Не волнуйся, не скажу, - к Арагорну начало возвращаться хорошее настроение. - Мой наместник нужен мне живым. Но вот если ты хоть словом намекнешь на то, что мне пришлось сказать местным…

- Да не собираюсь я об этом говорить!

- Вот и не говори, иначе… - Арагорн вдруг обнаружил, что Линдира нет рядом с ними, и повысив голос, позвал опять ушедшего далеко вперед эльфа. - Эй, Лин, куда ты так несешься?

Эльф остановился, поджидая отставших друзей. 

- Теперь я знаю, что делают гондорцы, если у них нет под рукой выпивки - обсуждают женщин, - недовольно проворчал он.

- Не переживай, мы уже всех обсудили, - заверил его Фарамир. - Лучше скажи, куда мы все-таки идем?

- На базарную площадь, - коротко ответил Линдир.

- И что мы там забыли? - удивились оба гондорца. - Ты же вчера там был!

- Вот именно, - кивнул лихолесец. - Я там кое с кем познакомился и думаю, что это знакомство следует продолжить.

- С девушкой? - Фарамиру не хотелось так быстро расставаться с приятной темой.

- Нет, - сердито взглянул на него Линдир. - С юношей. С молодым красивым полуэльфом, - и, не дожидаясь, пока гондорцы начнут комментировать эту новость, снова заспешил к базару.

Однако базарная площадь оказалась оцеплена двойным кольцом стражников, отгонявшим от нее всех, кто собрался поторговать или сделать покупки. К вторжению лесного подземного зверя город отнесся весьма своеобразно: к проделанной им норе никого не подпускали, но что с ней делать, тоже еще не решили. Можно было только предполагать, что через день-два недовольство теряющих прибыль коммерсантов заставит власть снова открыть торговые ряды, завалив подземный ход, но пока базарная площадь оставалась необитаемой.

- Значит, идем искать лавки сэра Вилима, - заявил Линдир, сворачивая в один из переулков. Гондорцы поспешили за ним.

- Что все-таки мы там забыли? - не выдержал Фарамир.

Эльф, не отвечая, остановил первого попавшегося прохожего и принялся расспрашивать его о лавках главы торговой гильдии. Получив подробную инструкцию о том, как пройти к одной из них, он, наконец, согласился дать друзьям более подробные объяснения:

- Я предполагаю, что мы можем застрять здесь надолго. Мы пока точно не знаем, откуда можно переместиться в наш мир. А если бы и знали, нас могут просто-напросто не выпустить из этого города. В городе нам не доверяют - это вы и сами заметили. Значит, надо постараться найти здесь если не друзей, то хотя бы тех кто хорошо бы к нам относился - на тот случай, если нам понадобится помощь кого-то из местных. Я пока понятно излагаю?

- Понятно, - буркнул Арагорн, - не держи нас за идиотов, пожалуйста. А почему ты решил, что этот местный линит обязательно будет хорошо к тебе относиться?

- Не обязательно, конечно, но вполне возможно, - уточнил менестрель. - Все-таки мы с ним вместе победили индрика. Чем не повод для дружбы? Тем более, что он сам мне сказал, где его можно найти.

С этим государь и наместник спорить не стали. Однако магазинчик, торгующий кожаными изделиями, до которого они, поплутав некоторое время по улицам, наконец, дошли, оказался запертым. На вежливый стук Линдира в дверь никто не отреагировал, а когда стучать начал Арагорн, распахнулось сразу несколько окон в соседних домах и в полутемной лавке напротив.

- Сегодня все закрыто! - сообщили чужеземцам из ближайшего окна. - Всех линитов запрягли работать в поле. Даже Вилим ничего сделать не смог! Может, завтра, он кого-нибудь из своих и вернет, тогда лавки откроются.

Трое друзей в очередной раз переглянулись, раздумывая, что делать дальше.

- Пошли к мосту, - после недолгого колебания скомандовал Арагорн. - Посмотрим, чем занят твой потенциальный приятель и заодно проверим, разрешат ли нам выйти из города.

- И что мы будем делать, если не разрешат? - полюбопытствовал Фарамир.

- Ничего. Слегка повозмущаемся для вида - мол, хотели просто погулять, полюбоваться природой - и вернемся, - заявил Линдир, и троица вновь устремилась по петляющим улицам к берегу окружающей город реки.

 

* * *

Лодки быстро скользили вниз по течению. Не успели они далеко уплыть от гор, как Серик-на-Дин неожиданно свернула на север. Кэрдан обеспокоено заметил, что они удаляются от Тэша и друзей.

- Не волнуйтесь. Скоро русло повернет обратно на восток. А за индо-Ктаном Серик-на-Дин впадет в Изерк-Кель и возвращается в степи, проходя возле того человеческого города, куда попали ваши спутники, - успокоил средиземцев Ат-Тариэль.

- Не слишком ли большая петля? - спросил Леголас.

- Можно оставить лодки перед лесом. И отправиться в город пешком, но тогда мы почти наверняка попадем к людям в плен.

/Судя по тому, что рассказывает Линдир, это не так уж страшно/ - мысленно сказал Леголас.

/Не забывай, что его принимают за линита. Еще не известно, как они отреагируют на эльфов. К тому же, кольцо показало возможную область перехода не сразу за городом, а несколько севернее/

/Тогда надо предупредить Лина, чтобы они выбирались в сторону леса/

 

 Изящная рука уцепилась за борт второй лодочки. Линиты вздрогнули. Другая рука появилась рядом с первой и над бортом показалась мокрая черноволосая макушка.

- Эн-Ириден! - со смесью удивления и ужаса воскликнул Аллет.

- Тсс! - эльфийка приложила палец к губам и встревожено оглянулась на лодку, в которой сидел ее брат.

- Что ты здесь делаешь?! - возмущенно прошептал линит, тут же исправляясь. - То есть, о, чистокровная Эн-Ириден, как вы здесь оказались?

- Ножками приплыла! - огрызнулась эльфийка. - Ты мне руку подашь или так и будешь смотреть как юная девица на первый наряд?

Румил и Аллет спохватились и помогли девушке выбраться в лодку.

- Правитель не знает? - спросил Аллет.

Эн-Ириден покачала головой.

- Если Тариэль сейчас меня увидит, то развернет лодки обратно. Я бы и дальше за вами плыла, но это оказалось чуть сложнее, чем я думала. Я начала уставать, - пожаловалась она, немного обиженно оглядываясь на мирно плещущуюся за бортом чуть зеленоватую воду.

- Извините, о чистокровная, - начал Тирион, - но мы должны сообщить о Вашем присутствии Вашему брату.

- Тирион! - Аллет умоляюще посмотрел на второго линита и перевел взгляд на эльфа. - Румил ведь тоже не скажет?

- Не скажу, - согласился эльф. - Кажется, я понимаю причины твоего опрометчивого поступка. Ты ведь надеешься найти свою мать в индо-Ктане? - спросил он у эльфийки.

- Откуда ты знаешь? - удивилась та.

- Сразу после отплытия Тариэль рассказывал об этом Кэрдану и Леголасу. А над водой звук далеко разносится.

- У тебя такой тонкий слух?

- Да. В нашем мире все эльфы очень хорошо слышат. У вас разве нет?

- Не на столько.

- Погоди, - Эн-Ириден, обеспокоено посмотрела на первую лодку. - Но тогда получается, что Кэрдан и Леголас тоже знают, что я здесь? И слышат весь наш разговор?

- Конечно, - кивнул Румил. - Но не переживай. Леголас и сам понимает толк в побегах из дому. А Кэрдан не будет вмешиваться.

/Ну, спасибо за столь лестную оценку/ - в осанвэ Кэрдана прозвучала едва различимая  ирония.

/И когда это я убегал из Лихолесья?/ - подключился Леголас.

/Из Валинора же сбежал!/ - парировал Румил.

/Это совсем другое!/

/А вот и не факт. Валинор тоже в каком-то смысле дом для любого эльфа. Может, и для Эн-Ириден лес индо-Ктана роднее безопасных гор тамон-Солка/

/Румил прав/ - вмешался в спор Кэрдан.

- Впереди деревня! - Ат-Тариэль предостерегающе поднял руку, прерывая беззвучные переговоры.

Эльфы потянулись за луками, насторожено всматриваясь в приближающиеся причалы и невысокие одноэтажные строения, на несколько сотен метров раскинувшиеся возле реки.

- Похоже на рыбацкое селение, - сказал Кэрдан.

Жители деревни в первые мгновения удивленно рассматривали незваных визитеров. К сожалению, и по лицам, и по одеждам, и по прическам эльфов никак нельзя было спутать с людьми. А поскольку путешествующие без господ линиты встречались еще реже, чем настоящие эльфы, то селяне быстро пришли к весьма неутешительным выводам.

Переборов начальное потрясение от такой наглости, как явление эльфов прямо средь белого дня, жители деревни кинулись срочно принимать меры. Дети и женщины побежали прятаться, а мужчины бросились к домам за оружием. Часть лодок с рыбаками поплыла к берегу. Остальные остановились в нерешительности - то ли попытаться таранить эльфийские суденышки, то ли удирать от них

- Не думаю, что они будут нападать, - вопреки своим словам Леголас уже наметил несколько целей.

Полтора десятка рыбаков на лодках не представляли опасности, поскольку, скорее всего, оружия с собой у них не было. Но лихолесец продолжал следить за ними краем глаза. Если откуда и следовало ждать нападения, так это со стороны бегущих к берегу жителей крайних домов. Они уже успели вооружиться арбалетами.

- Но селяне могут поднять тревогу и послать гонцов за стражниками, - Ат-Тариэль положил стрелу на тетиву.

- Ничего не поделаешь, - пожал плечами Леголас. - Не можем же мы перестрелять целую деревню.

- Почему? - удивился горный эльф. - Они же люди. И их не так много. У нас достаточно стрел и стрелков. Мы позаботимся о том, что бы некому было сообщать стражникам.

- Вот именно! Они - люди! - вспылил Леголас. - И даже если бы они были орками, нельзя вот так запросто расстреливать их только за то, что они стали на нашем пути!

- Ах да, вы же дружите с людьми. Извините, я забыл, - Ат-Тариэль, слегка изменил прицел и поразил одного из жителей деревни в руку.

Леголас выпустил стрелу по второму особо ретивому рыбаку с арбалетом, который уже прицеливался в сторону эльфийских лодок. Стрела лихолесца пополам расколола ложе арбалета.

- Неважное у них оружие, - заметил Леголас.

- Люди, - презрительно заметил Ат-Тариэль, но тут же смущенно замолчал.

Несколько лодок попытались приблизиться к эльфам, но воткнувшиеся в их борта стрелы быстро охладили пыл рыбаков, и они погребли к берегу. Эльфы благополучно миновали рыбацкое селение. Ат-Тариэль кивком показал на всадника, спешно выехавшего из деревни.

- А вот и проблемы. Скоро он вернется с подкреплением.

Почти час прошел в тревожном ожидании, потом на левом берегу показался конный отряд.

- Их слишком много, - Леголас на глаз прикинул численность нового противника.

- Река не достаточно широка. Даже если мы поплывем у противоположного берега - их стрелы достанут нас, - сказал Ат-Тариэль.

- У воинов обычно оружие куда лучше, чем у рыбаков, и обращаются они с ним намного умелее, -  крикнул со второй лодки Аллет.

Только сейчас Ат-Тариэль заметил сестру. Он вздрогнул, сморгнул, словно сразу не поверил своим глазам, потом строго уставился на эльфийку. Та ответила ему вызывающим взглядом и плотно сжатыми губами. Ат-Тариэль недовольно мотнул головой. Эн-Ириден нахмурила брови. Наконец эльф махнул рукой, смиряясь с неизбежным.

/Похоже, только что мы получили ответ на вопрос, существует ли у здешних эльфов подобие нашего осанвэ/ - заметил Кэрадн.

/Но это не поможет нам справиться со всадниками/ - сказал Румил.

/У меня есть идея. Люди еще далеко и не скоро толком рассмотрят нас/ - Леголас показал на прибрежные заросли камышей - /Можно устроить столкновение лодок и проплыть под прикрытием их обломков, дыша через тростниковые трубочки/

Кэрдан согласился. Леголас рассказал о своем замысле горным эльфам и линитам. Ат-Тариэль попытался спорить, опасаясь за сестру, но та непререкаемо возразила, что если уж она плыла несколько часов за остальными от тамон-Солка, то и сейчас ничего с ней не случится.

Леголас и Румил нырнули и отправились к камышам. Тирион пересел в третью лодку и вместе с Аллетом под творческим руководством Кэрдана начал готовить лодки к столкновению. Ат-Тариэль с сестрой заранее спрыгнули в воду, чтобы не пострадать во время планового лодкокрушения.

- Владыка, - обратился Ат-Тариэль к Кэрдану, - Вас может задеть обломками. Не стоит рисковать. Линиты и сами справятся.

Кэрдан лишь недовольно передернул плечами.

- Думаю, не стоит горных эльфов учить строить пещеры, а Владыке Серебристых Гаваней - указывать, что ему делать на воде,  - мягко заметил вернувшийся с тростинками Леголас и вручил по одной из них Эн-Ириден и ее брату.

Две лодки, направляемые линитами, с разных сторон врезались в лодку Кэрдана, разбив ее чуть ли на щепки. Эльф в последнее мгновение выпрыгнул в сторону, поднырнув под корму разворачивающейся от столкновения лодки Аллета. Протаранив третью, лодки линитов продолжили движение и почти в упор столкнулись друг с другом. Более тяжело груженное суденышко, которым управлял Тирион, удержалось на плаву, лишь пустив течь. Но вторая лодка треснула и перевернулась. Линит не удержался на ногах и полетел в воду - прямо в обломки первой лодки.

- Аллет! - испугано вскрикнула Эн-Ириден.

Ат-Тариэль удивленно покосился на сестру, столь неуместно переживающей за судьбу обычного линита. Аллет вынырнул среди обломков и помахал рукой.

- Все в порядке, - крикнул он.

Но Леголас обратил внимание на напряженное выражение его лица и неестественные, слишком резкие движения. Или он толком не умеет плавать, или…

/Кэр, по-моему, он ранен/

/Плывите вперед, а я разберусь. Ат-Тариэль вряд ли захочет тратить время на помощь полуэльфу/

- За мной! - скомандовал Леголас, показывая остальным пример и пристраиваясь возле плывущего по течению обломка.

Тирион неуверенно оглянулся на Аллета, но Ат-Тариэль приказал ему охранять Эн-Ириден, и линиту пришлось подчиниться. Румил подплыл к Кэрдану и Аллету.

- Помощь нужна? - спросил он.

- Зависит от ситуации. Что с тобой? - Кэрдан обратился к Аллету.

- Все в порядке, о, чистокровный, - едва выговорил тот и, неловко дернувшись, ушел под воду.

Кэрдан поймал за шкирку моргающего от попавшей в глаза воды линита и вернул его на поверхность.

- Я же говорил, никаких "чистокровных", - напомнил линиту Румил и, повинуясь едва заметному кивку Кэрдана, нырнул и ощупал явно не желающего признаваться в полученных травмах Аллета. - Плохо, - вынырнув, доложил он. - Одна из досок пропорола ему бок. С такой раной он не то что далеко не уплывет, а вообще непонятно как до сих пор на воде держался.

Аллет попытался вяло запротестовать, но его возражения были пресечены на корню.

- Подержи его, а я попробую хоть что-нибудь сделать, - Кэрдан посмотрел на совсем уже близко подъехавших всадников. - По-хорошему нам надо было бы выплыть на берег и заняться лечением там. Но, боюсь, на это уже нет времени.

Румил предусмотрительно пожертвовал кусок своей туники на перевязку и придержал за плечи Аллета. Спустя несколько минут вынырнул Кэрдан

- Как мог кровь я остановил. Сможешь плыть? - спросил он у линита.

Аллет не очень уверенно согласно кивнул.

- Понятно, - вздохнул Кэрдан, они с Румилом под обе руки подхватили линита, достали приготовленные лориенцем тростинки и приготовились нырять. - Хоть дышать не забывай, - посоветовал Владыка Аллету.

- Не забуду, - слабо улыбнулся тот.

Троица нырнула.

 

Прискакавшие к реке стражники увидели лишь обломки разбитых лодок, медленно плывущие по течению. Проехавшись вдоль берега и убедившись, что эльфов нигде не видно, они повернули на восток.

- Как просто! - восторженно выдохнул вынырнувший из воды Ат-Тариэль. - Подумать только! Мы бы могли таким способом добраться до индо-Ктана еще триста лет назад! Жаль, что мне не удастся воспользоваться вашей уловкой, чтобы вернуться обратно в тамон-Солк, - нахмурился он. - Против течения обломки не поплывут.

- Не спеши радоваться, - охладил его пыл Леголас. - Возможно, люди что-то заподозрили.

- А где остальные? - спросила озабоченно оглядывающаяся Эн-Ириден.

- Не волнуйся, они скоро нас догонят, - Леголас кивком показал ей на как раз выходящих на правый берег двух средиземцев и линита.

- Ты не устала? - заботливо поинтересовался брат.

- Нет, - отмахнулась Эн-Ириден. - А что случилось? Почему они отстали? - эльфийка требовательно посмотрела на Леголаса.

- Во время столкновения лодок Аллет был немного ранен. Ничего страшного, - Леголас поспешил успокоить побледневшую эльфийку. - Кэрдану приходилось лечить и более тяжелые раны.

- От этого линита одни неприятности. Он нас только задерживает! - недовольно заметил Ат-Тариэль.

- А тебе не приходило в голову, что этот линит, - Эн-Ириден ядовитой интонацией выделила последние два слова, -  может оказаться, например, нашим родственником?!

- Как это?! - опешил Ат-Тариэль.

- Очень просто! Ведь у матери были и сестры, и братья в индо-Ктане. Вполне возможно, кто-то из них был пленен. И у них мог родиться сын - линит. Ты об этом не думал?

- Что за чушь?! - возмутился Ат-Тариэль, - Во-первых, линит в любом случае не родня чистокровным эльфам. А, во-вторых, ты хоть представляешь себе, как рождались линиты? Они вообще не имеют права называть себя детьми эльфов! Они нечисты от зачатия! Их породила не возвышенная любовь, а человеческая похоть!

- Вполне представляю, - очень тихо ответила Эн-Ириден. - Я немало общалась с линитами и знаю, как появились первые из них.

- Тогда я не понимаю, как ты можешь говорить о них, словно о равных. Они - живое свидетельство позора лесных эльфов!

Эн-Ириден бросила на Ат-Тариэля обжигающе холодный взгляд и обиженно замолчала. Тирион еще в начале спора между братом и сестрой хмуро отвернулся в сторону. Леголас разрывался между начальным намерением не вмешиваться и желанием поддержать Эн-Ириден. Наконец, он сказал.

- Иногда жизнь сложнее, чем наше представление о ней. Ат-Тариэль, ты уверен, что готов к тому, что можешь увидеть в индо-Ктане?

- А что я там могу увидеть? - взвился эльф.

- Я не знаю, - пожал плечами Леголас. - Но если вы на триста лет закрылись в своих горах, то лесные эльфы оказались слишком близко к людям. Даже если они выжили, то могли во многом измениться.

- Я не верю, - возразил Ат-Тариэль.

Когда Кэрдан с Румилом и Аллетом догнали остальных, напряженное молчание осязаемо висело в воздухе.

/Что тут произошло, пока нас не было?/ - спросил Корабелл.

Леголас кратко пересказал ему суть произошедшего конфликта.

 

* * *

Путь к мосту занял еще больше времени, чем до этого поиск лавки. Арагон уже начал что-то ворчать об эльфийском умении ориентироваться, а эльф, в свою очередь, интересоваться, «кто из них пятьдесят лет был лесным следопытом», когда очередной тесный переулок неожиданно вывел путешественников на открытую поляну, полого спускавшуюся к широкой медленной реке, а душный городской воздух сменился прохладным запахом травы и речных водорослей. Чуть в стороне возвышалась наблюдательная вышка со скучающим на ее верхней площадке стражем - городская граница была под неусыпной охраной. А впереди, за рекой, начинались поля, засаженные какими-то невысокими зелеными кустиками, среди которых, согнувшись, чуть ли не ползком, медленно двигались рабы-полуэльфы.

- Лин, ты видишь, что они там делают? - спросил Фарамир, прикрывая глаза от солнца и одновременно пытаясь разглядеть, что происходит на том берегу.

- Обламывают у этих кустов нижние ветки, - пожал плечами менестрель. - Фолли сказала, что они будут работать с каким-то усатым фруктом. Видимо, это и есть «усы».

Поглядывая на работающих линитов и прогуливающихся среди них стражей-надсмотрщиков, путешественники двинулись вдоль берега к мосту, по которому они всего день назад въезжали в Тэш. И, как и предполагал Фарамир, у моста им, по-прежнему вежливо, но решительно преградили дорогу:

- Простите, но у нас приказ - никого, кроме линитов, за реку не выпускать. Время сейчас слишком опасное. А погулять вы можете и здесь, по берегу.

В ответ гондорцы тут же принялись, как и предлагал Линдир, «слегка возмущаться» произволом стражников. Сам же менестрель воспользовался моментом, чтобы понаблюдать за работающими в поле линитами и попробовать отыскать среди них Маэрона или служанок из дома Фолли. На ближайшей к городу плантации их не было. Зато среди работников, занятых на следующем поле, мелькал чей-то силуэт в ядовито-зеленой одежде, именно такого оттенка, который носила Миона. Вот к ней приблизилась другая фигурка в чем-то светлом, и они вместе, словно бы пошатываясь, пошли между рядами кустиков в сторону города.

Линдир повернулся к друзьям и, обнаружив, что Арагорн в препирательстве со стражами уже немного вышел за рамки «слегка», торопливо влез между ним и охранниками:

- Извините, господин, но вы просили напомнить, леди Фолли ждет нас на обед.

Элессар с некоторым сожалением отступил назад:

- Да, конечно, идем. Но завтра мы сюда вернемся…

- Разумеется, вернемся, - Фарамир, заметивший, что Линдир чем-то обеспокоен, потянул государя за рукав. - А сейчас нам пора.

Они отошли подальше от моста, и итилиенец нетерпеливо накинулся на Линдира с вопросами:

- Что теперь не так? Новости от наших эльфов?

- Нет, они пока молчат. Как уплыли с утра от местных эльфов, так новостей и не было, - покачал головой Линдир. - Просто, мне кажется, нам сейчас лучше вернуться домой. В смысле, в дом Фолли. По-моему, туда сейчас придут две ее служанки.

- И что с того? - подозрительно прищурился Арагорн.

- Ну… - замялся менестрель. - Одна из них что-то хотела мне сказать. Предложила встретиться вечером, но, возможно, нам будет удобнее поговорить сейчас, когда в доме почти никого нет.

- Мммм, - протянул Фарамир, - а мне этот, с позволения сказать, блюститель морали запрещает просто смотреть на девушек!

- Так сам-то блюститель морали не женат, - притворно вздохнул Арагорн. - Ему и смотреть можно, и разговаривать. Лин, это та девушка, которую ты вчера в чувство приводил? Как романтично!

- Нет, это не та девушка, - ледяным тоном отозвался Линдир. - Это другая.

Гондорцы многозначительно переглянулись.

- А ты времени не теряешь, - хмыкнул Арагорн.

- Да ну вас к балрогу! - вспыхнул эльф и, ускорив шаг, свернул на ведущую к дому Фолли улицу. Арагорн и Фарамир, пожав плечами, направились за ним.

- Нам теперь что, все время придется за ним бегать? - уже не рассерженно, а недоуменно спросил правитель Гондора.

 

В доме Фолли не оказалось не только выгнанных на поле линиток, но и самой хозяйки: чужеземных гостей впустила Клаиса, сразу же убежавшая обратно на кухню. Немного поостыв, Линдир подробно рассказал товарищам о своем знакомстве с Маэроном, а потом об обеих заинтересовавших его полуэльфийках. К его великой радости, гондорцы, наконец, прекратили зубоскалить и отнеслись к его словам даже более серьезно, чем он ожидал.

- Этот твой зеленщик не зря с первым встречным заговорил про эльфов-шпионов, - авторитетно заявил Элессар. - Он наверняка решил, что ты сам - лесной эльф или полуэльф, который на них работает. А встретиться предложил, потому что либо он тоже шпионит за местными, либо, наоборот, помогает людям выслеживать таких шпионов.

- А поскольку мы вмешиваться в местные дела не собираемся, то, пожалуй, искать этого Маэрона в любом случае не стоит, - резюмировал Фарамир. - Да и с дамочками, Лин, веди себя поосторожнее.

- Опять?! - менестрель снова начал закипать, но итилиенец поспешно замахал руками:

- Не злись, я не в этом смысле! Просто Миона тоже может оказаться эльфийкой-шпионкой - не случайно же она не боится хозяйку. А эта вторая… Не знаю, в чем там дело, но я ей тоже не доверяю. Она почти наверняка притворяется.

- Зачем? - удивился Линдир.

- Ну, чтобы от работы отмазаться, зачем же еще? - пожал плечами Фарамир.

- Возможно, конечно, - согласился Арагорн, - но ведь Лин говорит, что она скрывает от Фолли свое плохое самочувствие. Может, она и правда чем-то больна?

- А тебе словосочетание «больной эльф» слух не режет? - с издевкой поинтересовался итилиенец.

- Кстати, да, - сообразил Линдир. - Но она ведь полуэльфийка. Хотя… Чтобы Элронд когда-нибудь болел, я тоже ни разу не слышал.

- А я слышал, и довольно часто, - возразил Арагорн.

- Когда же такое было? - с сомнением уставился на него эльф.

- Еще до Войны Кольца. Как ни выберусь в Дольн повидать Арвен, так обязательно: «Владыке нездоровится, а его дочь за ним ухаживает, так что принять тебя, Дунадан, они никак не смогут». Неужели этот га… то есть… неужели он тогда притворялся?

Линдир в ответ только развел руками:

- Элронд все-таки наполовину человек, так что ему тоже ничто человеческое не чуждо.

Арагорн пробурчал что-то не особо почтительное в адрес эльфийского владыки, и Линдиру с Фарамиром пришлось старательно делать вид, что они ничего не слышат.

- Вот что, друзья мои, - объявил Линдир, когда Арагорн закончил свою тираду, - Вмешиваться в местные дела я не собираюсь, но с Мионой все-таки поговорю. Может, вы и правы насчет нее, но мне почему-то кажется, что она будет нам полезна.

Против этого гондорцы возражать не стали, и Линдир, поджидая служанок, уселся на ступени, ведущей на первый этаж лестницы. Ждать пришлось дольше, чем он рассчитывал, но в конце концов снизу послышались легкие, почти эльфийские шаги и приглушенные голоса - один жалобный и всхлипывающий, другой - резкий и презрительный.

- Мион, я тебе всю жизнь буду благодарна! Я бы без тебя…

- Вот ведь навязалась же ты на мою голову! Если меня из-за тебя накажут или продадут другому владельцу, вам всем от этого будет плохо!

- Тебя не накажут, я скажу хозяйке, что сама во всем виновата, что я тебя обманула.

- Нет уж, Руфина, хозяйке ты ничего не будешь говорить, а лучше бы ты вообще всегда молчала. Иди к Клаисе и жди меня там!

- А ты куда сейчас?

- Посмотрю, как там наши гости. А потом вернусь на поле.

Линдир вскочил на ноги и начал неслышно спускаться по лестнице. Внизу хлопнула дверь в кухню, и навстречу менестрелю выскочила «подозрительно-смелая» линитка. Увидев его, она вздрогнула, но тут же взяла себя в руки:

- Эльфы тебя побери, как же ты меня испугал! А я как раз собиралась выманить тебя из комнаты.

- Я так и понял, - улыбнулся ей Линдир. - Ты хотела о чем-то поговорить?

- Ага, - девушка проворно ухватила его за руку и потащила куда-то по темному коридору, мимо кухни и многочисленных маленьких кладовок. В самом конце коридора оказалась еще одна дверь, ведущая в крошечный внутренний дворик, в центре которого красовался пышный, усыпанный крупными розовыми цветами куст, зато в углах в беспорядке валялись дрова, обтесанные камни и какой-то мусор.

- Так, - Миона огляделась вокруг и даже заглянула за ближайшую к ним кучу поленьев. - Прежде всего - ты ведь не линит, да? Ты настоящий эльф?

- Да, - не стал отпираться Линдир.

- Так я и думала. Линиты не умеют лечить. И разговаривать с животными. То есть они могли бы это делать, но все забыли и не хотят учиться заново. Значит, эти люди, с которыми ты приехал, не твои господа?

- Они мои хорошие знакомые, - осторожно ответил менестрель.

Девушка смотрела на него с радостным удивлением:

- Значит, это правда? Есть такие земли, где люди с эльфами не воюют?

- Есть, - подтвердил Линдир, - но только это очень далеко отсюда. Мы, в некотором роде, попали сюда случайно.

- В самом деле? - теперь Миона казалась разочарованной. - А я подумала…

- …что я лесной эльфийский шпион, приехавший следить за твоей госпожой? - закончил ее мысль Линдир.

- Ну да, что-то в этом роде. Жаль, - Миона направилась к двери. - Надеюсь, это все между нами? Я в случае чего заявлю, что ни о чем с тобой не говорила.

Эльф вздохнул - на его глазах Миона утрачивала к нему интерес, и он чувствовал, что ему это совсем не нравится.

- Разумеется, я тебя не выдам, - заверил он девушку, открывая перед ней дверь. Миона собиралась что-то ответить, но раздавшийся из глубины дома пронзительный крик заставил их обоих забыть обо всем. Линдир машинально притянул линитку к себе, готовый защищать ее от пока неизвестной ему опасности, но она, вырвавшись у него из рук, метнулась в темноту коридора.

- Это Руфина! - не оборачиваясь, крикнула она менестрелю. - Скорее бежим!

Крик повторился, на этот раз не столь громкий и словно бы сдавленный. За тот десяток секунд, который понадобился Линдиру, чтобы, вслед за Мионой, добежать до кухни, он успел мысленно представить себе несколько картин, одна другой страшнее и кровавее. Вспомнились рассказы о наказаниях для провинившихся рабов и местные байки про «жестоких лесных эльфов», слухи о маньяках-убийцах в том техническом мире, где он когда-то бывал вместе с Леголасом, а потом, почему-то, многочисленные несчастные случаи на недавно завершившихся конкурсах. И то, что он увидел в кухне, в первый момент как будто полностью подтвердило его предчувствие - Руфина лежала на полу в луже крови и кричала уже совершенно нечеловеческим и неэльфийским голосом.

За минуту до этого сидящий в верхней комнате на ковре Фарамир вдруг хлопнул себя по лбу и окликнул шагающего из угла в угол Арагорна:

- Слушай, Арыч, а ведь возможно, она и не притворяется.

- Кто? - государь Гондора, занятый мыслями о вредном Элронде, успел забыть, с чего начался их разговор. - Та служанка, что ли? Ты же сам сказал, что раз полуэльфы по определению ничем не болеют, то плохо себя чувствовать они не могут.

- Женщины - могут, - Фарамир сиял, словно ему удалось решить трудную задачу. 

- В смысле? - непонимающе уставился на него Арагорн.

- Вот соберешься обзавестись наследником - тогда поймешь, - весело подмигнул ему наместник.

В следующий момент оба гондорца замерли от раздавшегося из кухни вопля, после чего, схватив мечи, рванулись к дверям.

В коридоре к ним навстречу выбежала линитка, которая обычно приносила им еду. Вытянув вперед руки, она попыталась остановить гондорцев, что-то крича, но, должно быть, Линдир находился слишком далеко, так как ее слов они не поняли. Отпихнув девушку в сторону, Арагорн первым добежал до двери, из-за которой слышались крики, и, уверенный, что она заперта, что было силы ударил в нее плечом. Дверь, впрочем, оказалась просто прикрытой, и король Гондора, не удержав равновесия, ввалился в кухню прямо под ноги к Клаисе.

- Элессар, она сейчас родит! - раздался из-под окна напряженный голос Линдира. - Помогай, ты же лекарь! Фам, а ты в коридоре подожди, а то мешать будешь!

Вскочив на ноги и оглядевшись в поисках врага, Арагорн обнаружил, что никаких врагов в кухне нет, а есть только лежащая на полу смертельно-бледная линитка, вокруг которой хлопочут Линдир и две другие служанки.

- Руфи, давай, дыши глубже, уже почти все! - тормошила ее Клаиса. - Миона, ну что там с водой, согрелась?

Линитка в зеленом подбежала к плите, а Арагорн, сообразив, наконец, что происходит, метнулся к Линдиру:

- Что надо делать?

- У нее очень мало сил, - быстро объяснил ему эльф. - А я могу только уменьшить боль. Сделай хоть что-нибудь!

Руфина уже не кричала, она лишь громко стонала, и Арагорн, наверное, впервые за очень долгое время, вдруг почувствовал себя абсолютно беспомощным. Он не раз видел, как умирают люди или эльфы, ему приходилось убивать самому, и он был уверен, что все самое страшное в его жизни уже произошло. Теперь он понял, что это не так.

Стараясь не обращать внимания на стоящий вокруг шум и суетящихся рядом линиток, он осторожно положил одну руку Руфине на грудь, а другую на макушку. Сосредоточиться. Отрешиться от всего. Ощутить эту чужую, уходящую жизнь и позвать ее обратно, заставить вернуться. Так когда-то было с Эовин, но ее, энергичную и жизнерадостную, вернуть в этот мир было гораздо легче, она сразу откликнулась на его беззвучный призыв. Совсем по-другому было с Руфиной, которая, казалось, вовсе не хотела больше жить. «Вернись, - продолжал мысленно требовать потомок нуменорцев уже без особой надежды на успех, - вернись, ты сейчас не имеешь права умирать, ты слишком нужна своему ребенку!»

Фарамир нервно метался взад-вперед по коридору, не забывая, впрочем, прислушиваться - не вернулась ли домой хозяйка или кто-нибудь из слуг? Хотя это было весьма непросто. Каждый стон, доносящийся из кухни, напоминал ему о том, что через несколько месяцев он будет точно так же считать минуты до появления на свет собственного первенца, и молодой человек с трудом заставлял себя думать о чем-то другом. Ему казалось, что это ожидание будет тянуться вечно, когда стоны за дверью вдруг сменились истошным детским плачем, а в коридор, пошатываясь, вывалился Арагорн.

- Ну… что там? - только и смог выдавить из себя итилиенский наместник.

- Все нормально, - Арагорн прислонился спиной к стене и закрыл глаза. - Я их вытащил. И мать, и девочку.

 

* * *

- Ты не устала? - Ат-Тариэль заботливо поинтересовался у сестры.

- Ты спрашиваешь уже третий раз за прошедший час! - отрезала та.

- Я беспокоюсь о тебе. Выйдем на берег и отдохнем?

- Нет! Чем быстрее мы доберемся до индо-Ктана, тем скорее избежим угроз человеческого мира.

- Я сомневаюсь, что в этом мире вообще остались безопасные места для эльфов, кроме тамон-Солка.

- Впереди опять деревня, - заметил Леголас, прерывая очередную зарождающуюся стычку между братом и сестрой. - Мы с Румилом сплаваем на разведку?

- Да, - согласился Кэрдан.

Молодые эльфы быстро уплыли вперед.

- Ириден, не сердись на брата, - обратился к эльфийке Кэрдан. - Он всего лишь волнуется о тебе.

- Не указывай мне, иномирец!

- Не говори так с Владыкой! - одернул ее брат. - Пусть он и из другого мира, но он равен по положению нашему отцу-Правителю.

- Неискреннее почтение - худшая из фальшивых монет, - возразил Кэрдан.

Ириден благодарно улыбнулась Корабеллу, потом нырнула и обогнала остальных. Повинуясь жесту Тариэля, Аллет  отправился за эльфийкой. Ат-Тариэль осуждающе покачал головой.

- Не дави на сестру, - посоветовал Владыка. - Когда приходит время перемен, вековые традиции и правила - не лучшие советчики.

- С чего Вы взяли, что грядут изменения? - нахмурился Ат-Тариэль.

- Я достаточно хорошо знаю людей. За прошедшие триста лет они уже во многом должны были измениться. Дайте им еще полтысячелетия, и вы, сойдя в очередной раз со своих гор, не узнаете окружающего мира.

- Мы в безопасности в тамон-Солке! И нам дела нет до того, что происходит среди людей! - запальчиво возразил Ат-Тариэль.

- Это вы сейчас так думаете. А когда над вашей долиной полетят вертолеты, а подходы к горам начнут утюжить такни - тогда уже поздно будет интересоваться развитием человеческой цивилизации.

- Что такое «танки» и «вертолеты»?

- Спроси у Леголаса. Он в этом лучше разбирается.

- Даже если их изобрели в других мирах, вовсе не обязательно придумают и у нас тоже.

- В большинстве измерений человечество рано или поздно до этого додумывается. Не стоит слишком полагаться на то, что ваше станет исключением. К тому же, если предположения твоего отца правильны, и в индо-Ктане есть переход в иные миры, то все эти опасные технологии могут просочиться оттуда.

Ат-Тариэль задумался. Спустя несколько минут вернулись Леголас и Румил.

- Поперек реки натянута рыбацкая сетка. Возможно, даже не одна, - доложил лихолесец.

- Это проблема? - спросил Кэрдан.

- Мы можем поплыть вперед и разрезать сетки, но на берегу нас поджидает весь тот отряд стражников, которых мы обманули в прошлый раз.

- Вместе с подкреплением и местными жителями, - добавил Румил.

- Теперь фокус с камышинками не пройдет. Река слишком узкая, и если мы будем плыть близко к поверхности, они нас заметят. Придется преодолеть всю деревню на глубине на одном дыхании, - Леголас с тревогой посмотрел на горных эльфов и линитов. - Вы сможете?

Эн-Ириден согласно кивнула, Ат-Тариэль неодобрительно посмотрел на сестру, оба линита подтвердили, что да - они справятся. Впрочем, без особой уверенности.

- Я плыву первым и разрезаю сетки, Румил помогает, Лас, ты замыкаешь и страхуешь, если вдруг что-то пойдет не так, - распорядился Кэрдан.

- Вы не должны брать на себя все трудности, - возразил Ат-Тариэль. - Линиты тоже могут помочь.

- Ты же сам говорил, что ожидаешь от нас использования секретных знаний или тайного оружия, которое позволит преодолеть территории людей. Вот мы и применяем, - сказал Кэрдан.

Ат-Тариэль смутился.

- Я думал, речь пойдет о какой-нибудь неизвестной нам магии или о чем-то подобном. А вы предлагаете такие простые решения, которые всего лишь не приходили нам в голову.

Кэрдан только улыбнулся и нырнул. Румил отправился следом. Владыка быстро добрался до первой сетки и, пока лориенец придерживал ячеистую материю, несколькими точными ударами разрезал ее. Кивнув своему помощнику, чтобы тот подождал остальных, Кэрдан первым скрылся в образовавшемся проходе.

Пока горные эльфы, линиты и Леголас проплывали под сеткой,  Румил удерживал ее края, чтобы остальные не запутались.

/Лас, плыви сюда!/ - позвал Кэрдан - /Тут настоящая каша из обрывков сеток. Похоже, стражники заставили выкинуть в реку все имеющееся рыбацкое снаряжение. И новое, и давно негодное/

/Ты же говорил, что я должен плыть последним/

/Лас, не спорь, а?/

Подплывший Леголас застал Кэрдана в задумчивости висящим прямо перед огромным клубком снастей.

/Видишь эти тонкие лески?/ - спросил тот - /Сверху к ним прикреплены поплавки. И если мы слишком активно начнем их резать, стражники поймут, что под водой кто-то есть/

Леголас на глазок прикинул хаотичность переплетения едва различимых нитей.

/Можно попытаться просочиться между ними. Если сделать прорехи вон в тех больших сетках/

/Действуй. А  я подожду остальных/

Теперь на долю Леголаса досталась участь подводного первопроходца. Извернувшись ужом между несколькими лесками, он поднырнул под первую сетку, разрезал и проплыл в получившуюся дырку во второй, потом обогнул сбоку третью, при этом чуть не запутавшись в ней волосами и, разрезав последние две сетки, вырвался на чистую воду.

Ат-Тариэль, а за ним и Тирион почти в точности повторили путь лихолесца, лишь несколько раз зацепив лески с поплавками. Едва Эн-Ириден преодолела крайнюю сетку, как воду пронзила первая стрела. Ат-Тариэль попытался броситься на выручку сестре, но Леголас остановил его, не без причин опасаясь, что если эльф поплывет навстречу, то окончательно запутает и так едва проходимую дорожку в подводном месиве.

Ат-Тариэль гневно толкнул Тириона в сторону сеток. Леголас скорчил линиту страшную рожу, недвусмысленно указывая на заросли осоки впереди по течению и сам потащил туда же сопротивляющегося Ат-Тариэля. Секунду посомневавшись, кого ему слушать - сына Правителя или иномирного эльфа, Тирион таки последовал указаниям Леголаса.

Очередная стрела пронзила воду совсем рядом с Эн-Ириден. Аллет, не обращая внимания уже ни на сетки, ни на поплавки бросился закрывать ее собою от выстрелов, всколыхнув и нарушив шаткое равновесие клубка снастей. Он тут же запутался, а поплавки запрыгали как сумасшедшие. Сквозь толщу воды послышались радостные крики стражников. Эн-Эриден вынырнула из-под последней сетки и поплыла к Леголасу и остальным.

/Кэрдан/ - Румил с отчаянием смотрел на трепыхающегося во все больше запутывающихся сетках Аллета - /Я не проплыву там. А если сейчас не вынырну, то задохнусь!/

/Сдавайся людям/ - решил Кэрдан - /Сразу они почти наверняка не будут убивать пленников, а там мы что-то придумаем/

Румил поплыл к берегу.

/А ты?/

/Я еще продержусь какое-то время, а потом посмотрим/

Люди начали вытягивать запутавшегося в сетях Аллета.

 

-Ты!!! - гневно выдохнул вынырнувший Ат-Тариэль, набрасываясь на Леголаса. - Там осталась моя сестра! Как ты посмел подвергать риску ее жизнь! Линит должен был защитить ее!

- О, Эру, - тихо прошептал Леголас и с разворота ударил Ат-Тариэля кулаком по лицу.

Тот обмяк и чуть не ушел под воду, но его подхватил под руки подоспевший Тирион.

- Извини, - вздохнул Леголас, с сочувствием глядя на Ат-Тариэля.

- Он не простит, - покачал головой Тирион.

- Я как-нибудь это переживу. Ждите здесь, - распорядился Леголас и поплыл обратно к остальным.

Буквально через мгновения в зарослях осоки вынырнула Эн-Ириден.

- Ой, что с ним? - испуганно ойкнула она, глядя на брата.

- Ничего страшного, - ответил Тирион. - Иномирец заехал его высочеству в ухо. Сейчас очнется.

Несмотря на всю опасность ситуации, Эн-Ириден не удержалась от короткого смешка.

- Давно пора было. А где остальные?

- Еще не вернулись.

Эн-Ириден с тревогой посмотрела в сторону оставшейся за спиной деревни, пытаясь разобрать, что же там происходит.

- На берегу какая-то суета… Люди тянут… Они кого-то поймали?! - в ужасе выдохнула она.

- Что…Ооо… - простонал приходящий в себя Ат-Тариэль.

- Мы должны им помочь! - Эн-Ириден решительно посмотрела на брата с Тирионом.

- Глупости! - возразил Ат-Тариэль. - До индо-Ктана осталось всего ничего. Я уже могу различить на горизонте верхушки его деревьев. Мы должны продолжить свой путь.

- Как ты можешь?! - со слезами на глазах воскликнула Эн-Ириден. - Без их помощи мы бы не добрались даже сюда! Мы не можем их бросить!

- У меня есть приказ отца и Правителя, - жестко возразил Ат-Тариэль. - И я во что бы то ни стало обязан добраться до индо-Ктана. Не считаясь ни с их жизнями, - он кивнул в сторону оставшихся в деревне средиземцев, - ни со своей. А тебя, сестренка, здесь вообще не должно было быть.

- Но как же так? - растерялась Эн-Ириден. - Ты не…Отец не мог тебе такого приказать!

- У меня нет времени с тобой спорить. И я не могу тащить тебя силой. Тирион, ты плывешь со мной. Я приказываю.

- Слушаюсь, о чистокровный, - Тирион быстро кивнул, опуская взгляд, чтобы Ат-Тариэль не успел заметить не подобающего линиту гнева.

- Ириден, - Тариэль взял сестру за руку, - я прошу тебя, поплыли с нами. Я не могу ослушаться приказа, но мое сердце разорвется на части, если ты останешься здесь.

Эн-Ириден резко выдернула свои пальцы из ладоней брата.

- Между голосами долга и сердца, я выбираю последнее!

Ат-Тариэль вздохнул.

- Значит, нам с тобой не по пути. Мне жаль.

- Мне тоже, - Эн-Ириден отвела взгляд.

Тирион и Ат-Тариэль быстро поплыли вниз по течению. Эльф лишь раз оглянулся, чтобы посмотреть на сестру, потом больше не оборачивался. И только река видела его слезы.

 

/Кэр, что там у вас?/ - Леголас подплыл к границе деревни, но не спешил углубляться в заполненную сетями воду.

Еще в осоке он предусмотрительно наполнил воздухом три камышинки, зажав между ладонями двух рук. Плыть такая ноша не особо мешала, но нырять с нею сквозь клубок рыболовных снастей было весьма проблематично.

/Румил сдался, Аллета почти вытащили, меня продолжают обстреливать/  - лаконично ответил Кэрадан - /Я сейчас попытаюсь пробраться сквозь сетки, но вряд ли мне хватит дыхания доплыть до вашей осоки/

/На счет этого не волнуйся/ - мысленно улыбнулся Леголас - /У меня с собой камышинки с воздухом. Лучше смотри, чтоб еще и тебя не подстрелили/

/Иногда меня просто умиляет твоя предусмотрительность/

/Арагорн тоже часто так говорил/

Спустя несколько секунд Кэрдан показался по эту сторону сеток и с благодарностью принял у Леголаса стебельки тростника.

/Знаешь, я не могу воспринимать людей как серьезных противников/ - печально пожаловался Леголас - /Не в смысле, что они слабые воины, а просто не получается видеть в них врагов и всерьез опасаться. Кажется, будто все происходит словно понарошку. Но ведь на самом деле это совсем не так. Их стрелы вполне настоящие, и они запросто могли ранить или застрелить кого-то из нас. Но ведь они не орки, даже не харадцы или умбарцы, ведомые волей темного властелина. А обычные люди, охотящиеся на эльфов. Почему так происходит?/

/Не знаю/ - вздохнул Кэрдан - /Но, если не считать случаев вмешательства магии или иных внешних сил, то, когда начинается такая война, равно виноваты оба народа. Возможно, эльфы были где-то не правы. Возможно, люди. А потом у обеих сторон накопилось слишком много взаимных обид/

Кэрдан и Леголас вынырнули в зарослях осоки, где их поджидала нервничающая Эн-Эриден.

- Хвала небесам! Вы живы! - обрадовалась она и тут же испуганно посмотрела на мирно плещущуюся за их спинами реку. - Больше… больше никого не будет?

- Нет, - покачал головой Леголас. - Аллет и Румил попали в плен.

- Неееет…, - простонала Эн-Ириден. - Это из-за меня! Ведь, если бы Аллет не кинулся прикрывать меня от стрел…

- Не переживай. Мы дождемся темноты и постараемся их отбить.

Эн-Ириден посмотрела на Леголаса так, словно он как бы между прочим пообещал ей достать как минимум луну с неба.

- А где твой брат и Тирион? - спросил Кэрдан.

- Уплыли в индо-Ктан, - потупилась эльфийка.

- Вот значит как, - медленно произнес Владыка.

- Не осуждайте его, он должен был так поступить.

- Вопрос не в том, кто виноват, а в том, что теперь делать, - отмахнулся Леголас.

- До вечера мы все равно не сможем помочь пленникам, - рассудил Кэрдан. - Не будем же мы вдвоем нападать на целую деревню с отрядом стражей в придачу.

- Втроем! - возразила Эн-Ириден. - Я тоже лук в руках держать умею!

- Не важно. Их все равно намного больше. Ириден, как ты считаешь, если твой брат найдет в лесу эльфов, он приведет их на помощь? - спросил Кэрдан.

- Я даже не знаю, - растерялась эльфийка. - За мной он бы точно вернулся. Но захочет ли он отбивать у людей линита и вашего товарища? Да и потом, вряд ли ему удастся вот так, сразу, разыскать эльфов и уговорить их выйти из индо-Ктана.

- Думаешь, не стоит сидеть в этих кустах до вечера, а лучше пока сплавать в лес и попытаться найти подмогу? - спросил Леголас у Кэрдана

Кэрдан кивнул, а потом добавил по-осанвэ: /Ириден славная девочка, но ночью она скорее будет помехой, чем сможет чем-то помочь/

/Ты считаешь, что нам удастся оставить ее в лесу? С ее-то рвением?/

/В крайнем случае, заведем ее в глубь и сбежим/

/Кэрдан!/ - притворно ужаснулся Леголас.

/Для эльфийки переночевать в лесу однозначно безопаснее, чем пробираться по равнине, полной недружелюбных стражников/

/А если она выберется и пойдет за нами следом? Сама? С нее ведь станется/

/Ладно. Доберемся до леса - там решим/

 

* * *

Небо, еще недавно бывшее идеально-бирюзового оттенка, постепенно начинало тускнеть: еще один день медленно, но верно шел к своему завершению. Интересно, сколько еще ему здесь торчать, днем любуясь пробегающими над головой облаками, а ночью считая падающие звезды? И собирается ли хоть кто-нибудь из друзей сообщить ему, что у них происходит, или о нем уже давно благополучно забыли?!

Халдир осторожно повернул голову на бок и прислушался. Голоса местных жителей, работающих на расположенном неподалеку поле, стали как будто громче и веселее: похоже, что скоро они закончат свои дела и смогут вернуться в город. Хотя кто их здесь разберет - вдруг они вообще до темноты будут вкалывать, а потом останутся ночевать рядом с полем? И придется ему еще несколько часов неподвижно лежать в своем укрытии и ждать новостей от Румила или Линдира… Эльф опять перевел взгляд на небо и вздохнул. Несмотря на свой мирный характер, сейчас он, пожалуй, предпочел бы столкнуться с местными жителями - даже если бы это столкновение закончилось дракой. Лишь бы прервалось это вынужденное ничегонеделание!

Халдир никогда не спорил с теми, кто занимал более высокое, чем он, положение. Да и с равными себе обычно тоже. Не стал он спорить и в этот раз, когда Линдир предложил ему спрятаться неподалеку от Тэша, чтобы «оставаться в резерве», пока сам он вместе с гондорцами пытаются уйти из города, а Кэрдан с этой идеей согласился. Но лориенец не предполагал, что «ждать в резерве» придется так долго - шли уже вторые сутки его сидения в неглубокой ложбине, а Линдир с Арагорном и Фарамиром по-прежнему торчали в городе. И Халдир даже толком не знал, что у них там происходит и не нужна ли его друзьям помощь: утром Линдир кратко сообщил, что из Тэша их не выпускают, но они попытаются выбраться оттуда сами. А когда через некоторое время Халдир попробовал сам спросить у менестреля, как у них с гондорцами обстоят дела, Линдир быстро ответил, что они очень заняты, и так резко прервал осанвэ, что у лориенского стража на мгновение потемнело в глазах. И теперь Халдир мучился сомнениями, что ему делать дальше: попытаться еще раз связаться с Линдиром и узнать, что же у них там все-таки случилось, или пока подождать, чтобы не отвлечь его своей мысленной речью от чего-нибудь важного?

А еще ему очень хотелось есть. Да, конечно, как любил повторять Кэрдан, эльфы могут прожить без еды целый месяц и при этом нормально себя чувствовать. Однако даже Корабелл никогда не говорил, что они делают это с удовольствием! А Халдир вообще любил вкусно поесть, из-за чего над ним всегда подшучивали и братья, и другие товарищи-лориенцы. И мысль о том, что ему придется еще несколько дней прятаться от местного населения и при этом голодать, приводила его в совсем уж тоскливое настроение.

Внезапно он понял, что больше не слышит линитских голосов, и снова выглянул из ложбины. Так и есть - работа в поле была окончена, и на нем уже почти никого не осталось. Лишь несколько последних работников, нагруженных охапками длинных зеленых стеблей, и не спускающие с них глаз надсмотрщики шли между ровными рядами кустиков в сторону города. Что ж, по крайней мере, теперь можно до утра не опасаться, что кто-нибудь из местных отойдет от плантации и обнаружит прячущегося в высокой траве незнакомого эльфа. Халдир с удовольствием потянулся и продолжил смотреть на расходящихся с поля людей и линитов. Один из работников, линит-подросток, взваливший на себя особенно большую охапку стеблей, внезапно обо что-то споткнулся и налетел на идущего впереди надсмотрщика. Тот обернулся и раздраженно отпихнул его назад, и юноша, окончательно теряя равновесие, взмахнул руками, уронив свою ношу и свалившись прямо на нее. Надсмотрщик громко выругался и пнул его ногой - судя по всему, не слишком сильно, просто для острастки, так как линит сразу же поднялся и принялся проворно собирать упавшие зеленые «усы». Тем не менее, Халдиру стоило огромного труда сдержаться и не броситься на его защиту - прикусив губу, он напомнил себе, что попавшись сейчас в лапы к местным, он ничем не поможет этому парня, зато создаст новые проблемы своим друзьям.

И он бы сдержался и не выбежал линиту на помощь, как бы противно ему это не было, если бы тот, собирая стебли, вдруг не сорвал с кустика что-то, напоминающее большую зеленую ягоду. Вероятно, он тоже был голоден и хотел ее съесть, но как раз в этот момент надсмотрщик снова взглянул в его сторону и, увидев, чем юный линит занимается, уже в полную силу залепил ему оплеуху. Подросток опять оказался на земле, попытался увернуться от следующего удара, но надсмотрщик оказался проворнее и продолжил пинать его ногами… А потом - Халдир и сам не понял, как это случилось, но провинившийся линит вдруг снова вскочил на ноги и бросился бежать по полю прямо в ту сторону, где затаился эльф. Он на полном ходу налетел на Халдира и вскрикнул от неожиданности, но тут надсмотрщик тоже добежал до ложбины и, увидев еще одного «беглеца», что-то прокричал другим людям, не успевшим еще отойти слишком далеко от поля. В следующий момент Халдир уже катался по земле, сцепившись с надсмотрщиком, на помощь которому спешили его коллеги. Краем глаза он заметил, что и подросток-линит, из-за которого его обнаружили, и другие рабы стоят в стороне, даже не пытаясь вмешаться в схватку. Было ясно, что силы неравны, но Халдир продолжал сопротивляться. Захватив рукой горсть земли, он швырнул ее в глаза одному из своих противников и почти сумел вырваться из рук двух других, но внезапно что-то со страшной силой ударило его в спину. Лориенец рухнул на землю лицом вниз, чувствуя, что на него словно бы наваливается огромная тяжесть, не дающая ему ни пошевелиться, ни даже вздохнуть. «Кажется, они какую-то магию в ход пустили!» - мелькнула у него мысль, но тут на него обрушился очередной удар каблуком в лицо, и на какое-то время он перестал что-либо чувствовать… 

В себя лориенца привели быстро - окатили водой из фляжки, не забыв предварительно связать ему за спиной руки. Убедившись, что пленник открыл глаза, один из надсмотрщиков равнодушно задал ему какой-то вопрос - вероятнее всего, он интересовался, кто хозяин Халдира. Эльф молча покачал головой: пусть лучше думают, что он отказывается с ними разговаривать, чем поймут, что перед ними «существо из другого мира». Впрочем, он тут же пожалел об этом, так как надсмотрщик снова влепил ему пощечину и громко что-то прокричал.

«Похоже, требует, чтобы я отвечал на вопросы!» - промелькнуло в голове у Халдира, и он приготовился к новым ударам, но тут другой надзиратель сердито прикрикнул на всех людей и линитов сразу и махнул рукой в сторону города. Эльфа резким движением поставили на ноги и пихнули в спину, заставляя идти вперед вместе со всеми остальными. Морщась от боли, он подчинился.

По лицу текло что-то липкое. Халдир облизнул губы и сплюнул. Вид у него сейчас, наверное, тот еще… Хотя, кажется, кровь идет только из разбитого носа, а все остальное у него более-менее в порядке.

/Линдир! - осторожно позвал он. - Тебя, как, уже можно отвлекать?/

/Да, можно, - Халдиру показалось, что осанвэ менестреля звучит как-то устало. - Тут у нас были кое-какие проблемы, но теперь все закончилось. А у тебя там как дела?/

/А у меня проблемы, похоже, начались!/ - лориенец кратко объяснил, что с ним произошло. Линдир охнул и на некоторое время замолчал - вероятно, пересказывал услышанное гондорцам.

/Хэл, ты меня слышишь? - отозвался он, наконец, снова. - Скажи, тебя точно в наш город тащат?/

/Точно, мы уже скоро до него дойдем/

/Замечательно. Когда придете, скажешь, куда именно тебя приведут. Тогда и будем решать, как тебя освободить/

/А что мне делать, если меня начнут допрашивать?/

/Ну объяснишь им, жестами, что не знаешь языка… Хотя нет, так тебя, чего доброго, за лесного эльфа примут! Лучше уж глухонемого изобрази!/

/Не смешно, Линдир/

/А я вообще-то серьезно. Ладно, мы тут сейчас тоже посовещаемся, а потом я опять с тобой свяжусь/, - мысленный голос Линдира умолк, и лориенский страж почувствовал, что остался в одиночестве, несмотря на то, что рядом с ним шли несколько человек и линитов.

 

Линдир прервал осанвэ и по очереди посмотрел на каждого из своих собеседников. Арагорн с напряженным лицом уже в третий раз за вечер набивал свою трубку, Фарамир бесцельно вертел в руках сорванную где-то веточку, и только Миона, сидящая сразу на трех положенных друг на друга подушках, казалась спокойной и не мигающим взглядом смотрела Линдиру в глаза. Впрочем, она тоже пока не могла предложить ничего дельного и ждала, что эльф сделает это сам.

Менестрель глубоко вздохнул. Хочет он этого или нет, но, похоже, командовать сейчас придется ему. Еще недавно ему бы и в голову не пришло, что такое возможно, а теперь такая ситуация устраивает даже Арагорна! Случилось ли это из-за того, что Линдир был единственным связующим звеном между гондорцами и остальными попавшими с этот мир эльфами, или потому, что без него его спутники не смогли бы общаться с местными жителями? Или, может быть, причиной стало его положение «слуги», благодаря которому он - вот ведь ирония судьбы! - получил гораздо больше свободы в передвижении по городу и общении с линитами?

Но раздумывать на эту тему сейчас было не время - и гондорцы, и как-то незаметно вписавшаяся в их компанию бойкая линитка ждали его решения.

- Миона, - спросил он, - куда у вас тут отправляют беглых рабов? Есть тут тюрьма какая-нибудь или еще что-то в этом роде?

- Да нет, вообще-то беглых обычно сразу возвращают хозяевам, - объяснила девушка. - Но поскольку у вашего друга их нет, то… Наверное, его и правда для начала в тюрьму отправят, а уже завтра будут выяснять, кто он и откуда.

- Где находится тюрьма, знаешь?

- Да, конечно. Ты хочешь устроить ему побег? 

- Разумеется, - Линдир вопросительно взглянул на Арагорна с Фарамиром. Те согласно кивнули.

- Но ведь вы не сможете после этого оставаться в Тэше, - заметила Миона. - Даже если все гладко пройдет, вас наверняка заподозрят!

- А мы и не будем здесь оставаться, - уже более решительным тоном объявил менестрель. Мы попробуем уйти из города в лес.

- Но каким образом? - встрепенулся Фарамир. - Нас не выпускают, город со всех сторон охраняется, а если с нами еще Хэл будет…

- Через подземный ход! - неожиданно осенило Арагорна. - Ну тот, который эта ваша гадость прорыла, которая под землей обитает…

- Молодец, я так и знал, что рано или поздно кто-нибудь из вас догадается, - чуть снисходительно отозвался Линдир, удивляясь про себя, когда это он успел перенять арагорновские замашки. - Кстати, это не гадость, а вполне себе симпатичный зверь, - добавил он уже нормальным тоном.

- Тебе виднее, ты один с ним общался, - кокетливо подмигнула ему Миона.

- Вообще-то подземный ход тоже охраняют, - напомнил друзьям Фарамир, но линитка в ответ на его слова пренебрежительно махнула рукой:

- Там всего два-три стражника стоят, да и то ночью они наверняка дрыхнуть будут. Неужели мы с ними не справимся?

Линдир тут же повернулся к ней, собираясь спросить, что Миона имеет в виду, говоря «мы», но внезапно в его сознании снова зазвучал голос Халдира:

/Лин, мы вошли в город и идем направо, вдоль берега. Тут впереди какое-то небольшое здание с решетками на окнах. Я так понимаю, нам туда! И что мне все-таки делать, если со мной будут разговаривать?!/

/Хэл, ну придумай что-нибудь! Мы сейчас тоже туда пойдем. Продержись еще немного!/ - Линдир снова прервался и решительно вскочил на ноги.

- Пора, - заявил он остальным. - Надо выйти из дома, пока не пришла Фолли и не запретила нам уходить. Миона, проведешь нас к тюрьме?

- Конечно! - с готовностью встала с подушек лиинтка.

- Тогда идем, - лихолесец вышел из комнаты, твердо зная, что Арагорн с Фарамиром сейчас беспрекословно последуют за ним. И он не мог отрицать, что как бы ни давила на него ответственность за друзей, в глубине души ему это нравилось.

 

Халдира втолкнули в темное подвальное помещение, и дверь за его спиной с грохотом захлопнулась. Слабого света, проникающего через крохотное окошко под потолком, было достаточно, чтобы оглядеть подвал и убедиться, что больше в нем никого нет. В одном из углов валялось что-то вроде соломы, накрытой какой-то тряпкой, и пленный эльф поспешил улечься на эту импровизированную постель. Боль в спине, становившаяся все сильнее по дороге в город, к концу пути стала совсем невыносимой, и Халдир едва сдерживался, чтобы не застонать. Он свернулся на слишком коротком для него тюремном «ложе», и почувствовал некоторое облегчение. Правда, теперь дали о себе знать туго стянутые веревкой руки, но это было не так страшно - главное, что ему больше не надо было никуда идти.

Сообщив Линдиру, что его привели в камеру, и получив от него указание «еще немного подождать», лориенец закрыл глаза. Пожалуй, имеет смысл немного поспать - так он хотя бы частично восстановит силы. Но заснуть не получалось, и не только из-за боли в спине и в руках: на Халдира внезапно нахлынуло множество тяжелых воспоминаний. Последняя битва, в которой он участвовал, прошедший недавно конкурс кошмаров на реалити-шоу, еще что-то, полузабытое, но ужасно неприятное, связанное, почему-то с библиотекой на этом же шоу… Эльф заставил себя встряхнуться и отогнать все страшные мысли, но совсем избавиться от накатившей на него тоски он не смог. На смену воспоминаниям пришел страх перед ближайшим будущим: что он все-таки будет делать, если ему устроят допрос? Не может он ничего придумать самостоятельно, он вообще никогда не проявлял инициативы - в его деле она не была нужна! И снова на Халдира навалилась тоска - по Лориену и его границам, которые он начал охранять в совсем юном возрасте и охранял бы еще много столетий, если бы Румил не затащил его в это шоу! Румил… Еще один повод для беспокойства, и не только потому, что сейчас он где-то далеко плывет по реке, рискуя попасть в плен к людям или получить от них стрелу. С ним вообще что-то не так, Халдир окончательно перестал его понимать, а связанное с Румилом тревожное предчувствие, появившееся у старшего лориенца еще на свадьбе Аллоры и Кирна, с каждым днем становилось все сильнее… 

Должно быть, пленнику все-таки удалось на какое-то время задремать, потому что внезапно он очнулся от шума чьих-то голосов. Он осторожно приоткрыл глаза, и хотя в подвале стало почти совсем темно, сумел разглядеть три линитских силуэта, сидящих прямо на полу под тюремным окошком. Новые пленники тихо о чем-то разговаривали, не обращая внимания на неподвижного сокамерника, и Халдир решил и дальше притворяться спящим - все равно он не понимал местного языка.

Он подумал о том, чтобы снова вызвать Линдира и спросить, как он все-таки собирается его освобождать, но все-таки не рискнул его беспокоить: если лихолесец уже пытается проникнуть в тюрьму, он ему только помешает. По той же причине лориенский страж так и не решился поговорить с Румилом и остальными средиземскими эльфами. Оставалось лежать в одиночестве и ждать неизвестно чего.

Он не знал, сколько еще валялся на соломе с закрытыми глазами - вполне возможно, что на самом деле прошло не так уж много времени, но Халдиру казалось, что он ждал долгие часы. И вдруг…

- Тебе вообще грех жаловаться, твой линитов вообще никогда не бьет - разве что подзатыльник иногда влепит! - забубнил рядом с ним один из сокамерников, и Халдир чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности.  Болтовня сидящих рядом с ним линитов стала ему понятной! Вместо абсолютно незнакомых слов на языке чужого мира, он услышал родную эльфийскую речь - пленные линиты жаловались друг другу на хозяев-людей! А это могло означать только одно - Линдир со своим кольцом-переводчиком был где-то рядом, в десяти-пятнадцати шагах от Халдира! Может быть, он там, на улице, у подвального окошка? Или даже уже за дверью?

Все кошмары и страхи, все плохие предчувствия, одолевавшие лориенца в последние часы, развеялись без следа. Чувство беспомощности сменилось надеждой и готовностью бороться за собственную свободу - теперь эльф знал, что он не один, и даже стягивающие его веревки не помешали ему вновь поверить в собственные силы.

 

* * *

Румил попробовал пошевелить связанными руками. Получилось не очень, благо вязали на совесть. Они с Аллетом сидели возле одного из столбов для просушки сетей, а деревенские жители о чем-то активно спорили между собой и перекрикивались со стражниками на противоположном берегу. Уже успевший вполне сносно выучить эльфийский язык, в разговоре людей Румил не понимал ни слова.

- Молодец, что ты на этот берег выплыл, - тихо прошептал Аллет, пытаясь поудобнее устроиться у корявого столба.

- А что, есть разница? И о чем они там спорят? - спросил Румил.

- Ну, конечно! - забывшись, Аллет воскликнул слишком громко, и на звук его голоса обернулось несколько рыбаков.

Линиту пришлось некоторое время отмолчаться, а продолжил он, когда деревенские жители опять перестали обращать на пленников внимание.

- Здесь, на правой стороне, земли Союза городов, а именно - протекторат Тэша, - начал рассказывать Аллет. - А по ту сторону - уже Тьеньская Империя. Не скажу, чтобы в городах с линитами так уж хорошо обращались, но это не идет ни в какое сравнение с тем, что творится в Тьене. А уж об эльфах я вообще молчу.

- А они знают, что ты линит, а я - эльф? - спросил Румил.

- Конечно. Линитов-блондинов не бывает.

Румил погрустнел.

- И что теперь?

- Как раз о тебе и спорят. Беглый линит - не такая уж крупная добыча, а вот эльф…, - Аллет сделал многозначительную паузу. - Эльф - это, потенциально, целое состояние.

- И "правые" с "левыми" как раз сейчас делят, кому я достанусь? - пришел к неутешительному выводу Румил.

Аллет кивнул.

- И как продолжается переговорный процесс? Ты понимаешь их язык?

- Конечно. Я же небеса знают сколько прожил среди людей. Тебе синхронно переводить или пересказать общий смысл?

- Меня интересует результат.

- До результата они еще не договорились, - хмыкнул Аллет. - Но как только будет, скажу. А пока суть проблемы в том, что в нашей поимке участвовала стража из Тьена, но и меня вытянули, и ты вылез на берег Тэша. Правобережные уже послали гонцов к ближайшему сторожевому разъезду и в сам Тэш, но пока сила на стороне имперцев. Но мы-то на другом берегу.

- А в чем проблема? Стражники не могут перебраться через реку, намять бока рыбакам и забрать ценную добычу в нашем лице?

Аллет тихо засмеялся, но потом закашлялся. Пока его не вытащили рыбаки, он вдоволь нахлебался воды и до сих пор еще полностью не отошел от несостоявшегося утопления.

- Между нами и стражниками река, - наконец смог выговорить он.

- И? - не понял Румил.

- Рыбаки с обеих сторон предпочтут, чтобы эльфа забрали в Тэш. Тамошние правители никогда не отличались особой скупостью. И, уж будь уверен, деревню, в которой поймали эльфа, они не обойдут своими щедротами. А если нас увезут в Тьен, местным кроме подпорченных сетей ничего не достанется. Вот рыбаки и не спешат перевозить имперских стражников на эту сторону.

- А сами они не могут переправиться? - удивился Румил. - На конях ведь.

- Извини. Я все время забываю, что ты иномирец. Река уже многие столетия непроходима для людей. Она стала такой еще задолго до последней войны.

- Почему?

- Это надо было спрашивать у Дэрлондана, пока вы у него на аудиенции были, - хмыкнул Аллет. - Тогда узнал бы историю, так сказать, из первых уст.

- Мне Кэрдан там и рта раскрыть не дал, не то, что вопросы задавать.

- В общем, подданные Дэрлондана нашли в горных речушках очень зубастенькую и избирательную в еде рыбку, которая эльфов на дух не переносит, а людей кушает за милую душу. Они эту рыбку в Серик-на-Дин выпустили. Говорят, люди сильно обрадовались. Тем более,  рыбешка потом расползлась по всему течению Изерк-Келя - от истоков до самого моря. Человеку в такую воду не войти. Правда лет сто назад, в Изерк-Келе ниже тамон-Солка она почти полностью исчезла, но выше него плавает целым косяками.

- Хороший подарочек, - Румил поежился. А если бы этой рыбке пришлись бы по вкусу иномирные эльфы? Но спрашивать об этом вслух эльф не стал, вместо этого поинтересовавшись. -  И за что ж Дэрлондан так на людей взъелся?

- Да, ни за что, - пожал плечами Аллет. - Так, профилактически. Хотя сейчас люди этой рыбешке и сами рады. Не будь ее, возможно, Тьеньская Империя уже давно захватила бы всю северную часть Союза городов и дикие степи, а так проблемы с переправой ее сильно задерживают.

- Тьеньская Империя - это та, что на левом берегу? На севере? И где к линитам плохо относятся? - уточнил Румил.

- Да, - кивнул  Аллет. - Именно там и появились первые из нас.

Румил ненадолго замолчал, обдумывая услышанное, потом спросил.

- Тирион говорил, что сожженный лес тоже находился на севере. На территории Империи?

Аллет промолчал.

- Тебе неприятно об этом говорить?

- Да, нет… - замялся Аллет. - Я никогда не был в Империи. И даже, фактически, благодаря им впервые выбрался из рабства…

- Ты был рабом? - ужаснулся Румил.

- Да, - спокойно согласился Аллет, - Я родился в одном из городов Союза, чуть южнее Тэша, а когда мне было около двадцати, меня продали в Тэш, - линит улыбнулся своим воспоминаниям. - Тогда все считали, что мне крупно повезло.

- Почему?

- Тэш совсем рядом с индо-Ктаном, а здесь к линитам всегда относились куда лучше, чем в остальных протекторатах. Представь себе, избил хозяин линита до полусмерти, а назавтра по пьяне свернул себе шею в какой-то канаве.  Тут же слухи поползли, мол, эльфы из лесу пришли и отомстили. Хоть тех эльфов никто и в глаза не видел, но слух свое дело делает. Поэтому в Тэше с линитами часто даже лучше, чем с людьми-рабами в других протекторатах обращаются.

- Мда, невеселенькая перспектива, если это - лучше.  А как ты из рабства выбрался?

- Однажды в очередной раз отряды из Тьена на этот берег перешли. Империя такими мини-вторжениями регулярно развлекается - чуть ли не каждое второе десятилетие. Ну, а дальше как всегда. От реки до Тэша более полудня быстрой скачки, а вся степь как на ладони просматривается. Из Тэша сразу в другие города за подмогой послали. Пока имперцы до городских ворот доскакали, из магической башни за ратушей уже десяток полков подкрепления вышло. И пошло-поехало. Имперцы через реку новых солдат посылают, а в Тэш все отряды из союзных городов прибывают. Как-никак пограничье. Все понимают, если империя Тэш сметет, завтра они под родными стенами биться будут. И додумались тогда местные линитов послать на реку - мосты и переправы, построенные имперцами, жечь и ломать. Самим-то людям в реку хода нет. И я в тот отряд попал. Пришли мы, глядь, а реку тоже линиты охраняют, под командованием имперцев. Ну, мы как-то  быстро сговорились, начальство свое с обеих сторон порезали и рванули в тамон-Солк. Не все, конечно, добрались, но многие.

- И с тех пор ты в тамон-Солке живешь?

- Нет, - возразил Аллет. - Тогда Дэрлондан еще не пускал линитов в свои владения. Предложил на выбор - или почетную казнь от эльфийских рук в торжественной обстановке, или убираться обратно, откуда пришли.

- И вы?

- А что мы? - пожал плечами Аллет. - Почти все развернулись и ушли. В сторону Тэша, естественно, не в империю же направляться. Многих потом люди переловили. А я и еще несколько линитов устроили налет на линитские ясли и снова явились пред темные очи Дэрлондана.

- Линитские ясли? - переспросил Румил.

- Ну, да. Линитам же запрещено самим своих детей выращивать. Так вот, пришли опять мы к Дэрлондану с кучей малышни, так тут даже его пробило. И еще, - Аллет улыбнулся, - мы тогда очень кстати на Иридэн в лесу налетели. Она, совсем еще девчонка, сама едва старше той малышни, такую истерику закатила, что об их изгнании не могло быть речи. Хотя, я думаю, Дэрлондан и без ее слез согласился бы. Вот с тех пор и живут линиты в горных лесах. В саму долину тамон-Солка нам, естественно, вход заказан, но зато все остальные горы в нашем распоряжении.

- Получается, ты не выходил с гор…, - Румил прикинул в уме, - что-то около двухсот-трехсот лет? Погоди, - сам себя перебил эльф, - так ты ровесник Ириден? Она родилась перед последней войной. А ты, получается, в ближайшее десятилетие после нее? Ведь Тирион говорил, что долго пленные эльфы не выживали? А если твой отец был пленным эльфом…

- Да, - перебил его Аллет, - Все правильно. В смысле родословной и возраста. А на счет остального… Это имперским линитам тамон-Солк кажется раем на земле. Мне же, если честно, немного претит каждый раз кланяться перед чистокровными. Ладно, если еще нормальные, хотя бы как тот же Тариэль, но иногда попадаются такие…, - Аллет махнул рукой. - В общем, уходил я несколько раз. Каждый раз рано или поздно попадался людям. Потом опять рабство, опять побег, опять тамон-Солк - и все по новой. Дэрлондан уже давно грозился меня обратно в горы не пускать. Но ему интересно послушать, что в мире людей происходит, а меня частенько не только в Тэш, но и гораздо дальше заносило. Да и заступничество Иридэн не последнюю роль играет.

Румил задумался, как бы потактичнее узнать у  Аллета про его отношения с Ириден, но тот сам ответил, правда, не совсем о том, о чем хотел спросить лориенец.

- Ириден - это вообще особый случай. Когда правитель не отпустил ее с матерью, она была совсем малышкой, и по внешности рассудили, что она принадлежит к горным эльфам. Но чем старше она становилась, тем больше в ее характере проявлялись черты лесного народа. Строго говоря, перворожденные линиты из индо-Ктана ей настолько же родня, насколько и сами горные эльфы. Только она лесная эльфийка по матери, а они - по отцам. Даже Дэрлондан, сколь бы его это не раздражало, не может запретить ей бегать в поселения линитов. Но вполне вправе приказать линитам не общаться с его дочерью. И большинство послушаются. А мне - плевать. Что мне Дэрлондан сделает? Выгонит? Так я все равно регулярно ухожу.

- А если обратно не пустит? - предположил Румил.

- Я и сам иногда опасаюсь, - вздохнул Аллет. - Но ведь пока пускал.

Румил решил перевести разговор на менее щекотливую тему.

- Кстати, мне показалось, что Тирион старше тебя. А получается, что наоборот?

Аллет только хмыкнул.

- Он внук одного из тех линитов, с кем мы пробивались в тамон-Солк от переправы на Серик-на-Дин. Дед его погиб еще в те годы. А отец был одним из тех детей, которых мы первыми привели к горным эльфам. Просто линиты третьего-четвертого поколения живут всего в два-три раза дольше людей. И очень быстро стареют. Ну, по эльфийским меркам, - уточнил Аллет.

- А ты? Тебе ведь почти триста лет, а выглядишь мальчишкой.

- Не знаю, - пожал плечами Аллет. - У линитов как-то особо не принято спрашивать про возраст, и о том, в каком поколении у тебя были чистокровные эльфы. Ну, вот я, например, знаю родословную Тириона, еще нескольких линитов и - все. Откуда я могу знать, сколько живут перворожденные линиты? Не буду же у первого встречного пожилого линита спрашивать, какого он поколения? Знакомых линитов в третьем-четвертом поколении видел постаревшими, остальных - пока нет.

- Но все-таки, по-моему, это как-то неестественно, - покачал головой Румил. - В нашем мире эльфы вообще не стареют, но мне трудно представить, что бы я так запанибратски общался с другом своего дедушки, как вы с Тирионом.

- А он и не знает, как мы сошлись с его дедом на той переправе, - пожал плечами Аллет. - Когда он родился, меня очередной раз уносило в человеческое рабство. А когда вернулся... Ну, зачем мне ему все эти истории давних дней рассказывать? Придется говорить, что я уже приходил в тамон-Солк, и не раз. Дэрлондан и так на меня косо смотрит из-за моих уходов. Ведь линиты, допущенные в тамон-Солк, обычно добровольно никогда его не покидают, а изгнание - вообще одно из самых страшных наказаний.

Люди у берега, похоже, наконец-то о чем-то договорились и начали расходиться. Несколько стражников отправились на север, но большинство остались на левом берегу деревни. Рыбаки засуетились, стали вытягивать сети. По общему оживлению Румил понял, что деревенские к чему-то готовятся.

- Что они решили? - с тревогой спросил Румил.

- Разделить добычу по-братски, - вздохнул Аллет.

- Это как? Сделать из нас рагу и выдать каждому по миске? - усмехнулся Румил, но, увидев вытянувшееся лицо Аллета, быстро добавил. - Извини, я пошутил.

- В вашем мире едят эльфов? - ошеломленно спросил тот.

- Да. Раньше, - вынуждено согласился лориенец. - Не люди. Орки. Совсем другая раса. Мы против них как раз в союзе с людьми воевали.

Аллет присвистнул.

- Неудивительно, что с такими соседями вы с людьми смогли столковаться. Эти орки, небось, были не против и человечиной закусить?

- Да, - опять нехотя согласился Румил. - Хотя орки и друг друга съесть могли, если никто другой под руку не попадался. Но ты лучше скажи, как местные нас делить решили?

- Понимаешь, перворожденные линиты высоко ценятся, - издалека начал Аллет. - Они выносливее, меньше болеют, дольше живут. А особенно они ценны, если люди точно знают, что именно этот линит - перворожденный.

- Это ты к чему?

- За рождение линита огромная премия выплачивается, - продолжил будто и не слыша вопроса Аллет. - Для местных рыбаков - так вообще целое состояние. Можно халупу свою бросить и в город переехать.

- Ты к чему клонишь? - насторожено повторил Румил.

- А ты вообще знаешь, как появились линиты? - вопросом на вопрос ответил Аллет.

- Нууу… Я слышал… - Румил покраснел. - Эльфы-пленники…Эльфийки…

Аллет замотал головой, догадавшись, о чем не решается сказать его товарищ по плену.

- Нет. Эльфийки… - линит замялся, - Эльфийка забеременеет, только если сама этого захочет. Как понимаешь, об этом речь не шла. Поэтому если пленных эльфиек иногда и продавали как наложниц, то к появлению линитов они никакого отношения не имеют.

- Тогда как?  - удивился Румил.

- Почти все линиты рождались как дети человеческих женщин, зачатые от эльфов. В Тьене изобрели специальную сыворотку, которой опаивали эльфа, а потом приводили к нему рабынь или женщин-добровольцев из числа слуг или бедноты - это уж как получится.

- Я…Мне… - Румил сначала покраснел, потом побледнел. - Ты хочешь сказать, что они собираются напоить ею меня??!!!

- Это за ней поскакали те стражники. К вечеру должны привести.

- Но это же варварство! Я не буду! - эльф рванулся, безуспешно пытаясь освободиться.

- Боюсь, тебя никто не будет спрашивать, - грустно заметил Аллет.

/Леголас! Кэрдан! Вы должны меня отсюда вытащить/ - возопил лориенец по осанве.

/Что случилось? Вас пытают?/ - испугался Леголас.

/Нет! Но они придумали кое-что похуже! Они… Они…/ - Румил задохнулся от обуревающих его эмоций.

/Румил, успокойся/ - вмешался Кэрдан - /С вами уже что-то сделали? Или только собираются?/

/Нет, пока нет. Мы просто сидим связанные в центре деревни. Но на вечер они запланировали такое!!!/

/Не переживай, к темноте мы будем у вас и попытаемся что-то предпринять/

/Ууу! Вам легко говорить!/

- И что твои друзья? - поинтересовался Аллет. - Ты же с ними говорил?

Румил только в отчаянии мотнул головой, не подтверждая и не опровергая догадку Аллета.

- Тогда передай им, что к рассвету нас увозят в Империю. Пусть не пытаются помочь нам на той стороне. Поверь мне, это слишком опасно.

- В Империю? - вяло удивился Румил. - Но я думал, они договорились оставить нас на этом берегу.

- Протекторату Тэша достанется твое многочисленное потомство, а Тьен получит двух пленников. Вполне взаимовыгодная сделка.

- О, Эру, - только и смог простонать лориенский страж.

 

* * *

Оказавшись перед тяжелой тюремной дверью, Арагорн на мгновение остановился, переглянулся с Фарамиром и решительно взялся за дверной молоток. Стучать пришлось несколько раз, с каждым разом все громче и настойчивее, пока, наконец, в маленьком дверном окошке не показалось чье-то недовольное лицо:

- Кого там еще эльфы принесли?

Дежурный даже не подозревал, насколько он был близок к истине!

- Вообще-то, с почетными гостями города можно и повежливее разговаривать! - Арагорн сходу бросился в наступление. - Нам сказали, что у вас содержится сбежавший от меня линит. Я пришел получить его обратно.

- Какие еще почетные гости? - голос тюремщика зазвучал менее самоуверенно, хотя впускать гондорцев на вверенную ему территорию он пока не спешил. - Меня никто не предупреждал, что вы должны прийти.

- Как это, интересно, я мог вас предупредить? - искренне возмутился гондорский правитель. - Если бы я заранее знал, что этот негодник сбежит, я бы его сам… Короче, можем мы войти, или завтра мне придется еще и на вас главе города жаловаться?

Дверь со скрипом, словно бы нехотя, распахнулась, и появившийся на пороге тюремщик, приглашающим жестом пропустил неожиданных гостей внутрь:

- Если к нам действительно попал ваш слуга, вы, конечно же, имеете полное право его забрать. Но откуда вы знаете, что он у нас?

- Мы сейчас живем в гостях у госпожи Фолли, - Арагорн выдержал небольшую паузу, давая тюремщику осмыслить эту информацию. - Сегодня днем мой слуга исчез, а вечером одна из линиток леди Фолли сообщила ей, что в поле сегодня поймали линита-беглеца. Я почти уверен, что это и есть мой Линдир.

Упоминание о городском главе, которому Арагорн уже собирался на кого-то жаловаться, а потом еще и об одной из самых богатых жительниц Тэша произвели на дежурного тюремщика достаточно сильное впечатление. Он согласно закивал головой:

- Все верно, к нам действительно привели одного беглеца. Вы можете проверить, ваш это слуга или нет. Прошу за мной.

Арагорн снова переглянулся со своим наместником, и они зашагали вслед за дежурным через небольшой тюремный дворик. Пока все шло по придуманному Линдиром плану, если, конечно, можно назвать «планом» первую пришедшую ему в голову идею.

 

/Халдир! - зазвучал у пленного эльфа в голове голос Линдира. - Ребята уже идут к тебе! Арагорн скажет, что ты - это я, и что ты сегодня от него сбежал. Готовься!/

Лориенский страж нервно заерзал на соломе. Сокамерники покосились на него, пытаясь понять, проснулся их товарищ по несчастью или просто ворочается во сне. Халдир попытался встать или хотя бы сесть, но сделать это со связанными руками было непросто.

- Помогите, пожалуйста, - обратился он к пленным линитам, и один из них подскочив к эльфу, помог ему принять вертикальное положение.

- За что здесь сидишь? - спросил он, пытаясь хоть немного разглядеть соседа по камере.

- За побег, - кратко ответил Халдир. - А ты?

Линит раздраженно махнул рукой:

- А мы сегодня решили в поле не идти, но вот из-за него, - он ткнул пальцем в одного из своих товарищей, - нас всех мой хозяин засек. Пришлось и в поле отрабатывать, и здесь наказание отбывать… Слушай, а ты, что ли, сопротивлялся, когда тебя поймали? Почему ты связанный?

- Ну да, сопротивлялся, - невесело усмехнулся Халдир. - Попытался, точнее сказать. Кстати, может, поможешь мне развязаться?

Однако и его собеседник, и двое других пленников в ответ только замахали руками:

- Еще чего! Чтобы нам еще и за это от надзирателей досталось?! Сам виноват, нужно было сразу подчиняться…

Ответить им Халдир не успел - за дверью камеры послышалось лязганье открываемого замка, и линиты поспешно отсели от эльфа подальше.

- Ну конечно же, это он! - чуть ли не с порога провозгласил заглянувший в камеру Арагорн.

- Вы уверены? - тюремщик, вошедший в темницу первым, подошел к связанному Халдиру и рывком поставил его на ноги.

- Что я, своего собственного раба не узнаю? - высокомерно пожал плечами правитель Гондора. - Разумеется, это Линдир. Думал, сумеешь от меня убежать, бессовестная ты морда?

- Простите, хозяин, - пробормотал пленный эльф несчастным голосом. Фарамир, оставшийся ждать в коридоре возле входа в камеру, недовольно поморщился: если Арагорну его роль разгневанного господина удавалась блестяще, то слова Халдира прозвучали совсем ненатурально. «Как бы тюремщик ничего не заподозрил!» - с опаской подумал итилиенец, нащупывая у пояса рукоятку меча.

- Ну что ж, - если это точно ваш линит, приходите за ним завтра утром, - донесся до него голос надзирателя. Фарамир похолодел - о том, чтобы оставить Халдира в тюрьме до утра без возможности понимать местную речь нечего было и думать! Однако Арагорн, похоже не растерялся, потому что из камеры снова послышался его умеренно-рассерженный бас, уверяющий охранника, что линит нужен ему прямо сейчас, ждать до завтра он не собирается и вообще ни в одной стране с ним еще не обращались так неучтиво, как здесь, о чем он завтра тоже непременно сообщит городскому главе. Вот только теперь его речь не произвела на тюремщика особого впечатления: для того, чтобы выдать хозяину беглого раба, существовали определенные правила, и наказания за их нарушение он боялся гораздо больше, чем жалоб приезжего господина на его «неучтивость».

- К сожалению, здесь я вам ничем не могу помочь, - объяснил он Арагорну. - Мы не имеем права никого выпускать без начальника тюрьмы, а до утра его здесь не будет. Вам придется подождать.

Элессар скривился:

- Извините, но я действительно не могу ждать до завтра. Этот линит, - он мотнул головой в сторону Халдира, - должен постоянно находиться при мне, - Арагорн выдержал небольшую паузу, вновь посмотрел на Халдира и на других заключенных и неохотно продолжил. - Он владеет даром целительства, а я, к сожалению, иногда могу внезапно плохо себя почувствовать. Со мной это случается после ранения в одной битве.

- Когда же это было? - удивился тюремщик. - У нас уже давно никаких битв…

- Ну, это была не то, чтобы битва… Просто довольно большая стычка, - попытался выпутаться Арагорн. - С эльфами, лесными…

- Но ведь вы сказали, что впервые в Тэше? - уже не скрывая своих подозрений, продолжил расспрашивать его надзиратель. - А в других местах лесные эльфы, извините, не водятся…

Халдир прикрыл глаза и снова попытался развязать свои онемевшие руки. Безуспешно - тонкая, но крепкая веревка только с новой силой врезалась ему в запястья. Проклятье, если Арагорна сейчас схватят, он даже помочь ему ничем не сможет!

Элессар, впрочем, сдаваться пока не собирался. Быстро приняв какое-то решение, он наклонился поближе к надзирателю и с заговорщицким видом зашептал:

- На самом деле, это были не эльфы. Просто мне не повезло - муж одной красотки вернулся не вовремя. Знаете ведь, как это бывает?

Тюремщик понимающе кивнул.

- Ну так как, можем мы с вами договориться, чтобы я сегодня его забрал? - по-прежнему шепотом спросил гондорец. Надзиратель неуверенно оглянулся на дверь, потом перевел взгляд на Халдира и задумался. Еще немного, и Арагорну, скорее всего, удалось бы уговорить его немного нарушить тюремный устав и отпустить эльфа. Но внезапно, приглядевшись к пленнику повнимательнее, тюремщик удивленно хмыкнул и приподнял свой факел повыше, освещая его лицо:

- Странный какой-то у вас линит… Больше на эльфа смахивает…

Арагорн раздраженно вспыхнул - все эти подозрения тюремщика, мешающие ему поскорее забрать отсюда Халдира, уже начали потихоньку выводить его из себя:

- Что за чушь, какой еще эльф? Вы посмотрите, какой он у меня упитанный!

Теперь настала очередь Халдира возмущенно вспыхнуть и метнуть на гондорца полный ярости взгляд. И хотя он быстро взял себя в руки, его дерзкое выражение лица не укрылось от привыкшего внимательно следить за своими заключенными тюремщика. На своем веку он видел сотни провинившихся линитов. Видел в их глазах страх перед наказанием и перед хозяйским гневом, видел подобострастие и желание угодить им, чтобы смягчить этот гнев, видел, хотя и не так часто, как можно было бы ожидать, тоску по свободе. Но еще никто из рабов не смотрел на своего господина так, как этот пленник - так, как смотрят на равного себе, так, как мог бы смотреть на него не признающий никакого принуждения эльф. Да и волосы у этого заключенного были, пожалуй, чересчур светлыми для линита, и уши чересчур заостренными…

- Подождите еще минуту, - подчеркнуто-вежливо попросил надзиратель Арагорна. Он с деловым видом вышел из камеры и резким движением захлопнул ее дверь, одновременно выхватывая меч и замахиваясь им на оставшегося в коридоре второго посетителя, собираясь оглушить его ударом плашмя. Его план, несомненно должен был удастся, если бы Фарамир, слышавший весь разговор тюремщика с Арагорном, уже не держал свой собственный меч наготове. Отбить первый предназначавшийся ему удар итилиенцу особого труда не составило, но тюремщик, хоть и не ожидал, что ему дадут отпор, сориентировался мгновенно.

- Стража! - позвал он, отбрасывая в сторону факел и снова атакуя Фарамира. Но ведущая в камеру дверь, запереть которую ему не дал итилиенский правитель, уже снова со скрипом открывалась, выпуская наружу готового к бою Арагорна. И Халдира, чьи руки гондорец освободил от веревок одним-единственным взмахом меча.

 

Тюремный коридор давал средиземцам некоторое преимущество перед набежавшими стражникам: он был достаточно широким, чтобы они втроем не слишком мешали друг другу, но чересчур узким для большой толпы их противников. Тем не менее, силы были слишком неравными, и хотя гондорцам удавалось сдерживать напор надзирателей, о том, чтобы пробиться к выходу, можно было только мечтать.

Онемевшей, почти ничего не чувствующей рукой Халдир схватил валяющийся на полу факел - погасший при падении, но еще слегка тлеющий. Не слишком хорошая замена его мечу и луку, оставшимся в ложбине у поля, но другого оружия ему сейчас все равно не найти. Первый же его выпад заставил шарахнуться в сторону одного из атакующих Арагорна стражников, второй удар пришелся в лицо человеку, дравшемуся с Фарамиром, и тот, дико заорав, метнулся назад, сбив с ног двух своих товарищей. Халдир замахнулся факелом на следующего противника, но еще один из стражников вдруг резко выбросил вперед левую ладонь, и эльф почувствовал сильный удар по руке, в корой держал свое импровизированное оружие. Непослушные пальцы разжались, дымящийся факел покатился по полу под ноги нападающим тюремщикам. Но и владеющий магией стражник в следующий момент рухнул на пол, сраженный мечом Арагорна.

- Ребята, помогайте! - крикнул Халдир в дверной проем своей бывшей камеры, пытаясь дотянуться до висящего на стене нового факела. Из камеры не донеслось ни звука, однако боковым зрением эльф заметил, что из-за двери осторожно выглядывает лицо одного из его сокамерников. Без сомнения, заключенные линиты следили за схваткой, но о том, чтобы вмешаться в нее, никто из них даже не думал.

Несмотря на то, что его спина по-прежнему болела, а в рукам так до конца и не вернулась чувствительность, эльф сумел допрыгнуть до привинченной к стене факельной подставки и снова бросился в бой с огненным «мечом». Тюремщики начали неуверенно отступать, а когда на одном из них вспыхнула одежда, остальные и вовсе ударились в панику и бросились к выходу из коридора, где он легко мог поджечь собой всех остальных.

Последний из покидающих тюремное здание стражников попытался захлопнуть за собой дверь, оставив средиземцев внутри, но Арагорн с Фарамиром, навалившись на нее всем телом, не дали ему этого сделать. Халдир всунул почти погасший факел в узкую щель между стеной и дверью, снова заставляя держащих дверь стражников отскочить. Сила, с которой они давили на дверь, уменьшилась, и все трое несостоявшихся пленников, едва не упав, вылетели в тюремный двор.

- Выход - там! - рявкнул Арагорн, обращаясь к Халдиру и показывая рукой в тот конец двора, из которого они с Фарамиром недавно пришли.

Однако с той стороны на них уже надвигалось не меньше десятка вооруженных стражников. Беглецы завертели головами в поисках какого-нибудь укрытия, но поблизости не было ничего, кроме наглухо запертых тюремных корпусов, из зарешеченных окон которых выглядывали чьи-то любопытные лица - не то охранников, не то заключенных…

- Бежим туда, за угол! - Фарамир ткнул пальцем в сторону ближайшего к ним здания, и все трое метнулись туда - как раз в тот момент, когда со стороны стражников в них полетели первые стрелы.

 

* * *

Когда ранее далекий лес встал сплошной стеной, закрывая путешественников от степи, те с облегчением вздохнули. Теперь, чтобы добраться к ним со стороны Тэша, потенциальным противникам потребовалось бы объезжать лес, а от Тьенской Империи их по-прежнему защищала река, об особенностях которой уже успел рассказать Румил.

Вскорости Изерк-Кель принесла эльфов под своды первых деревьев.

- Индо-Ктан, - с благоговением прошептала Эн-Ириден.

- Мы и дальше пробираемся вплавь или уже можем выйти на берег? - спросил Леголас.

Кэрдан пожал плечами. Все, что горные эльфы знали об индо-Ктане, могло безнадежно устареть. И невозможно угадать, насколько опасным или безопасным окажется лес.

- По крайней мере, нырнуть обратно никогда не поздно, - решил он и поплыл к берегу.

Эн-Ириден попробовала ногами нащупать дно, запуталась в скользких водорослях и испуганно охнула.

- Это тебе не каменистые горные речки, - сказал Кэрдан, протягивая ей руку.

- На их стремнинах к берегу вообще не подобраться! - фыркнула эльфийка. - Или вы прошлись по одному ручейку и возомнили, что покорили горную реку?

Кэрдан пожал плечами и, отодвинув опускающуюся почти до земли ветку ивы, шагнул в скрывающиеся за ней кусты.

- Тропинок здесь не предполагается, да? - проворчал Леголас, пробираясь следом. - Кэр, может, лучше по деревьям, а?

Корабелл продолжал упорно продираться сквозь заросли. Но с каждым шагом лес становился все непроходимее. Высокие, почти в эльфийский рост кусты заполняли все пространство между стволами, сливаясь с поднимающимся подлеском. Как назло, каждое второе растение оказывалось усыпанное или тысячами мелких колючек или чуть более редкими, но крупными и острыми шипами. Деревья, высокие и ровные у воды, в чаще сменились своими кривыми и перекрученными собратьями. Их невероятно изгибающиеся стволы и ветки служили наглядным свидетельством борьбы за лишний клочок свободного пространства и солнечный лучик.

Эн-Ириден с интересом глазела по сторонам, впрочем, не забывая вовремя наклоняться или отводить от лица так и норовящие хлестнуть по нему ветки.

- Ух, ты! - восхищенно прошептала она. - Мне похожие заросли снились. А ведь таких не бывает в хвойных горных лесах. Я думала, то были просто сны, а, оказывается я видела индо-Ктан.

- Ага, - поддакнул Леголас. - Чем-то чащобы Лихолесья напоминает. В его самые темные годы.

- Еще скажи, что тебе для полного счастья пауков-переростков не хватает, - Кэрдан остановился, прикидывая, какие из окружающих зарослей на проверку окажутся наименее колючими.

- Для нормального леса такая густота совершенно неестественна, - поделился своими наблюдениями Леголас. - Даже кусты, я уже не говорю о траве, находятся в постоянном полумраке. А представьте, что творится под землей? С таким переплетением корней половина кустов и деревьев давно бы уже зачахла. А вы видите вокруг хоть один сухой ствол?

- Думаешь, магия? - спросил Кэрдан.

Леголас неопределенно качнул головой.

- Возможно, особая почва. Или подземные источники. Или что-то еще. Но в обычных условиях такие заросли сами себя задушат.

Ириден раздвинула ветки, присела, коснулась пальцами земли и закрыла глаза, словно во что-то вслушиваясь.

- Туда, - встав, эльфийка показала на один куст, ничем не отличающийся от остальных.

Леголас удивленно приподнял брови, но послушно шагнул в указанном направлении. Через несколько шагов он наткнулся на узкую звериную тропку.

- Неплохо, - Кэрдан одобрительно кивнул эльфийке, та смутилась.

Впереди на грани слышимости зашуршали едва задетые листья. Леголас предостерегающе поднял руку, а спустя мгновение из-за поворота тропинки показался настороженно принюхивающийся зверь. В холке ростом с годовалого теленка, но шире в костях и приземистее, с короткой лоснящейся темно-коричневой шерстью, зверь одновременно напоминал и огромного разжиревшего бульдога, и дальнего неуклюжего родственника динозавров. Но по крокодильи вытянутая и такая же зубастая морда сводила сомнения в пользу последних.  Несмотря на свои более чем внушительные габариты он мягко ступал по низкой вытоптанной траве, не сводя настороженного взгляда с незваных гостей.

Эльфы попятились, а Эн-Ириден, наоборот, шагнула навстречу.

- Умненькая собачка, хорошенькая, - проворковала она, приседая и протягивая вперед руку.

- Ты его знаешь? У вас тоже водятся такие? - одними губами спросил Леголас.

- Нет. Впервые вижу подобное,  - также тихо ответила эльфийка, не отводя взгляда от глаз зверя, который недоверчиво ловил носом воздух в нескольких миллиметрах от ее пальцев. - Но он вышел на дорожку, словно верный сторожевой пес, обходящий порученные ему владения. А если мы думаем, что в  индо-Ктане все еще остались эльфы - то кому еще он может служить, как не нам?

- Логичное, - кивнул Кэрдан, - но рискованное предположение.

"Сторожевая собачка" тем временем, наконец, определилась с собственной оценкой ситуации и, нерешительно вильнув коротким лысым хвостом, шагнула к эльфийке. Та машинально опустила руку и почесала "песика"  под зубастой челюстью. Зверь полуприкрыл глаза и довольно заурчал.

- Вот, Лас, и попала твоя слава главного друга животных, - улыбнулся Кэрдан.

- От меня не убудет, - отмахнулся эльф.

Зверь выкрутился из полуобнимающих рук эльфийки, встряхнулся как настоящий пес и, выразительно оглянувшись на эльфов, потрусил назад по тропинке.

- Кажется, он зовет нас за собой, - перевел Леголас.

 

Уверенно пробежав несколько развилок, зверь остановился перед очередными зарослями, внешне ничем не примечательными и кажущимися такими почти непроходимыми, как и все их соседи. Требовательно посмотрев на эльфов и убедившись, что они успели его догнать, собачко-теленок-крокодил с оптимизмом свернул с тропинки, напрямик проломившись на скрытую за зарослями поляну.

Эльфы последовали за ним и, раздвинув последние ветви, увидели небольшой табун черных как смола лошадей. Они удивленно-недоверчиво уставились на "песика" и эльфов. Один из коней возмущенно заржал, кося темно-сиреневым, практически черным глазом в сторону "пса", словно возмущаясь, что тот посмел привести посторонних.

- Как мило, - тихо заметил Леголас, делая осторожный шаг к черным бестиям. - Как раз лошади нам сейчас весьма не помешают.

Черный жеребец возмущенно фыркнул, одним прыжком оказавшись между эльфом и остальным табуном.

- Ну, и зачем так нервничать? - чуть иронично поинтересовался эльф, выразительно разводя пустыми руками. - Мы же не какие-нибудь варвары или маньяки-ковбои. Насильно вас ловить не будем. Но, - эльф покосился на остальных с интересом внимающих ему лошадей, - если кто-то окажется настолько любезен, что согласится нас немного подвезти - будем очень благодарны.

Жеребец опять фыркнул. Еще пренебрежительнее, чем прежде. Эльф поправил прядь волос, выбившуюся из прически и взлетевшую вверх от слишком резкого конского выдоха.

- Нечего тут меня обфыркивать. И вообще, я не к тебе обращаюсь, - Леголас перевел взгляд на остальных лошадей.

- Ненормальные, - убежденно констатировал Кэрдан. - Одна млекопитающему крокодилу сама руку в пасть сует, второй под носом у разъяренного коня философствует.

Ириден, пока пережидающая знакомство с лошадьми за спиной у Кэрдана что-то невнятно поддакнула.

- Ладно вам, - Леголас потрепал ошалело застывшего от такой наглости коня по холке. - Не знаю как песик, а кони здесь даже слишком разумные. Устную речь так точно понимают. И я не удивлюсь, если могут и мысли читать.

- Откуда ты знаешь? - спросил Кэрдан.

- Да так, - неопределенно махнул свободной рукой лихолесец. - Тирр как-то учила отличать разумных от не разумных - несмотря на внешний вид.

Жеребец окончательно осознал, что никто тут его бояться не собирается, вырвался от эльфа и с видом оскорбленного достоинства ускакал на другую сторону поляны.

- Их светлость дает понять, что не будет возражать, если кто-то из его табуна откликнется на нашу просьбу, но сам участвовать в подобном безобразии не намерен, - с едва заметной иронией "перевел" Леголас.

От остальных отделилась тонконогая лошадка, сделала несколько шагов в сторону Леголаса и заинтересованно-вопросительно заржала.

- Ты ей понравился, - усмехнулся Кэрдан.

Леголас проигнорировал подколку и вполне серьезно принялся рассказывать кобылке о попавших в плен Румиле с Аллетом и планах по их освобождению. Лошади прониклись. То ли красноречием рассказчика, то ли оказанным им вниманием, то ли, и вправду, самой рассказанной историей. В итоге эльфы увели из табуна не только самую любопытную "подругу" Леголаса, но и еще одну кобылу с конем.

Вопреки опасениям Кэрдана, им не пришлось обратно пробираться узкой тропой и непроходимыми кустами. Кони сами знали дорогу. Сворачивая в, казалось, стоящие сплошной стеной заросли они проходили скрытыми прогалинами, словно пронизывая лес насквозь по только одним им известным  направлениям.

Эн-Ириден немного неуверенно держалась верхом без седла, поэтому ей отдали вторую, внешне самую спокойную кобылку. Лошадь Леголаса порывалась перепрыгивать через каждый встречный кустик или канавку, поэтому даже лихолесец с некоторым трудом удерживался на ней. А конь Кэрдана, хотя и добровольно пошел с остальными, но при каждом намеке на неловкое движение, недовольно скалился в сторону эльфа, периодически делая не очень убедительные попытки цапнуть того то за руку, то за колено.

 

* * *

К всадникам на левом берегу присоединился еще один отряд, сопровождающий немолодого полноватого человека в длинных расшитых коричнево-бордовыми жгутами одеждах.

- Жрец, - шепнул Аллет.

- Это он будет меня травить? - риторически поинтересовался Румил.

Линит кивнул.

- Может, их отрава на меня иначе подействует? Ведь я хоть и эльф, но из другого мира? Вдруг, я от нее просто окочурюсь?

- Оптимист, - покачал головой линит.

Жрец тем временем спешился и развил бурную деятельность по отбору кандидаток на рождение будущих линитов. В одном из крайних дворов для него тканым ковром застелили простую скамейку и из дому вынесли большой обеденный стол, перед которым выстроилась очередь из девушек и женщин.

Судя по оживленной беседе, жрец предложил рыбакам перенести "отборочную комиссию" на правый берег, но стражники воспротивились. Переправлять стражу на берег Тэша рыбаки по-прежнему не хотели,  а отпускать жреца "в заграницу" начальник караула не решался.

- Алл, расскажи что-нибудь, а то мне как-то не по себе на эти приготовления смотреть, попросил Румил

- Да, запросто, - откликнулся Аллет. - Я когда нервничаю, всегда становлюсь страшно болтливым.

- Ты-то чего? Ведь не тебя этой отравой будут поить и насильно размножать?

- Я почти триста лет ухитрялся обходить Тьен стороной. И никогда не был так близок к попаданию туда, как сейчас.

- Там настолько плохо?

- Хуже, - мрачно подтвердил Аллет.

- Ох, лучше не надо о Тьене, - вздохнул Румил. - И так скоро там будем - своим глазами все увижу.

- Об индо-Ктане пойдет?

- Вполне, - кивнул Румил. - Ты в нем бывал?

- Пару раз.

- И? - заинтересовался Румил. - Нашел эльфов?

- Нет, - покачал головой Аллет. - В нижнем лесу возле города точно никого нет. А в те остатки, что примыкают к варварской степи так просто не добраться. Из лесу не выйдешь - сразу в плен захватят, а по бывшему индо-Ктану пробираться - себе дороже. Там и зверья невменяемо дикого полно и с пропитанием проблемы.

- Эльфу, - Румил запнулся, - ладно, пусть даже полуэльфу, трудно в лесу?  Не могу в такое поверить.

Аллет опять вздохнул.

- Сразу после войны от индо-Ктана оставались одни клочки, регулярно прочесываемые человеческими войсками. В те годы эльфы специально начали отравлять землю, наполнять ядом растения и заражать ненавистью животных. Тогда все были уверены, что индо-Ктан умирает и просуществует от силы десятилетие, пока лесорубы и огонь окончательно не сровняют его с землей как индо-Рзет в свое время. Погибающий лес, как разлагающийся труп был опасен для любого, осмелившегося сунуться под своды его деревьев. Это уже потом он неожиданно для всех  начал оживать, начиная с северной, наиболее пострадавшей части, которая граничит с Империей.

- А там ты не пытался оставшихся эльфов искать? - перебил Румил.

- Пробовал, - кивнул Аллет. - Но в северный индо-Ктан вообще не зайти. Не знаю, как в глубине леса, но на окраине там ядовиты каждый листик и каждая травинка. А зверье такое, что и в страшном сне не приснится.

Тем временем рыбаки, наконец, отобрали женщин, желающих родить линитов и начали переправлять их на берег, где сидели привязанные пленники. Жрец дал одному из стражников флакон с желтоватой жидкостью, и тот поплыл к эльфу в одной лодке со старостой деревни. Румил запаниковал.

/Кэрдан, где же вы?!/

/Скоро будем. Но вдвоем мы все равно не справимся с целым отрядом. Ты продержишься до темноты?/

/Нет!!!/

/Можешь толком сказать, что там у вас происходит?/ - спросил Леголас.

Румил описал. В красках и с подробностями. Эльфы ужаснулись.

/У меня идея/ - неуверенно начал Леголас - /Перед тем как тебя будут поить этой гадостью, постарайся сосредоточиться на какой-то из тех девушек, что не пожелали становиться матерями линитов/

/Это поможет?/

/Понятия не имею. Но эльфы всегда были однолюбами. Возможно, если ты будешь думать об одной, отрава на тебя подействует не так, как должна. И вместо того, чтобы кидаться на всех предложенных девушек, ты воспылаешь страстью к той, которая вообще не имеет видов на тебя/

/Откуда ты это знаешь?/

/Я не знаю. Я предполагаю/

/Тебе легко рассуждать. А если не сработает?!/

/Хуже все равно не бедует/

/Леголас прав/ - вмешался Кэрдан - /Теоретически это может помочь. В худшем случае потом будем разбираться с одной этой девушкой. Или ты хочешь разом стать многодетным отцом?/

/Не хочу!/ - мрачно буркнул Румил, выбирая объект для сосредоточивания на нем своего внимания, благо стражник с флаконом зелья уже высадился на их берегу. Эльф остановился на худенькой девочке-подростке с длинной, но тонкой косичкой. Эта юная рыбачка с нескрываемым презрением косилась на выстроившихся в очередь женщин и девушек.

Стражник и двое деревенских подошли к пленникам. Пока рыбаки удерживали эльфа за плечи, воин зажал ему нос и влил желтоватую жидкость в открывшийся для вдоха рот. Румил поперхнулся и попытался выплюнуть горьковатую масляную субстанцию, но ему запрокинули голову, заставив проглотить настойку. Несколько секунд эльф растеряно моргал, пытаясь откашляться, а потом окружающий мир поплыл, и Румил потерял ощущение реальности, отчаянно стараясь удержать ускользающее сознание.

Когда, наконец, земля и небо престали кувыркаться, а краски из пронзительных до боли вернулись в почти нормальное состояние, перед эльфом стояла улыбчивая и страшнющая старуха. Румил непонимающе посмотрел на протягивающую к нему руки и причмокивающую бабку и только тогда понял, что уже не привязан к столбу. Едва удивившись так внезапно обретенной свободе, он ловко увернулся от старушечьих объятий и оглянулся, пытаясь сориентироваться в происходящем. На него в немом изумлении уставились все окружающие - и все еще связанный Аллет, и стражник, и рыбаки, и целая толпа женщин, и… И удивительно прекрасная и странно желанная девушка, которая как раз сейчас плыла в утлой лодочке на тот берег.

Румил разом вспомнил и понял все, что с ним произошло, и его сознание словно разделилось. Одна часть одновременно возмущенно негодовала по поводу происходящего (Как они вообще себе это представляли? Он должен был совокупляться с этими женщинами прямо на глазах у всей деревни? Извращенцы!) и радовалась, что план Леголаса хоть частично удался. А вторую буквально затопляло безумное желание обладать той, единственной. Сам себе поражаясь, Румил ужом проскользнул между двух женщин и побежал к реке. Рыбаки и стража во главе со жрецом ошеломленно наблюдали за неправильно сбрендившим эльфом.

Свою избранницу эльф догнал на левом берегу, когда та выбиралась из покачивающейся лодки на не менее шаткие мостки причала. Подхватив девчушку на руки, Румил в два прыжка добрался до покрытого домотканой скатертью стола, за которым совсем недавно заседал жрец. Укладывая девицу на спину и задирая ей юбку, эльф не менее своей жертвы ужасался собственным действиям, но просто был не в силах остановиться.

Стоящий неподалеку и несказанно удивленный таким поворотом событий жрец вовсе не собирался вмешиваться. В конце концов, какая разница, кому эльф зачнет линита? Даже если данная конкретная девица не высказала желания зарабатывать на разведении линитов, то пяток, в худшем случае, десяток золотых, выплаченных ее родителям, решат проблему. Главное - побыстрее разделаться с обещанием оставить эльфийское потомство в деревне и увезти пленника, пока не прискакала стража из Тэша.

Однако у самой девицы было несколько иное мнение на этот счет. Очнувшись от первого шока, она укусила ласкающую ее руку, потом нашарила на столе кринку, в которой для жреца подавали домашнее вино, и разбила ее об голову отпрянувшего Румила. Вырвавшись из эльфийских объятий, юная рыбачка припустила к огородам - только босые пятки засверкали. Румил помчался следом. Стража откровенно веселилась с разворачивающегося представления. Рыбаки хмурились. Одно дело - вдовы да замужние бабы, уже своих деток порожавшие - такие могут и на линитах зарабатывать, если муж не против. Тем более, часть денег в деревенский общак уйдет, и с того всем польза будет. И видано ли, чтобы эльфы сами гонялись за девками-малолетками? Али жрец-супостат чего специально в зелье намудрил, чтобы лишить деревню законной прибыли от поимки эльфа?

Бегущий за девчонкой Румил в этот момент больше всего на свете мечтал потерять сознание. Но непослушные ноги догоняли беглянку. А непристалое эльфу похотливое желание  и не думало проходить.

Девчушка быстро сообразила, что пешком далеко от эльфа не убежишь, и свернула к привязанным у плетня лошадям стражников. Дрожащими пальцами отвязав крайнюю, она неумело на нее взобралась и направила к тракту. Румилу стоило немалых усилий убедить взбесившуюся половину своего сознания, без коня за своей зазнобой он не угонится, и потратить несколько драгоценных секунд на седлание лошади, тем самым давая беглянке лишние шансы.

Начальник стражи и жрец одновременно поняли, что ситуация начинает выходить из-под контроля. Если наблюдать за мечущимся по деревне шальным эльфом было довольно весело, то искать ускакавшего пленника по всему приграничью никому не улыбалось. Несколько воинов во главе со своим командиром пустились в погоню за похищенными лошадьми, дурной девчонкой, непонимающей своего счастья, и недотравленным эльфом. Рыбаки совсем взгрустнули, а жрец начал торговаться со старостой за оставшегося линита. Престарелый рыбак опасался, что за рядового линита много не заплатят, но жрец проявил неожиданную щедрость.

Погоня закончилась неожиданно и намного раньше, чем рассчитывали все ее участники. Не слишком уверенно державшаяся в седле рыбачка, попыталась послать лошадь в галоп и тут же упала наземь. Почти догнавший ее Румил прямо на скаку спрыгнул с лошади, пытаясь подержать кувырком летящую девчушку. Но та извернулась с грацией одичавшей кошки, уверенно приземлилась на ноги и огрела эльфа чересседельной сумкой стражника, невесть как сорванной с лошади во время падения.

- Зачем же опять по голове? - пробормотал эльф, пошатнулся и осел, проваливаясь в беспамятство.

 

* * *

Линдир стоял рядом с дрожащей от нетерпения Мионой и, не отрываясь, смотрел на утыканную железными шипами тюремную стену и наглухо запертые ворота. Гондорцев с Халдиром не было слишком долго, но он все еще надеялся, что они задерживаются из-за улаживания каких-нибудь формальностей, связанных с освобождением заключенных из тюрьмы.

А потом из-за стены раздались крики и какой-то непонятный шум, и в голове у Линдира зазвучал нервный голос брата: /Лин, мы не можем пробиться к воротам! Отступаем к стене справа от выхода!/

/Куда именно?! Далеко от ворот?!/ - Линдир заметался перед входом в тюрьму, не сразу сообразив, что ему, в отличие от находящихся внутри пленников, надо искать место слева от входа, и совершенно не зная, что ему делать дальше и как помочь своим друзьям. Халдир не отвечал, а крики и шум за стеной стали еще громче.

- Что, что случилось?! - дергала эльфа за рукав Миона. Как ни странно, Линдир ее понял - несмотря на то, что он не заучивал местный язык специально, некоторые слова все-таки остались у него в памяти.

- Туда! - крикнул он на своем родном языке, указывая налево и увлекая линитку за собой. Она тоже поняла, что он хочет сделать, и побежала за ним, что-то выкрикивая и показывая куда-то на верхушку стены. Слов ее Линдир на этот раз не разобрал, но, посмотрев наверх, с удивлением увидел, что со стены в этом месте свешиваются какие-то толстые зеленые ветки. Ну да, совершенно точно - это было какое-то ползучее растение, непонятно откуда взявшееся в таком малоподходящем для цветоводства месте!

/Хэл!!! - если бы лихолесец кричал так вслух, Халдир бы, наверное, оглох. - Там на стене какой-то плющ растет! С вашей стороны он есть?/

/Да!!! Я его вижу! - отозвался Халдир к его огромной радости. - Попробуем по нему подняться!/

Сделать это было далеко не так просто, как сказать: от здания, за которым прятались трое друзей, до тюремной стены, увитой этим странным растением, было около десятка шагов. И чтобы добежать до нее, средиземцам пришлось бы выйти на открытое пространство - всего на пару секунд, но тюремным охранникам хватило бы этого времени, чтобы пустить стрелу или атаковать беглецов магическими приемами. К счастью, мысленная речь может передавать слова и образы гораздо быстрее, чем обычная, так что Линдир уже через несколько секунд знал обо всех опасениях Халдира. А спустя еще полминуты он успел передать ему, что знает, как помочь беглецам, и бросился приводить свой план в исполнение.

- Ты что делаешь?! - испуганно зашипела Миона, увидев, как ее спутник вихрем перебежал через дорогу, промчался вдоль тюремной стены и начал карабкаться по свисающим с нее веткам.

- Уйди куда-нибудь! Спрячься! - рявкнул на нее лихолесский менестрель, запоздало сообразив, что девушка все равно его не понимает. Оставалось надеяться, что она и сама, без подсказок сообразит отойти подальше от стены, через которую будут перебираться его убегающие из тюрьмы товарищи… И преследующие их стражи со стрелами.

Подняться на стену по плющу оказалось на удивление легко - даже для эльфа, родившегося и выросшего в лесу. Растение словно бы само помогало ему взбираться вверх: стоило Линдиру протянуть руку, и она сразу же натыкалась на упругую зеленую ветвь, достаточно толстую, чтобы выдержать его вес, и совсем не скользкую, как он поначалу опасался. Он и не заметил, как оказался на самом верху, напротив острых металлических прутьев.

Халдир и двое гондорцев стояли внизу, затаившись у стены одного из мрачных зданий с решетчатыми окнами. Стражники так же неуверенно толкались возле другого тюремного корпуса, не решаясь атаковать спрятавшихся беглецов. Линдир мысленно восхитился друзьями - два человека с мечами и один эльф с какой-то обгорелой палкой умудрились запугать целую толпу народа с луками! Хотя полностью признавать свое поражение стражи не спешили: медленно, оглядываясь друг на друга, они начали подходить к строению, за которым скрывались средиземцы, собираясь, по всей вероятности, обойти его вокруг с обеих сторон.

/Хэл! - левой рукой Линдир обхватил один из торчащих из стены шипов, а правой потянул на себя висящий на спине лук. - Бегите к стене и лезьте по плющу! Я вас прикрою!/

Неожиданно он понял, что ему на удивление удобно сидеть на переплетенных ветках - при желании он, наверное, мог бы вообще ни за что не держаться руками, но решил все же не рисковать и натянул тетиву, продолжая «приобнимать» железный шип локтем. Халдир внизу что-то быстро сказал гондорцам, кивая на стену, те тоже посмотрели в ту сторону, перекинулись еще парой слов, и вот лориенец уже несется к стене, кажется, немного прихрамывая, но все равно очень быстро, так быстро, что когда стражники опомнились и прицелились в него из луков, он уже успел подняться по плющу на высоту человеческого роста.

Линдир выпустил стрелу, и первый из собравшихся стрелять стражей выронил свой лук, хватаясь за перебитую руку. Среди остальных лучников возникло смятение, кто-то бросился к подстреленному Линдиром охраннику, кто-то начал высматривать, откуда прилетела стрела, а лихолесец, тем временем, успел перезарядить лук и немного охладить боевой пыл еще одного нападающего. Халдир к этому времени уже добрался почти до самого верха, а к стене зигзагом подбегали оба гондорца. Зато и Линдира на стене теперь заметили все находящиеся в тюремном дворе - сразу две стрелы полетели в его сторону, но менестрель успел пригнуться.

Позади него что-то кричала Миона, внизу Арагорн орал на Фарамира, требуя, чтобы тот поднимался первым, Халдир, переваливаясь через стену, зацепился за острый штырь и совсем не по-эльфийски выругался - Линдир целился в следующего стражника и старался не отвлекаться на весь этот шум. Очередная стрела воткнулась в зеленый стебель перед самым носом у Фарамира, и тот, должно быть, вздрогнул от неожиданности, потому что весь плющ внезапно заходил ходуном, и четверо висящих на нем средиземцев едва не свалились на землю.

Стражники теперь целились в засевшего на верхушке стены Линдира, но сгустившаяся над городом темнота мешала им как следует его разглядеть. А подойти поближе они не решались - эльф даже в слабом свете факелов стрелял без промаха. Правда, попадал он, в основном, охранникам в руки, а двоим из них умудрился перебить тетиву луков, оставив их безоружными. И в конце концов, кое-кто из стражей, заметно осмелев, выбежал из-за угла и почти в упор прицелился в ползущего по плющу Арагорна. Линдир еле успел выбить у него лук, однако охранник, подскочив еще ближе к стене, вдруг резко взмахнул рукой, так что менестрелю в первый момент показалось, что он метнул в гондорца нож или дротик. Но нет, из руки стража ничего не вылетело, и Линдир, успокоившись, вновь принялся отстреливать вооруженных противников.

Халдир к тому времени уже резво спускался по веткам с другой стороны тюремной ограды. Фарамир несколько более неуклюже проделывал то же самое. Арагорн продолжал карабкаться по ее внутренней стороне, но уже не так быстро, как в начале, и Линдир рискнул высунуться из-за стены и протянуть ему руку:

- Скорее! Сейчас они на улицу выбегут, и тогда нам конец!

Арагорн с видимым усилием подтянулся еще немного выше. Лихолесец протиснулся между двумя шипами, перегнулся через стену и, схватив гондорца за шиворот, рывком дернул его вверх. Звон ударившихся в каменную стену стрел заставил эльфа передернуться - еще два раза по нему промахнулись, в следующий раз наверняка не повезет!

- Пусти, дальше я сам! - тяжело дыша, Арагорн начал переваливаться через стену. Вниз он съехал по одной из веток, как по канату, обламывая растущие на ней листья и короткие побеги. Линдир начал спускаться следом за ним, но, заметив, что на улице под стеной уже начинает собираться толпа, прыгнул прямо вниз, не тратя времени на аккуратный спуск. Арагорн и Фарамир ждали его под плющом, Халдира и Миону он увидел на другой стороне улицы.

А еще на улице находилась целая куча зевак - людей и линитов, с любопытством наблюдавших за «акробатическими номерами» беглецов, но старавшихся при этом держаться подальше. И к ним вот-вот должна была присоединиться стража. Собственно, она уже это делала: до Линдира донесся скрип открываемых тюремных ворот.

- За мной! - голос Мионы перекрыл шум толпы, и сама она, увлекая за собой освобожденного Халдира, побежала вглубь одного из выходящих к тюрьме переулков. Линдир с гондорцами бросились за ней, стараясь не упустить из виду ее ярко-зеленое развевающееся одеяние. Что было не так-то просто, потому что девушка то и дело сворачивала то на одну, то на другую узкую улочку. Крики позади них усилились, и лихолесский менестрель очень надеялся, что Миона знает, куда бежать, и не запутается в этом городском лабиринте.

Она знала, куда бежать, но не смогла предусмотреть все случайности. Повернув в очередной переулок, юная линитка вдруг резко остановилось, так что на нее налетел бегущий прямо за ней Халдир, а на него - догнавшие эту пару Арагорн с Фарамиром. Линдир, специально старавшийся держаться позади всех, чтобы не терять своих друзей из виду, подбежал к ним последним и увидел, что улицу перед ними перегораживало несколько взявшихся за руки и вытянувшихся цепью местных жителей. По краям цепи стояли двое пожилых, богато одетых мужчин, а ее середину, судя по всему, составляли их слуги-полуэльфы. Миона нервно оглянулась назад, но оттуда по-прежнему раздавались крики погони - пока еще отдаленные, но приближающиеся с каждой секундой.

- Ребята, дайте пройти, мы очень спешим! - решительно крикнула она, умоляюще глядя в глаза не пускающим ее линитам. Те с виноватым видом опустили головы, но не двинулись с места.

- И куда же вы так торопитесь? - один из людей смерил беглецов внимательным взглядом и повернулся к своим прислужникам. - Взять их! И держите покрепче, не упустите!

- Вам сказали, пропустите нас! - к линитам подскочил запыхавшийся Фарамир. В отличие от Линдира и Арагорна, снова схватившихся аз оружие, он просто выбросил вперед руку - таким же жестом, каким сбивали с ног пленных владеющие магией стражники. Полуэльфы метнулись в разные стороны, их хозяева тоже шарахнулись к стенам домов. Миона, первой сообразив, что путь снова открыт, опять рванулась с места и свернула на следующую, уже более широкую и чистую улицу, пробежала мимо нескольких домов и, оглядевшись вокруг и убедившись, что никто из преследователей ее не видит, застучала в неприметную боковую дверь одного из красивых каменных зданий.

- Ребята, мы же здесь были! - Фарамир, подбежавший к девушке вместе с остальными средиземцами, с удивлением вертел головой, узнавая ту самую лавку торговца Вилима, в которую они накануне ломились по наводке Линдира. Менестрель и побледневший, с трудом переводящий дыхание король Гондора, молча кивнули. Халдир, тоже заметно уставший, привалился к стене дома. Сейчас ему было все равно, были его друзья в этом месте или нет: он слишком вымотан, чтобы об этом думать.

- Тише вы! - Миона снова постучала в дверь - как показалось ее спутникам, каким-то условным стуком - и та, наконец, распахнулась. На пороге стоял знакомый Линдира, молодой линит Маэрон. То есть, конечно же, никакой не линит, а самый настоящий эльф, один из тех, кого в этом городе ненавидели и кем родители пугали непослушный детей - теперь лихолесец уверился в этом окончательно. «Страшный и ужасный» эльф был одет в пыльную серую рубашку и такие же штаны, держал в руке облезлый кусок недовыделанной кожи и в первый момент с опаской уставился на незванных гостей.

- Что случилось, Миона? - зашептал он, подозрительно прищурившись. - Кого ты привела? Почему ко мне?

- Все потом, - зашипела на него девушка в своей обычной манере. - Впусти нас немедленно!

Маэрон отступил вглубь дома. Посчитав это достаточным для приглашения войти, беглецы поспешно ввалились вслед за ним и захлопнули за собой дверь.

- Сюда! - скомандовал Маэрон, свернув в тесный боковой коридорчик, и его незванные гости последовали его примеру.

- Уфф! - Линдир убрал со лба растрепавшиеся волосы и поискал глазами стул или лавочку, куда можно было бы присесть. - Неужели вырвались? Неужели смогли уйти от погони?

- И как уйти! - громко и радостно воскликнул Фарамир, но в следующий момент, сообразив, что их могут услышать другие обитатели дома, испуганно заткнул себе рот. - Из такой перестрелки выбрались целыми и невредимыми, все четверо! - добавил он шепотом.

- Не преувеличивай, наместник… - внезапно изменившимся голосом проговорил Арагорн, привалившийся к входной двери и теперь медленно сползающий по ней на пол. Халдир и Миона, оказавшиеся ближе всех к нему, не дали гондорцу упасть. Подержав его с двух сторон, они помогли ему добраться до стоящей в углу тумбочки, на которую он и уселся, морщась от боли и бормоча сквозь зубы какие-то ругательства.

- Маэрон, свет! - крикнула линитка, и эльф тут же куда-то исчез из темной прихожей.

Линдир, уже свыкшийся со своими новыми обязанностями лекаря, подскочил к другу, мысленно убеждая себя, что если Арагорн сумел пробежать весь путь от тюрьмы до этого дома, значит, ничего серьезного с ним не случилось.

- Ну что там у тебя? - он осторожно помог Элессару скинуть куртку, и его беспокойство немного уменьшилось. - Крови нигде нет, кажется…

- Спина… - простонал Арагорн сквозь стиснутые зубы. - Как будто на меня элефант наступил!

В коридоре стало светлее - Маэрон вернулся с двумя ярко-пылающими факелами. Линдир, осмотрев друга при их свете, едва слышно присвистнул:

- Да, похоже, элефант сюда не просто наступил, а как следует потоптался. Не пугайся, кости у тебя вроде бы целы, просто куча больших синяков.

- Это радует, - проворчал Арагорн и попытался встать, но Миона, тоже подошедшая к нему во время осмотра, неожиданно мягко взяла его за плечи:

- Не вскакивай, посиди немного. Это был магический удар, после него надо немного отдохнуть.

- Кажется, меня в поле такой же магией шарахнули, - пожаловался Халдир, и линитка тут же с озабоченным выражением лица повернулась к нему:

- Дай-ка взглянуть… - и прежде, чем лориенец попытался возразить, властным жестом стала стягивать с него тунику. Впрочем, как показалось Линдиру, только что освобожденный эльф не особо ей сопротивлялся.

- Больше никого этой гадостью не задело? - спросил Арагорн, все еще морщившийся от боли. Линдир и Фарамир отрицательно замотали головами. Миона вздохнула с явным облегчением. Маэрона же больше интересовали другие вопросы:

- Выкладывай, что произошло и кто это такие, - потребовал он у хлопочущей вокруг Халдира линитки.

- Сегодня много чего произошло, - резко ответила та, даже не обернувшись в его сторону. - С чего начинать?

- С самого главного. И побыстрее, пожалуйста, меня в любой момент могут позвать к хозяину!

Миона, наконец, удостоила эльфа вызывающим взглядом:

- Ну, если с самого главного, то у тебя сегодня родилась дочь. Доволен?

 

* * *

Леголас первым заметил скачущий со стороны города отряд. Но не успел он и слова сказать, как Эн-Ириден тоже увидела стражников и резко развернула свою кобылку.

- Спасайте своего друга! - крикнула она, пришпоривая лошадку и направляя ее наперерез всадникам.

- Что она творит? - ужаснулся Кэрдан.

- Скачет к лесной опушке, - первым догадался Леголас. - Она может успеть. Эти черные бестии намного быстрее обычных коней, - лошадь под ним возмущенно фыркнула. - И умнее, - тут же  уточнил эльф, - лошадь довольно всхрапнула.

Эн-Ириден на скаку выкрикнула несколько слов на эльфийском и безоблачное вечернее небо рассекла длинная и ветвистая голубоватая молния, словно нарочно осветившая девушку, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что она - именно эльфийка. Отряд из Тэша оценил демонстрацию и дружно свернул навстречу Эн-Ириден, игнорируя двух других всадников.

- К реке! - приказал Кэрдан, разворачивая коня.

Леголас еще несколько секунд наблюдал за Эн-Ириден и стражниками, окончательно убеждаясь, что тем не догнать лесную лошадку, потом поскакал следом за Кэрданом.

Добравшись до Серик-на-Дина и памятуя о населявших ее плотоядных и переборчивых рыбках, Кэрдан хотел спешиться, но его конь рассудил по-своему, и лишь чуть замедлив бег, врезался в темную воду.

- А тебя не съедят тут заживо? - спросил Кэрдан.

Конь лишь пренебрежительно фыркнул.

 

* * *

Очнувшись, Румил понял, что его куда-то везут, перекинув через коня в связанном состоянии. Нельзя сказать, чтобы такая поза для него была новой или незнакомой, но и приятного в ней было мало. К тому же после ударов дико болел правый висок. Эльф открыл глаза. Слегка повернув голову, он рассмотрел скачущих рядом всадников. На одном из коней в таком же состоянии болтался Аллет.

- Алл, - тихо позвал Румил.

- Очнулся? - безрадостно поинтересовался линит. - А я надеялся, что тебя сильнее приложили.

- Добрый ты, - буркнул Румил, понимая, что Аллет считает смерть лучшей перспективной имперскому плену.

Везущий эльфа всадник что-то резко сказал и ударил Румила по ребрам деревянной рукоятью плетки, отбивая желание к дальнейшим разговорам. Суть окрика лориенец понял и без переводчика. Постепенно приходя в себя, эльф вспомнил происходившее перед повторным пленением и смог наконец-то полностью трезво посмотреть на свои действия. От чего остро захотелось обратно провалиться в беспамятство. Если, преследую девчушку, он лишь частично осознавал, что творит, то сейчас от стыда был готов хоть сквозь землю провалиться.

/Леголас, я тебя убью за такие советы!/

/Что тебе не нравится? Ведь подействовало/

/Подействовало?!/ - Румил задохнулся от возмущения - /Да я, я… Я за человеческим ребенком гонялся с самыми пошлыми намерениями!!! Как мне теперь жить с этим?!!!/

/Но ты же не со зла, а под действием их яда. И потом, ведь не догнал/

/Все равно!/

/Судя по тому, как ты активно возмущаешься, ты уже пришел в себя?/ - вмешался Кэрдан - /Угрызениями совести еще успеешь помучаться, а сейчас надо думать, как вызволять тебя с Аллетом/

/А зачем? Уж лучше тут сгинуть, чем с таким позором домой возвращаться!/

/Если самому жить надоело, то Аллет в чем виноват? Он-то с нами по осанвэ не может говорить/

/И без твоей помощи ему из Тьена не выбраться/ - поддакнул Леголас.

Румил посмотрел на болтающуюся на конском крупе светловолосую голову линита, вспомнил с каким плохо скрываемым ужасом тот говорил об империи и ощутил легкий укол совести.

/Вы где?/ - спросил он.

/На этом же берегу, скачем по вашим следам/

 

* * *

Ат-Тариэль уперся лбом в шершавый ствол дуба. За его спиной тихо стонал опять провалившийся в горячечный бред Тирион. А эльфу хотелось взвыть от отчаяния. Он оставил все - родные горы, друзей, семью. По дороге предал иномирцев, бросил сестру. И что? Добрался он до индо-Ктана, а дальше? Лес темной молчаливой громадой бездушно взирал на эльфа. Где и как здесь искать сородичей, если они тут вообще есть? А если все было напрасно? Если последних лесных эльфов истребили еще столетия назад? Ат-Тариэль обернулся и посмотрел на линита. Какая насмешка судьбы. Чтобы выполнить поручение отца он не остановился, когда помощь требовалась его родной сестре. А теперь будет возиться с раненным слугой? Ат-Тариэль не колеблясь бросил бы линита, если бы ему самому было куда идти. А что толку теперь метаться по ночному лесу?

Эльф вздохнул и пошел собирать сухие ветки для костра. Он не мерз, но Тириону требовалось тепло. Вот же угораздило! Эльф с раздражением дернул на себя сухую корягу, застрявшую в зарослях боярышника. Вроде след в след по лесу шли. И - пожалуйста, у самого  Тариэлья лишь несколько царапин, а этот бестолковый линит ухитрился где-то на ядовитое растение наткнуться. Или какую ягоду съел? Вернувшись на поляну с охапкой веток Ат-Тариэль с подозрением посмотрел на линита. Да нет же, не идиот он ведь. Не мог ничего, не посоветовавшись с эльфом, в рот потащить.  Но странно, неужели Тариэль случайно обошел какую-то особо ядовитую колючку, а Тирион так же случайно на нее наткнулся?

Если бы они шли по горам, Тирион не гадал бы, а знал наверняка. Да, и в лесной флоре горные эльфы разбирались не хуже своих равнинных сородичей, но за прошедшие столетия лес слишком изменился. Ат-Тариэль не узнавал едва ли не каждое третье растенье. Словно не только иномирцы к ним пришли, но и чужой лес в родной мир просочился.

От последней мысли по спине пробежал неприятный холодок. А если слухи не врали? Если не люди, а иномирные чудовища захватили бывший индо-Ктан и уничтожили остатки лесных эльфов? Тогда куда он пришел?! Зачем?! Усилием воли Ат-Тариэль подавил панику и разжег костер, медленно подбрасывая по тоненькой веточке в пока совсем крошечный огонек, пляшущий на комках сухого мха. Потом попробовал горячий и сухой лоб Тириона. Совсем плохо. Эльф упорно старался не думать о том, как издалека заметен костер в ночном лесу и кого только он может приманить  на яркий огонек. В конце концов,  Ат-Тариэль ведь за тем и шел в индо-Ктан, чтобы выяснить, что тут происходит, разве нет? Прекрасный способ. Кто бы ни владел теперь индо-Ктаном - эльфы или иномирные чудовища, на костер прибегут хоть те, хоть те.

Ат-Тариэль подкинул несколько крупных веток, дождался, пока они разгорятся, и пошел собираться травы, чтобы хоть немного сбить жар у Тириона. Изменился лес или нет, а пучок целебных растений всегда можно найти - не одних, так других.

Взяв котелок в вещах линита, приготовив отвар и напоив им Тириона, эльф стал ждать незваных гостей, которые тоже не слишком задержались. Ночь еще не перевалила за свою половину, как к костру медленно вышел крупный черный волк. Его шерсть слегка отливала зеленью, а глаза светились ядовитыми изумрудами. Не двигаясь, Тариэль протянул руку к луку. Волк глухо предупреждающе зарычал. Эльф уже решил, что подтверждается версия про иномирных захватчиков леса, когда невдалеке треснула ветка. Волк удивленно повел ухом. Ат-Тариэль по звуку угадал приближающегося всадника, но уж никак не думал, что им окажется Эн-Ириден.

- Тариэль! - сестренке потребовалась секунда, чтобы рассмотреть брата в незнакомце у костра и еще одна, чтобы стремительно соскочить с лошади и броситься ему на шею.

- Ири! - Тариэль отстранил сестру, с опаской косясь на волка.

Последний вел себя более чем странно. При появлении эльфийки не проявил никакого гастрономического интереса ни к ней, ни к лошади, а с очень загадочным выражением морды уселся на траву. Можно было подумать, что волк одновременно удивлен, раздосадован и огорчен появлением девушки, мало того, начинает подозревать двух обнимающихся перед ним эльфов во всех смертных грехах. Лошадь тоже никак не прореагировала на угрозу собственной жизни и здоровью в волчьем лице. Равнодушно скользнув по черно-зеленому хищнику взглядом, она спокойно опустила голову и начала щипать траву.

- Что ты столбом стоишь? - встревожилась Эн-Ириден. - Что-то случилось?

Ат-Тариэль кивком показал ей на зверя.

- Ну, волк, ну и что? - удивилась сестра. - Подумаешь, слегка зеленоватый. Мы вообще по дороге такую невидаль встретили, что и в страшном сне не приснится. Но, братец, это же эльфийский лес! С каких пор мы должны бояться его жителей?

- А ты уверена, что индо-Ктан до сих пор принадлежит эльфам?

- Конечно! - только сейчас Ириден заметила неестественную бледность и пятнами проступившую красноту на щеках Тириона. - Ох, что это с ним?

- Неизвестный яд, - кратко ответил брат. - Я то ли обошел его источник, то ли на меня не подействовало.

- Скорее последнее, - задумчиво пробормотала Эн-Ириден, пробуя лоб Тириона.

По каким-то своим рассуждениям волк вдруг решил, что ему лучше убираться восвояси, а еще лучше - незаметно и беззвучно - и начал пятиться к ближайшим деревьям.

- Стоять! - не оборачиваясь, резко приказала Эн-Ириден.

Волк нерешительно замер с занесенной для очередного шага лапой. Лошадь насмешливо фыркнула, не отрываясь от позднего ужина.

- Я кому сказала? - эльфийка сердито посмотрела на хищника.

- Рррр! - недовольно высказался волк, возмущенный таким нахальством.

- Значит, не пускаем линитов в свой лес, да?! Ядами их травим?! - Ириден вскочила на ноги и в два прыжка оказалась перед присевшим от неожиданности волком. - Такие все из себя порядочные и чистокровные?! Лес только для эльфов?! Смерть всем людям и линитам?!! Да?!!! - эльфийка схватила волка за шкуру над передними лапами и слегка потрясла.

- С кем ты разговариваешь? - на мгновение Ат-Тариэлю показалось, что это не Тирион, а он отравился неизвестным ядом, и все происходящее ему только мерещится.

Совсем ошарашенный волк жалобно покосился на лошадь в поисках поддержки. Та заржала с крайне независимым видом, мол, я вообще животное бессловесное, тут себе спокойно травку жую, разбирайся сам с психованными эльфами, ведь никто тебя за хвост к костру не тянул? А раз по доброй воле пришел - теперь расхлебывай.

- Суди не по внешнему виду, а по глазам, - ответила брату Эн-Ириден, отпуская волка.

Ат-Тариэль последовал совету и постарался поймать волчий взгляд, но ничего особого там не увидел. Ну, умный да. Но волки вообще неглупые животные.

- Еще научишься различать, - утешила его сестра. - Мне Леголас только первый раз объяснил, а дальше я и сама поняла, - эльфийка повернулась к волку. - Ты показываешь, где найти противоядие от вашего яда, или…

Волк и лошадь с искренним интересом уставились на эльфийку, ожидая, что будет в случае "или".

- Или? - спросил не менее их озадаченный Ат-Тариэль.

- Или не знаю, - неожиданно всхлипнула Эн-Ириден. - Аллет и Румил в плену. И даже если Кэрдан с Леголасом их освободят, то вот такие стражи, - девушка сквозь слезы обвиняюще кивнула на волка, - Аллета в лес не пустят! И что мне тогда делать, что?! - выкрикнула она.

Ат-Тариэль утешающе погладил сестру по голове, плохо соображая, что можно ей сказать. Все менялось слишком стремительно. Исчезнувшая, казалось, навсегда и так неожиданно вновь обретенная Эн-Ириден, изменившийся и пугающий лес, странный зверь. Потом этот нереальный разговор с волком. Эльф начал теряться в происходящем. Почему сестра так беспокоится об этих линитах? Какое ей дело до Аллета и его судьбы?

- Не плачь, - попытался найти хоть какие-то слова Ат-Тариэль. - Все будет хорошо, мы доберемся домой…

- Я не вернусь в горы!!! - с истерическими нотками в голосе перебила сестра. - Неужели ты не понимаешь?! - Эн-Ириден вырвалась из объятий брата и отскочила в центр поляны. - Я там словно в клетке! Я не живу, а играю в чужую жизнь, не имея права быть собой. Я думала, хоть здесь все может быть иначе. Но тут тоже есть владыки-эльфы и есть ничтожества-линиты! Права для одних и заперты для других! Везде одно и тоже! - девушка опустилась прямо на траву и заплакала, закрыв лицо руками.

Ат-Тариэль растерялся. Волк и лошадь выглядели пристыженными. Тирион тихо застонал, не приходя в себя.

Через четверть часа кобылка ободряюще пофыркивала в ухо все еще всхлипывающей эльфийке, Ат-Тариэль варил новый отвар из корешков и веточек, принесенных волком, а последний лежал у костра и хмуро смотрел на все это безобразие, уже стократ успев пожалеть, что не прошел мимо чужого огонька. Но думал волк вовсе не об этом. Его мучил другой вопрос - насколько часто у горных эльфов детям дают одинаковые имена? И в этот момент он готов был пустить в лес хоть всех линитов Союза Городов, лишь бы услышанное имя не принадлежало бы тому, кому должно было принадлежать.

 

* * *

Румил надеялся на ночевку под открытым небом, полагая, что Леголас с Кэрданом смогут бесшумно обезвредить стражу и освободить пленников, не потревожив спящих воинов. Но отряд не остановился, пока не добрался до города. Оббитые кованым железом ворота со зловещим скрипом закрылись за последним всадником, уменьшая и без того призрачные надежды на спасение. Лориенец постарался не поддаваться панике и сосредоточиться на окружающем. Тем более, неугомонный Леголас непрерывно доставал его по осанвэ, желая знать буквально все: от ширины крепостной стены и количества караульных на ней до того, сколько в городе торговых лавок и какого цвета занавески на окнах горожан. Румил ожидал увидеть либо нечто наподобие Тэша, как его описывал Линдир, либо, судя по мрачным высказываниям Аллета о Тьене,  что-то вроде орочьих городов или даже самого Мордора. Но город оказался совершенно иным.

Узенькие, идеально прямые улицы пересекались друг с другом под такими же идеально прямыми углами. Нигде не было заметно ни единого деревца или кустика или хотя бы приусадебного дворика. Невысокие двух-трех этажные дома с плоскими крышами стояли впритык друг к другу, выходя на улицы махонькими зарешеченными окошками и основательными дверями, более подходящими небольшой крепости, чем обычному жилищу. Судя по оконным проемам, толщина стен тоже приближалась к крепостной.

Чего бы так не боялись горожане, но, видимо, решетки и стены неважно защищали от этого. Проехав едва ли десяток кварталов, отряд трижды встречал вооруженные патрули - по четыре всадника в каждом. Патрульные обменивались короткими репликами с командиром отряда, после чего тот продолжал свой путь.

Если эльфийские города освещались живым светом жуков-светлячков или нежным магическим, а зловещие орочьи всегда окрашивались багряными отблесками пламени факелов, то в пограничном городе Тьена и огонь кострищ показался бы живым и обнадеживающим. Улицы освещали газовые рожки. Румил сначала не понял, что это такое, но побывавший во многих мирах и технически начитанный Леголас догадался по внешнему описанию. Их голубоватый свет придавал окружающему нереальный и безжизненный вид. Казалось, что пленников привезли в город-склеп. А лица стражей в неверном свечении коптящих газовых рожков походили на лики оживших мертвецов.

Дорога, по которой везли эльфов, тоже была необычной. Она не была выложена ни из камней, ни из поставленных на торец брусков стволов деревьев, а казалась словно вылитой из единой сероватой массы. Из этой же массы были то ли сделаны, то ли обмазаны поверх кирпичей все дома. На многое сам лориенец вообще не обратил бы внимания, но Леголас неумолимо выспрашивал о малейших деталях.

Осмотр местных достопримечательностей завершился куда быстрее, чем хотелось бы эльфу. Пленников привезли к большому высокому зданию с узкими бойницами вместо окон и завели вовнутрь.

- Где мы? - тихонько спросил Румил у Аллета, но получил лишь очередной пинок от везущего его стража.

Рассудив, что ведут их, скорее всего, в камеру, и еще будет возможность пообщаться, эльф решил пока помолчать. Но Румила и Аллета доставили в тесный и холодный подвал, полный всяческих приспособлений крайне неприятного вида. Эльф мысленно хмыкнул, увидев камин, железные цепи и факелы, столь родные эльфийскому оку, привычному к врагам в лице орков. По крайней мере, застенки отличались от среднеорочьих гораздо меньше чем сам город. Правда, местные злодеи отдавали явное предпочтения всяческим шипам и изделиям из них.

Пленников усадили на невысокие железные табуреты с приделанной длинной узкой планкой вместо спинки. Приковав ноги к ножкам табурета, а руки сковав за спиной и зацепив кандалы за крючья на планке, их на несколько минут оставили одних.

- Алл? - позвал Румил.

- Ыыы, - нечленораздельно ответил линит.

- Перестань, а то, глядя на тебя, мне самому страшно становится, - Румил хотел приободрить линита, но на самом деле не так уж преувеличивал. Смотреть на зеленовато-бледного Аллета с расширенными зрачками и закушенными губами на фоне палаческой атрибутики, особенно, учитывая и собственное отнюдь не завидное состояние, было жутковато.

Аллет то ли кивнул, то ли отрицательно качнул головой, то ли просто дернулся в нервном тике.

- Ты ведь сам не бывал в Тьене, - начал Румил.

Аллет кивнул.

- Только от местных линитов о нем знаешь?

Линит снова нервно кивнул. Румил вздохнул.

- Поверь моему опыту, по рассказам других оно всегда кажется страшнее, чем на самом деле.

Договорить им не дали - в подвал вернулось двое стражников, сопровождающих немолодого человека в темно-синих одеждах строгого покроя и низенького бедно и неряшливо одетого старичка со свитком, перьями и складным стульчиком. Румил подивился оперативности местных властей. На дворе глубокая ночь - отряд с пленными как раз ворота проезжал, когда на часах била полночь, а допрос до утра не откладывают.

- Это - прокуратор, - выдохнул Аллет.

Тот, кого линит назвал прокуратором, что-то резко приказал одному из стражников, и он наотмашь ударил Аллета по лицу рукой в кольчужной перчатке.

- За что? - возмутился Румил.

Прокуратор подошел к эльфу и, глядя ему в глаза, что-то тихо и угрожающе произнес. Румил, естественно, не понял ни слова. Он выразительно развел руками.

- Я не знаю вашего языка, - попытался как можно дружелюбнее улыбнуться эльф.

Прокуратор не поверил или не понял и, судя по интонациям, продолжил угрожать, но уже более развернуто и обстоятельно. Линит едва слышно булькнул на своем железном табурете. Похоже, на него слова человека произвели как раз ожидаемое тем впечатление. А Румил задумался о том, насколько незнание иногда бывает благом. Прокуратор раздраженно сплюнул под ноги и послал куда-то второго стража. Румил не рискнул просить Аллета о переводе, поэтому до возвращения стража пленники сидели молча. Тот привел избитого и шатающегося короткостриженного светловолосого линита. Прокуратор обратился к линиту, который попробовал перевести его слова эльфу. Увы, данная попытка наладить общение так же потерпела поражение. Румил разобрал лишь "сказать" и "дом", а из ответов эльфа линит, похоже, не понял ни слова. Прокуратор рассердился и самолично затолкал незадачливого переводчика в саркофаг, ощетинившийся вовнутрь длинными железными шипами, после чего обратился к Аллету. Румил поежился. Усевшийся на свой стульчик старичок, усердно скрипел пером по свитку, похоже, записывая не только пока не состоявшиеся вопросы-ответы, но и все происходящее в подвале.

- Он хочет знать, из какого ты леса, и почему ты не знаешь эльфийского языка, - сказал Аллет, непроизвольно косясь в сторону не подающего ни единого звука из саркофага линита.

- Скажи… - Румил задумался, - скажи, что я с островов, которые лежат на северо-западе от этого материка.

Аллет удивился, но перевел. Прокуратор удивился еще больше.

- Мы уплыли на острова много тысячелетий назад и с тех пор ни разу не возвращались на оскверненные людьми земли, - продолжил сочинять Румил. - За это время наречия уплывших и оставшихся эльфов стали слишком отличаться друг от друга, а местный горе-переводчик вообще едва говорит по-эльфийски. Поэтому я его и не могу его понять. Ведь так? - последнее Румил спросил у Аллета не для передачи человеку.

В глазах линита мелькнуло понимание, и он долго пересказывал прокуратору ответ лориенца, явно добавляя в свежесочиненную легенду и что-то от себя.

- Ты прав, - наконец обратился он к Румилу. - Даже язык горных и лесных эльфов достаточно разниться. Твоя история звучит очень правдоподобно. Или это и есть правда?

Румил покачал головой. Прокуратор что-то резко приказал Аллету, тот спохватился и вернулся к  вопросам.

- Он спрашивает, как ты оказался посреди степи.

- Скажи ему, что мы плаваем между островами на лодках и кораблях. Наш корабль унесло на юго-восток и разбило о скалы. Не все выжили, а те, кто спасся, отправился по горам к истокам Серик-на-Дина, надеясь по нему добраться до Изерк-Келя, а по нему уже до южного моря. У вас же есть какое-то южное море? - спросил Румил, не меняя повествовательной интонации.

Аллет едва заметно моргнул ресницами. Румил вдохновенно продолжил.

 

- Северный берег слишком скалистый и от него невозможно отчалить. Мы надеялись украсть у людей корабль и на нем вернуться домой, - изумленное восхищение в глазах Аллета подсказало Румилу, что он ничего не напутал в смысле географии. - До Изерк-Келя мы добрались лишь втроем, но двое моих товарищей утонули в реке, раненные стрелами человеческой стражи, - на последних словах Румил постарался изобразить глубокую скорбь и отчаяние и продолжил тоном, будто рассказывает о трагической гибели своих товарищей. - Кто он вообще такой, этот прокуратор и чего от меня хочет? О чем спорили стражники со жрецом перед входом сюда?

Аллет опять пустился в пространный пересказ, а после очередного вопроса человека, воспользовался оказией, чтобы рассказать интересующее Румила.

- Учитывая твою легенду и неправильное действие яда, ты - слишком уникальный случай. И сейчас военные со жрецами не могут тебя поделить. Первые хотя тебя изучить, вторые - получить информацию. Но только если одни слишком далеко зайдут в допросах или в опытах, то вторым потом некого будет изучать-допрашивать. До утра тебя отдали военным при условии, что те вернут целым и неповрежденным, а дальше еще не определились. Жрец пошел связываться со своим начальством. Возможно, с рассветом ситуация измениться, а пока сила за прокуратором. И он спрашивает, если ты шел по горам, видел ли ты горных эльфов.

- Конечно, видел. Он же не поверит, что я мимо прошел. Скажи, что горные эльфы взяли меня в плен, с завязанными глазами отвели в свою долину, там объяснили, какой я балбес со своим стремлением пройти через захваченную людьми равнину, и отпустили на все четыре стороны. Только ты все это потактичнее и потрагичнее расскажи, - и опять не меняя тона,  перешел на интересующие его темы. - Со мной все понятно. А с тобой что?

Пересказав ответы эльфа и дождавшись очередных вопросов прокуратора, линит ответил.

- Пока я нужен как переводчик. Похоже, тебе удалось убедить его, что слабых познаний в эльфийском местных линитов недостаточно для общения с островным эльфом, - линит благодарно посмотрел на Румила. - По крайней мере, сразу не убьют и сильно не покалечат. А вот жрецам переводчик не нужен, - вздохнул он. - А еще прокуратор не верит, что ты так уж ничего не знаешь о горных эльфах и предлагает тебе о них рассказать. А заодно и о ваших островах.

Румил задумался лишь на мгновение, а потом осчастливил прокуратора слегка подредактированным описанием Валинора и Нумерона, которые превратились в основные эльфийские острова. Роль тамон-Солка сыграла свежесочиненная помесь Мории и Лориена. Румил и сам иногда путался, то ли у него меллорны росли в подземных залах гномов, то ли величественные каменные колонны поднимались к небу вместе с этими самыми меллорнами. Аллет проникновенно пересказывал, догадавшись, что эльф использует описание мест из своего мира, а прокуратор слушал со смесью азарта и недоверия.

Наконец прокуратор махнул рукой, показывая, что на сегодня достаточно. Стража отковала ноги Румила, вынула ручные цепи из удерживающих их крючьев и поволокла вглубь подвала.

- Эй! Куда? А как же Аллет?!  - попытался возмутиться Румил, но его никто не послушал.

Эльфа привели к глубокому на вид колодцу. Один из стражников перекинул через балку без ворота веревку, второй поддел ее конец под ручные кандалы Румила и столкнул его в колодец. Эльф едва успел извернуться в воздухе, чтобы врезаться в каменный сруб не лицом а плечом. Дернулась, выворачивая руки, веревка. Ее начали рывками отпускать. И через несколько секунд слегка потерявший ориентацию в пространстве Румил оказался на дне. Воды там почти не было - так, на два-три пальца, но она была ледяной. Эльф тут же вскочил на ноги, стараясь не намокнуть. Стражники опустили на колодец тяжелую решетку, забрали факел и ушли. Румил остался в темноте.

Болела вывихнутая в плече рука и полученные во время столь невежливого спуска ушибы и ссадины. Но это были мелочи. Гораздо больше Румила волновало, почему прокуратор оставил Аллета, и что сейчас с ним происходит. Эльфу хотелось верить, что линита просто посадили в обычную камеру, не посчитав достойным такого глубоко колодца для особых гостей, но интуиция подсказывала обратное.

/Как вы там?/ - как всегда крайне вовремя отозвался Леголас.

/Оххх/ - красноречиво, но совсем не информативно ответил Румил.

/А подробнее? Уже передумал умирать от полученного в деревне позора?/ - присоединился Кэрдан - /Что с тобой?/ - тут же спросил совсем другим тоном, почувствовав боль и беспокойство лориенца.

/Ерунда, уронили немного/ - мысленно отмахнулся Румил и детально пересказал расположение подвала, замеченные проходы к нему и местонахождение колодца. Своими опасениями о судьбе Аллета он решил пока не делиться.

Леголас и Кэрдан ответили, что уже возле города, пообещали скоро добраться до самой тюрьмы и что-то придумать.

Закончив осанве, Румил приступил к неприятному, но необходимому. Его слегка пугала перспектива вправлять вывих ударом о камни, но не хватало, чтобы Кэрдан или Леголас выносили его из колодца как полуобморочную девицу. А в таком состоянии он не сможет ни взяться за скинутую для него веревку, ни самостоятельно выбраться другим способом. Старательно примерившись и глубоко вздохнув, эльф бросился на камни. Очнулся он уже на мокром полу. Мысленно вздохнув о загубленной идее не намокнуть, он подвигал рукой и убедился, что операция прошла успешно. В принципе, он особо и не сомневался - главное точно выбрать угол и силу толчка. Но даже эльфы могут иногда ошибаться, что сейчас было бы очень не кстати.

Перекатившись через ноги, он перекинул скованные руки наперед. Вот так уже лучше. Теперь он готов к спасению. Да и кому-нибудь из местных при случае сможет в глаз дать за все хорошее. Румил поймал себя на совсем не свойственной эльфу кровожадности, но ничуть не раскаялся.

Наверху показались блики пламени и скоро появились те же стражники, которые начали снова отодвигать решетку. Румил удивился. Вроде и часа не прошло. Неужели прокуратор уже за ним соскучился, или Румил провалялся в отключке больше, чем ему кажется? Оба предположения оказались неверными. Стражники скинули вниз Аллета, не заморачиваясь таким повышенным сервисом, как спуск на веревке, ради обычного линита. Румил едва успел подхватить его, чтобы тот не врезался в каменный пол вниз головой.

- Что они с тобой сделали?! - ужаснулся Румил, пытаясь в свете отдаляющихся факелов оценить состояние линита.

- Ничего, почти, - слабо ответил тот, сползая по стене в холодную воду. - Я тебя не сильно зашиб, когда падал?

- Да что ты все обо мне?! - разозлился Румил. - Лучше о себе подумай.

- Но ты же эльф, - Аллет возразил столь искренне, что Румилу на секунду захотелось влепить ему пощечину, чтобы тот не говорил глупостей.

- Да, эльф, ну и что?! А ты - полуэльф! Вот только у меня две царапины и три синяка, а ты на ногах не держишься!

- Могло быть хуже. Все-таки им нужен переводчик, - Румил не видел выражения лица Аллета, но по интонации ему показалось, что линит пытается усмехнуться. - А так - всего лишь ноги. И немного на дыбе порастягивали, - быстро уточнил, услышав ошеломленный вздох эльфа. - Правда, не сильно. Я и руками, и ногами шевелить могу.

- Вот уж достижение, - проворчал Румил, едва касаясь, ощупывая ноги Аллета. - Кости хоть целы?

- Вроде.

- Маньяки! Орков на них нет! С Сауроном!! Чего они от тебя хотели?

- Ну, поскольку тебя во лжи им уличить сложно, они пытались выбить правдивые сознания хотя бы из переводчика в моем лице. А, может, прокуратор так расстроился, что вынужден вернуть тебя жрецам в целости и сохранности, что решил отыграться на мне. Не знаю.

- Ты им что-то сказал?

- Что я, враг себе? Это ты для жрецов сам по себе ценность, а военные только на выдуманную тобой историю купились. Толку им с иномирного эльфа, который сам не знает, как домой попасть? Если они узнают правду, переводчик им больше будет не нужен. Мне же хуже. Так только ноги от колен в тиски с шипами засунули, а могли бы как того линита - всего в саркофаг положить.

- Эруууу, - простонал Румил, остро желая каким-то чудом оказаться в Лориене и забыть обо всех иных мирах, как о страшном сне.

Впрочем, неконструктивное желание быстро прошло. Румил подумал, что Аллет мог оказаться здесь и без его участия, даже если бы средиземцы никогда не попали в этот мир. И, линит прав, тогда все было бы еще хуже. На секунду Румил задумался о глубинном смысле всех этих межмировых перемещений, и почему средиземцы случайно оказались именно в этом мире, но потом отвлекся на более насущные проблемы. Румил почти не умел лечить, но у него был консультант в лице Кэрдана и очень большое  желание научиться.

 

* * *

Как ни потрясла Маэрона сообщенная Мионой новость, а также вторжение в дом его хозяина малознакомых и совсем незнакомых «гостей», внешне он остался почти спокойным. Пожалуй, только Линдир сумел заметить сильнейшее беспокойство в глубине его глаз. Остальным было не до того: Фарамир был слишком растерян, избитых местными колдунами Арагорна и Хадлира больше беспокоила собственная боль, а Миона, видя, что ее слова не произвели на Маэрона нужного впечатления, принялась быстро, но довольно подробно объяснять ему, что только что произошло с ней и с приведенными ею чужеземцами.

- Ладно, к делу, - заявил тот, выслушав линитку. - Ты с этим вашим побегом из тюрьмы засветилась полностью. Где мне теперь прикажешь прятать вас с Руфиной и ребенком?

- Да не надо нас нигде прятать! - фыркнула Миона. - Этим господам, - она мотнула головой в сторону жителей Средиземья, - надо выбраться из города. Убежать отсюда можно только в лес. И они согласны взять нас с собой. Ведь вы согласны, да? - повернулась она к Линдиру.

- Ну… - лихолесец плохо представлял себе даже то, как им удастся вырваться из города вчетвером. А если «добавить» к ним еще и двух женщин, одна из которых только что родила, и новорожденного ребенка…Внутренний голос ехидно нашептывал эльфу, что в этом случае проще сразу же сдаться городским властям - и время сэкономят, и устанут меньше. Но Миона, без особого труда догадавшись о его сомнениях, тут же бросилась переубеждать осторожного средиземца.

- Лин, мы с Маэроном можем помочь вам прорваться в подземный ход и уйти из Тэша, но тогда уж и вы нам помогите! Если мы с Руфиной останемся здесь, нас в самом лучшем случае переведут на какую-нибудь тяжелую работу, а могут и в тюрьму посадить, и вообще забить до смерти. А у нее еще и ребенка отберут, у нас всех детей-линитов выращивают отдельно от родителей, а потом продают другим хозяевам, чтобы матери на них не отвлекались и больше работали! Ведь вы же ее спасли, - теперь Миона обращалась уже не только к Линдиру, но и к его друзьям-людям, - вы же помогли ей, когда она рожала, неужели вы после этого ее бросите?!

- Миона, мы никого не собираемся бросать, - подошел к ней Фарамир, - но пойми, в лесу же полно своих опасностей! Причем мы их не знаем. Разве не лучше будет Руфине с малышом остаться здесь? Где вы там вообще будете жить? Мы могли бы что-нибудь придумать, где-нибудь на время вас спрятать…

- Как раз в лесу мы найдем, где жить, - возразила Миона. - Матери с ребенком лесные эльфы в приюте не откажут. Особенно, - она снова бросила злой взгляд на Маэрона, - если папаша ребенка их об этом настойчиво попросит.

- Миона! - сердито зашипел на нее эльф, делая страшные глаза.

- Что Миона? Да не нервничай ты так, им про лесных все рассказать можно. Они все равно скоро уйдут отсюда в свой мир - так какая разница, что они перед этим про нас узнают?

Маэрон закатил глаза и глубоко вздохнул, после чего уже спокойно обратился к Линдиру, стараясь даже не смотреть в сторону дерзкой линитки:

- Ты мне сразу показался не таким, как все. Как по-твоему, насколько реально проникнуть в тоннель на базаре?

- Не знаю, - честно признался лихолесец. - Смотря, сколько стражников его охраняют. Хотя если их будет слишком много, часть из них можно попытаться как-нибудь отвлечь.

Маэрон задумался еще на несколько секунд, после чего решительно тряхнул своими не по-эльфийски коротко подстриженными волосами:

- Значит, так и сделаем. Мы с Мионой сейчас попробуем забрать Руфину с девочкой, а вы сходите на базарную площадь и разведайте, что там происходит. Хотя нет, лучше на базар я сам схожу, может, там среди стражей вообще мои знакомые будут. Тогда вот что - сейчас мы идем за Руфиной, а потом все вместе - на базар. Миона? - он вопросительно глянул на девушку.

- Ну разумеется, я с тобой пойду, - отозвалась она уже более мягко. - Разве тебе можно доверить маленького ребенка?

- Подождите, я с вами, - неожиданно подскочил к ним Линдир. Он и сам не понимал, почему, но внезапно ему стало ясно, что он тоже должен пойти за линиткой и ее малышом, чтобы в случае чего помочь Маэрону с Мионой. И обернувшись к средиземцам, эльф прочел во взгляде Арагорна одобрение. Ну да, все верно. Он помог Руфине, когда ей стало плохо, он был рядом, когда она рожала, вовсю применяя свою эльфийскую целительскую магию - разумеется, он теперь чувствовал ответственность за нее и за ее ребенка! Арагорн и сам ощущал то же самое, но был сейчас слишком не в форме, чтобы куда-то идти и с кем-то делиться жизненной силой.

- Иди, Лин, ничего с нами без тебя не случится, - слабо улыбнулся ему государь Гондора.

- Если будете сидеть здесь тихо - то точно ничего, - подтвердил Маэрон.

- Ладно, - лихолесец наклонился к Арагорну и протянул руку. - Давай обратно кольцо.

- Ах, да! - гондорец уже и думать забыл о кольце-переводчике и теперь, скрипя зубами, начал стаскивать его с мизинца - ни на какой другой палец это рассчитанное на эльфийские «габариты» волшебное украшение ему не налезло. - Слушай, Лин, вы тогда не задерживайтесь там, а то вдруг сюда все-таки кто-нибудь сунется? Мы ведь тогда даже попытаться что-нибудь сказать не сможем! Придется сразу мечи в ход пускать.

- Ничего, мы быстро, - пообещал ему менестрель. - В крайнем случае пусть Халдир переводчиком поработает.

- Э-э-э… - протянул Халдир. - Вообще-то я это… Того… Почти ничего на местном языке не знаю.

- Хэл, чтоб тебе! - возмутился Линдир. - Ты два дня прятался рядом с полем, где торчала куча местных! Неужели трудно было хотя бы несколько фраз выучить?!

- Я два дня валялся в канаве, на холодной земле, а местным рабам разговаривать во время работы не сильно-то разрешалось! - огрызнулся Халдир. - Так что, извини, но все, что я запомнил, это «Не спать на ходу, солнце еще высоко!»

Линдир хотел было ответить, что если бы Халдир постарался, ему бы не составило труда понять и запомнить гораздо больше фраз и что Кэрдан с Леголасом и Румилом уже вовсю болтают на диалекте горных эльфов, но Маэрон, уже готовый бежать к Руфине, нетерпеливо дернул его за рукав:

- Потом поругаетесь, ладно? Нас ждут.

С этим трудно было поспорить, и Линдир вместе с Мионой поспешил за обеспокоенным эльфом к выходу.

 

К дому Фолли они подкрались с черного хода: Миона впереди, два эльфа сзади. Очутившись в уже знакомом ему захламленном внутреннем дворике, Линдир вдруг интуитивно почувствовал, что в нем как будто бы что-то изменилось. Да, определенно, что-то было не так, но что именно, эльф понять не успел - Миона отперла дверь и проскользнула внутрь, поманив за собой обоих своих спутников.

В коридорчике, ведущем в кухню и кладовые, было так темно, что даже эльфийское зрение Линдира с Маэроном оказалось бессильным. Но Миона, проработавшая в этом месте многие годы, отлично ориентировалась в темноте и сумела дойти до нужной двери, ни на что не наткнувшись по дороге и не подняв ни малейшего шума. Эльфы же просочились в коридор, ориентируясь на ее едва слышные шаги. Неожиданно Линдир понял, что насторожило его во дворике - куда-то исчез росший там роскошный розовый куст. Впрочем, он тут же отмахнулся от этой мысли, заставляя себя сосредоточиться на более важных проблемах.

- Руфи должна быть здесь, - шепотом сказала Миона, остановившись перед одной из кладовок. - Если только Фолли не узнала о ребенке и не забрала ее куда-нибудь. Ждите меня тут, я пойду проверю!

Она осторожно потянула на себя дверь, которая все-таки тихо заскрипела, и ловко протиснулась в образовавшуюся узкую щелочку. Линдир почувствовал, что стоящий рядом с ним эльф мелко и часто дрожит. Он и сам волновался, все еще плохо представляя себе, как они, в случае чего, будут убегать со слабой женщиной и младенцем, а Маэрон, должно быть, вообще места себе не находит!

Из-за двери послышался легкий шорох, а потом два тревожно шушукающихся голоса.

- Она там! - одними губами прошептал Маэрон и полез в приоткрытую дверь, которая немедленно издала уже более громкий скрип. Линдир, чувствуя, что там, в комнате, он сейчас будет лишним, остался стоять на стреме. И первым заметил, как под дверью расположенной по соседству кухни зажегся слабый свет. Кто-то был там, причем этот кто-то не спал и, что хуже всего, наверняка услышал их шаги и скрип двери.

Лихолесец на цыпочках проскользнул в кладовку. Там было уже не так темно, как в коридоре - слабый свет уличных фонарей проникал туда через маленькое окошко. Маэрон сидел прямо на полу, склонившись над лежащей в углу Руфиной и, кажется, держал ее за руку. Рядом с ней едва заметно шевелился крошечный сверток. Миона стояла в центре кладовки и, увидев вошедшего эльфа, испуганно приложила палец к губам. Он в ответ мотнул головой в сторону двери:

- Там кто-то есть, в кухне.

Линитка не удивилась - вероятно, служанкам леди Фолли частенько приходилось доделывать по ночам какую-нибудь работу.

- Закрой дверь, - шепнула она Линдиру и, присев рядом с Маэроном, так же тихо принялась шипеть на них с Руфиной. - Молчите, ни звука, там, похоже, Клаиса опять не спит, чтобы ей проваилиться!

Руфина беззвучно ахнула и прижала руку ко рту. Сверток рядом с ней начал шевелиться еще активнее: ребенок явно просыпался, а значит, в любой момент мог подать голос. Миона осторожно приподняла его и придвинула совсем вплотную к матери, чтобы он почувствовал ее тепло - если даже снова не заснет, то хотя бы останется спокойным. В это же мгновение в коридоре послышались шаги, и все находящиеся в кладовке на несколько секунд даже перестали дышать.

А потом одновременно раздался плач новорожденной девочки и скрип распахиваемой двери.

- Руфи, тебе что-нибудь… - заглянувшая в кладовку Клаиса замолчала на полуслове, увидев собравшуюся рядом с Руфиной компанию, и испуганно попятилась назад. - Вы кто такие? Откуда?

- Не бойся, тут все свои! - Миона вскочила и шагнула к старшей линитке, заговорив успокаивающим голосом. - Этот линит, - быстрый кивок на Маэрона, тоже уже поднявшегося на ноги, - пришел к госпоже с поручением от лорда Вилима…

- Ночью? - недоверчиво сощурилась Клаиса, своим женским чутьем уже догадавшаяся, что перед ней, скорее всего, отец руфининого младенца. - Знаете, девочки, мне это уже надоело. Всему есть предел. Больше я вас покрывать не собираюсь!

Руфина, которой уже почти удалось успокоить ребенка, тихо охнула и закрыла глаза - то ли притворилась, то ли ей и правда стало нехорошо. Маэрон тоже начал заметно волноваться, но пока еще держал себя в руках.

- У меня действительно срочное дело к леди Фолли, - возразил он как можно спокойнее. - Только я тут в ваших коридорах малость заблудился.

- В самом деле? - вспыхнула старшая линитка. - Ну тогда я ее сейчас сюда позову!

Она метнулась к двери и почти успела выбежать из кладовой, но кинувшаяся ей наперерез Миона обхватила Клаису руками и практически повисла на ней все своим весом, одновременно пытаясь заткнуть перепуганной линитке рот. Та придушенно, но все же довольно громко замычала, безуспешно путаясь укусить мешающую ей крикнуть ладонь.

- Клаиса, успокойся! - зашипела на нее молодая линитка. - Мы ничего плохого не делаем! Мы вообще сейчас отсюда уйдем! Ай!

Прежде, чем Линдир с Маэроном подскочили к Клаисе и схватили ее за руки, она все-таки цапнула Миону за палец и отпихнула ее в угол кладовки, на какие-то поставленные друг на друга небольшие ящики, верхний из которых с громким стуком упал вниз.

- Тише, идиотка! - громким шепотом рявкнул на Клаису Маэрон. - Всех же сейчас перебудишь!

Его крохотная дочка тут же пронзительно пискнула, доказывая, что тут и без Клаисы есть кому разбудить спящих обитателей дома.

- Клаиса, мы же всегда друг другу помогали! - чувствуя, что в кладовую вот-вот сбегутся остальные служанки, а за ними наверняка и хозяйка подтянется, Миона сменила злобный тон на просительный. - На чьей ты вообще стороне?!

На какую-то секунду старшая линитка растерялась и даже перестала сопротивляться. Но как только Миона с эльфами ослабили свою хватку, страх перед хозяйкой мгновенно взял верх над чувством солидарности.

- Помогите! - взвизгнула она, отпихивая от себя ночных гостей и бросаясь к двери. Миона выкрикнула какое-то непонятное Линдиру слово и снова заткнула Клаисе рот - теперь уже так плотно, что та смогла только негромко, хотя и крайне возмущенно мычать.

- Миона, оставь ее, - Маэрон подошел к лежащей на полу Руфине и легко, как перышко, поднял ее на руки. - Возьми ребенка и пошли отсюда, пока ваша толстуха не явилась. 

- Поздно! - отозвался ему насмешливый голос из коридора. - Она уже здесь.

Казалось, само время в кладовке остановилось. Клаиса перестала вырываться, Миона - затыкать ей рот, а младенец - плакать. Руфина обмякла у Маэрона на руках, теперь уже точно в настоящем обмороке. Единственным, кто не растерялся окончательно, был Линдир, но и он пока плохо представлял себе, что им делать, если Фолли позовет стражу или хотя бы других линиток, чтобы помешать им бежать. Даже если бы с ними не было Руфины и ее малышки, силы были бы слишком неравными, а уж с Руфиной и вовсе не было никаких шансов.

Фолли открыла дверь кладовой нараспашку и замерла на пороге, высоко подняв горящую свечу. В этом слабом дрожащем свете ее лицо снова показалось Линдиру довольно темным и словно бы даже слегка зеленоватым. Да и вообще, вид у хозяйки дома был очень усталый и замотанный. Что, однако же, не помешало ей с решительным видом загородить собой дверной проем и уставиться на эльфов с линитами строгим проницательным взглядом.

Миона выпустила Клаису и медленно отступила назад, незаметно проведя рукой по стене позади себя. Там, за ее спиной, висело несколько полок, заставленных какой-то кухонной утварью, но вслепую девушка никак не могла их нащупать - ее рука шарила по стене немного ниже, чем следовало.

- Клаиса, выйди, - приказала Фолли своей главной служанке. - И скажи всем остальным, чтобы не беспокоились. Мы тут сами разберемся.

Удивленная и обрадованная тем, что от нее не требуют никаких объяснений и вообще велят не вмешиваться, Клаиса не заставила себя долго упрашивать и поспешно протиснулась в дверь мимо своей госпожи. Фолли скривила губы в чуть презрительной усмешке.

А потом снова перевела взгляд на других своих прислужниц и заявившихся к ним среди ночи эльфов:

- Ну и как вы теперь собираетесь выкручиваться?

Пальцы Мионы, наконец, наткнулись на прибитую к стене полку, скользнули по ее пыльной поверхности и обхватили стоящий там небольшой глиняный горшок. Она судорожно обхватила его, собираясь оторвать от полки и швырнуть в ненавистную хозяйку, но Линдир, от которого не укрылось это ее движение, чуть заметно покачал головой: если они нападут на Фолли, она наверняка успеет позвать стражу. А не она, так Клаиса и другие служанки.

- Правильно, линит, не надо этого делать, - как выяснилось, Фолли тоже заметила маневры своей строптивой прислужницы. - Этим вы только себе сделаете хуже. Хотя ты ведь не линит, верно? И даже не лесной эльф, как вот этот бабник? - она насмешливо мотнула головой в сторону Маэрона, застывшего с Руфиной на руках, словно романтичный памятник каким-нибудь влюбленным.

- Если ты все знаешь - чего ждешь?! - крикнула Миона, уже не сдерживаясь. - Давай зови стражу, отправляй ребенка в ясли, а нас всех - в тюрьму! И… И вот тебе, получай!

Горшок, судя по всему, наполненный чем-то тяжелым, все-таки оторвался от полки и, брошенный ее сильными, но не слишком меткими руками, полетел в стену рядом с Фолли. На пол посыпались осколки, по стене вниз медленно поползла какая-то густая темная жидкость. «Варенье там, что ли было?» - машинально подумал Линдир, одновременно удивляясь, что его интересуют такие посторонние вещи. Но тут Миона, взвыв от досады за свой промах, кинулась на Фолли с кулаками, а сама Фолли, во время броска инстинктивно шарахнувшаяся в сторону, повернулась, чтобы дать ей отпор, и менестрель снова увидел ее лицо, после чего все глупости о содержимом горшка мигом вылетели у него из головы.

- Миона, стой! - он обхватил девушку обеими руками и принялся оттаскивать ее от хозяйки дома. - Она тоже не та, за кого себя выдает, она тоже не человек! И не эльфийка, и не полуэльфийка!

- Чтоб вам всем… - заворчала себе под нос Фолли, поднимая оброненную, но не погасшую свечу и выпрямляясь. Теперь и все остальные разглядели ее лицо и тихо ахнули - оно было темным, как при сильном загаре, и эту коричневатую кожу словно бы разрисовали еще более темным узором, одновременно напоминающем змеиную чешую и разводы, которые бывают на распиленном дереве. Но если у человека или эльфа такая «боевая раскраска» смотрелась бы странно и даже отталкивающе, то Фолли в своем новом облике вовсе не выглядела уродливой - в каком-то смысле этот цвет лица ей даже шел.

- Она не человек, она вэйдана! - почти радостно воскликнул Маэрон.

- Ну надо же, какой догадливый, - хмыкнула Фолли, приводя свою одежду в порядок. Одновременно с этим она как-то странно напряглась, и ее лицо, а также шея и руки снова посветлели. Правда, окончательного сходства с человеком она так и не приобрела - кое-где на коже все еще просвечивал чешуйчато-древесный узор. Обе девушки и Линдир с удивлением перевели взгляд с хозяйки дома на лесного эльфа. А тот, в свою очередь, неуверенно посмотрел на Фолли, словно спрашивая у нее, стоит ли ему говорить дальше или он зря заявил о своей догадке вслух.

Дочка Руфины, благополучно всеми забытая, вновь громко заплакала.

- Положи ее и дай ей ребенка, - видя, что все присутствующие окончательно растерялись, Фолли шагнула к Маэрону с Руфиной и  привычным тоном начала командовать. - Миона, ничего тяжелого здесь больше нет, не ищи. Лин - тебя ведь так зовут, да? Где твои друзья-люди, далеко отсюда?

Маэрон опустил Руфину обратно на расстеленные на полу одеяла, и она, привалившись спиной к стене, взяла свою малышку на руки. И почти сразу же оцепенение, в котором она пребывала все это время, куда-то исчезло. Молодая женщина встряхнула головой, крепко прижала ребенка к груди и уставилась на Фолли таким решительным взглядом, что стало ясно: никого чужого она к девочке не подпустит и уж конечно, никому ее не отдаст - будет драться за нее до последнего. Фолли перехватила этот ненавидящий и одновременно затравленный взгляд и уважительно кивнула:

- Руфи, не надо меня бояться. Про то, что ты ждешь ребенка, я знала почти с самого начала - если бы мне хотелось отнять его у тебя, я бы сделала это еще вчера. И ты, Лин, не нервничай так - ни тебе, ни твоим друзьям я ничего не сделаю. А вот помочь, пожалуй, смогу. Вы ведь собираетесь бежать из Тэша, верно?

- А почему я должен вам верить? - с сомнением прищурился Линдир. - Пока что вы нам только мешали отсюда уехать.

- Да что ты говоришь! А эльфа вашего вам кто помог из тюрьмы похитить?

- Ммм? - лихолесец понял, что запутался окончательно. Фолли помогла им во время побега из тюрьмы? Но это же явная ложь, никого, кроме четверых средиземцев и стражников там не было! И зачем, спрашивается, ей так очевидно врать? Или она говорит правду, но во время стычки со стражей он просто ее не заметил? Но каким образом она вообще могла им помочь?

Робкая догадка, зародившаяся у него в голове, когда он увидел «древесные» разводы у Фолли на лице, с каждой секундой становилась все менее фантастической. И словно подтверждая его мысли, Фолли вдруг вытянула вперед левую руку, и Линдир увидел, как ее пальцы медленно меняют форму и цвет, вытягиваясь в тонкие зеленоватые побеги и обрастая крошечными листочками. В затхлом воздухе кладовки ощутимо запахло лесной свежестью.

- Плющ на стене? - прошептал менестрель, все еще не веря в это окончательно.

- Он самый, - улыбнулась Фолли, убирая руку за спину. - А еще - куст в нашем дворике, рядом с которым вы с Мионой так романтично шептались. И еще парочка кустов возле вашего, Маэрон, дома - ты еще как-то о них споткнулся и пообещал выкорчевать, помнишь?

Ее рука так же плавно вернулась в привычное «человеческое» состояние. Руфина смотрела на эти превращения с нескрываемым страхом, Миона - почти с восторгом, а Линдир, удивившись в первый момент, пришел в себя довольно быстро. Ну превращается человек в растение или, может быть, наоборот, куст в человека - что в этом особенного? В других мирах еще не такое можно встретить!

- Почему вы нам помогаете? - спросил он Фолли напрямик.

- Вы пришли сюда из другого мира, - отозвалась она, причем прозвучала эта фраза не как вопрос, а как уверенное утверждение. - Если уж выбирать между местными жителями и теми, кто тоже является «гостями»…

- «Тоже»? - переспросил Маэрон. - Так вы, получается, иномирцы?

- Давайте потом все обсудим, - перебила его Фолли. - Вы хотите уйти из Тэша? Я могу вам в этом помочь. Да и в лесу со мной вам всем будет безопаснее.

Эльфы и линитки переглянулись.

- Я ей не доверяю, - громко заявила Миона. - С чего бы это ей из города уходить - ей и тут неплохо живется!

- А это я тебе потом объясню, если захочешь, - тоже повысила голос Фолли и, проигнорировав презрительное шипение линитки, обратилась к Линдиру с Маэроном. - Вы тут более здравомыслящие личности - решайтесь! Или вы сейчас доверитесь мне, или вам придется самим, на свой страх и риск пробиваться через охрану подземного хода. Вам это надо? И кстати говоря, решайтесь быстрее, потому что мои служанки могут забеспокоиться и на всякий случай сбегать за стражей.

Ее последний довод окончательно убедил обоих эльфов, что медлить и правда нельзя, тем более, что весь город и так уже ищет беглеца-Халдира и тех, кто помог ему скрыться от стражников.

- Уходим, - твердо сказал Маэрон. - Его друзья, - он кивнул на Линдира, - у меня дома, я их выведу через черный ход. Руфи, - снова наклонился он к линитке с ребенком, - ты идти сможешь? Давай мне девочку!

- Нет уж, лучше девочку я возьму, - подскочила к нему Миона. - Ты наверняка ее уронишь. Бери лучше мамашу!

- Думаешь, ее будет сложнее уронить? - насмешливо спросила Фолли. - Или ее тебе не так жалко?

- Она, если что, у него на шее повиснет - это ее любимое занятие! - холодно отозвалась Миона и аккуратно, со всеми предосторожностями, взяла из рук Руфины младенца. Маэрон протянул руки к самой Руфине, но она мягко покачала головой:

- Не надо, я сама, я смогу дойти.

Опираясь на руки молодого эльфа, она сумела встать и, слегка пошатываясь, зашагала вместе с ним к двери. Фолли вышла из кладовки и, осветив коридор свечой, обнаружила там целую кучу выглядывающих из своей жилой комнаты линиток.

- Вы всю ночь собираетесь подслушивать? - рявкнула она на них громовым голосом. - Завтра вам всем вставать на рассвете! Полевые работы никто не отменял, и никаких поблажек не будет!

Служанки испуганно захлопнули дверь, из-за которой тут же послышалось испуганное и одновременно любопытное шушуканье.

- А они нас не выдадут? - насторожился Линдир.

- Не посмеют, - беспечно махнула рукой хозяйка. - Я ведь и продать их могу - людям, которые будут обращаться с ними гораздо хуже. Да и не слышали они почти ничего, у линитов не настолько острый слух. Не волнуйтесь.

Они вышли во внутренний дворик: впереди Фолли, а за ней - Миона с ребенком на руках и Маэрон, поддерживающий под руку свою любимую. Линдир взял на себя роль замыкающего и всю дорогу до дома торговца Вилима нервно озирался по сторонам.

 

* * *

Эльфы подъехали к стене. Лошади, словно почувствовав ответственность момента, ступали осторожно и тихо, едва ли крадучись. Леголас коснулся шершавой каменной поверхности, полной трещин и щелей.

- Тут можно даже без веревки легко взобраться.

- А дальше?  Румил говорил, что в городе полно стражей.

- Ага, - кивнул Леголас, - а еще плоские крыши и узкие улочки.

- Лихолесцы, - проворчал Кэрдан, вслед за младшим эльфом начиная подниматься по стене. - Вам бы все по верхам лазить.

- Еще скажи «ну, чисто обезьяны».

- Такое сравнение будет не политкорректным, - усмехнулся Кэрдан. - Кстати, как думаешь, наши лошадки не убегут, пока мы тут вражеский лагерь штурмуем?

- Моя пообещала, что будут ждать.

Кэрдан только хмыкнул. У него не было повода сомневаться в Леголасовских талантах общения с представителями животного мира и прочими разумными неговорящими, но иногда способности лихолесца все еще удивляли Владыку. Эльфы незамеченными преодолели крепостную стену и по крышам успешно добрались до здания, в подвал которого отвели эльфа и линита.

- Есть идеи? - спросил Леголас, рассматривая тюрьму в поисках возможных путей проникновения туда и обратно.

- Заходим, забираем Румила с Аллетом и выходим.

- Так просто?

- Румил говорил, что там очень тесные коридоры. Значит, толпой они на нас не нападут. Даже при самом завышенном мнении о воинском искусстве местных стражей, оно и близко не может сравниться с опытом и умением  средиземских эльфов.

- Ты льстишь нам?

- Я всего лишь констатирую факт, - пожал плечам Кэрдан. - Ты обратил внимание на оружие горных эльфов?

- Луки у них неплохие. Но с Галадримом не сравнятся.

- Лас, Ат-Дэрлондан дал нам в дорогу охотничьи луки, а ты видел их боевые?

- Нет, - разочарованно покачал головой лихолесец, всегда неравнодушный к данному виду оружия. - А ты когда успел?

- Вечером. Пока вы с Румилом заговаривали неугомонную Эн-Ириден и ее братца, я немного походил по долине - посмотрел и послушал.

- И совершенно случайно - абсолютно незаметно для ее хозяев? - подмигнул Леголас.

- Я не скрывался, - едва заметно улыбнулся Кэрдан, - лишь старался не бросаться в глаза.

- И это у тебя получилось, - кивнул Леголас. - Так что с их луками?

- Жаль, что в Арде эльфы давно забросили горное дело и серьезную работу с металлами, полностью оставив эту прерогативу гномам, - вздохнул Владыка. - В тамон-Солке я увидел, чего и мы могли бы достичь. Их бронебойные наконечники стрел не пробьют, возможно, лишь мифриловый доспех, а по дальности стрельбы с оружием местных стражей леса может соперничать разве что твой Галадрим. И на всех боевых луках есть следы местной магии - я не вполне ее понял, но она явно улучшает качества и так прекрасного оружия.

- Хорошо, убедил. У горных эльфов супер-луки. Какое отношение это имеет к нашей проблеме вдвоем штурмовать вражескую тюрьму, полную охраны?

- А ты заметил у эльфов хоть какое-то подобие мечей? - хитро прищурился Кэрдан.

- Короткие легкие одноручники, но очень мало и не лучшего качества. А так у большинства - кинжалы, - Леголас задумался. - Вроде больше ничего.

- Вот именно. А этими короткими мечами-кинжалами удобнее сражаться в ближнем бою или метать их в противника?

- Конечно, метать, - кивнул Леголас. - На что ты намекаешь?

- Из всего что мы видели в тамон-Солке и слышали от линитов можно предположить, что эльфийская оборона полностью построена на стрелковом оружии и на тактике не пропускания  врагов к границе леса. Думаешь, местные эльфы вообще владеют навыками ближнего боя?

Леголас замолчал, обдумывая слова Владыки.

- Знаешь, непохоже, - наконец непохоже он. - Но это же непостижимо! Как тогда они вообще умудрялись противостоять человеческим армиям?

- А ты представь, что, например, у вас в Хельмовой Пади были бы луки в пять-десять раз, а не в два-три превышающие дальнострельность орочьих арбалетов и стрелы, легко пробивающие их броню?

-  Ни один орк не подошел бы живым к стенам Хельмовой Пади! - ухмыльнулся Леголас. - Я понял, что ты имеешь в виду. Но почему тогда пали эльфийские леса, если у них настолько превосходящее стрелковое оружие?

- Не знаю. - пожал плечами Кэрдан. - Возможно, у лесных эльфов хуже обстояли дела с вооружением, или люди взяли количеством. Какими бы хорошими не были стрелы, но они имеют тенденцию заканчиваться. А если у врага солдат в десятки раз больше, чем у тебя стрел… - Кэрдан выразительно сдвинул плечами.

- Да, - согласился Леголас, - это многое объясняет. Горы с марша не возьмешь. И кузницы с шахтами у них под рукой, а лесные эльфы, наверняка, закупали или сами стрелы, или металл для наконечников. В такой ситуации Ат-Дэрлондан мог столетиями сидеть в своих горах и чихать на все человеческие угрозы, а чтобы уничтожить равнинные леса, людям оказалось достаточно собрать большую армию. Что они и сделали.

- Возвращаясь к нашей проблеме, - Кэрдан кивнул на серое квадратное здание тюрьмы. - В этом мире рукопашный бой развивался только среди людей, а эльфы привыкли полагаться на дальнострельность своих луков. И что самое удачное для нас, и люди привыкли ожидать подобного от эльфов. Думаешь, местная стража может стать проблемой для нас? При условии, что бой не будет - двое против нескольких десятков?

Леголас только хмыкнул. Рассуждения Кэрдана выглядели весьма логично и обнадеживающе. И лихолесец очень надеялся, что он прав, потому что лучшего плана, чем войти через парадный вход и в него же выйти, они так и не придумали.

 

То ли Кэрдан и в самом деле не ошибся, то ли в эту ночь в тюрьме дежурила повышенно бездарная охрана, но эльфы добрались до подвала даже проще, чем рассчитывали. Мало, кто успевал вытянуть меч из ножен, а уж замахнуться на стремительно атакующих эльфов смогли лишь единицы. Немного повозиться пришлось лишь на входе, который охраняло шестеро стражей. За четверть часа средиземцы добрались до подвала, оставив за спиной в большинстве случаев лишь раненных и оглушенных воинов.

- Румил, вы тут? - крикнул Леголас, сбрасывая вниз веревку.

- Нет, выскочили и убежали! - радостно отозвался лориенец.

- С вами все в порядке? - спросил Кэрдан.

- У нас-то да, - ответил Румил, - а вы заметила линита в пыточной? Его в саркофаг с шипами засунули.

- Нет. Сейчас вернусь - посмотрю. Лас, ты сам справишься?

Лихолесец кивнул, Кэрдан ушел. Первым из колодца выбрался Аллет, за ним Леголас вытащил Румила. Линит огляделся в поисках подходящего инструмента и, подняв с пола завалившийся в щель между камнями кусок железного шипа, открыл свои и Румиловы кандалы.

- Полезное умение, - оценил Леголас.

- За годы рабства и не такому научишься, - отмахнулся Аллет.

В пыточной Кэрдан достал из саркофага истекающего кровью линита и как раз пытался хоть как-то ему помочь, когда от колодца прибежали остальные. Аллет слегка прихрамывал, но в целом оба пленника достаточно нормально себя чувствовали, чего нельзя было сказать о местном лините.

- Как он? - спросил Румил.

- Плохо, - покачал головой Кэрдан.

- Моя помощь нужна? - предложил Леголас.

- Вы ведь не остави…- начал было спрашивать Аллет, но замолчал на полуслове. В самом деле, какое дело иномирным эльфам до незнакомого линита? Да и кто он сам такой, чтобы сметь просить их рисковать ради сородича?

Леголас присел возле Кэрдана.

- Кровь я остановил, - тихо сказал тот. - Но он слишком много ее потерял. Да и до этого, судя по всему, был не в лучшем состоянии.

- Десятки ран, - покачал головой Леголас. - Чудо, что он вообще до сих пор жив. И вряд ли очнется в ближайшие сутки.

Румил оглянулся на застывшего изваянием Аллета, не решающегося вмешаться в обсуждение.

- От стражи мы и втроем отобьемся, а Аллет может понести раненого, - предложил лориенец.

- Ему бы сейчас покой, - Кэрдан с сожалением посмотрел на бессознательного линита. - Но ты прав, лучше уж так, чем оставлять его здесь. Аллет, сможешь? Тебе ведь и самому досталось.

- Конечно! - с готовностью кивнул тот, еще не веря, что эльфы решили во время и так рискованного побега возиться с посторонним линитом.

Румил незаметно подмигнул Аллету, тот осторожно взвалил на плечо слабо застонавшего при этом линита. Леголас передал Румилу пару мечей, отобранных по дороге у стражей, и все двинулись обратно. Первые несколько коридоров беглецы прошли без происшествий, лишь настороженно озираясь на все еще лежащих в отключке стражей. Но за два коридора до выхода они наткнулись на целый отряд. Стражники, совсем недавно обнаружившие снятые посты и шедшие по следу из своих побежденных товарищей, лишь первое мгновение удивлялись такому невиданному явлению, как целая компания настоящих лесных эльфов, которые считались уничтоженными еще в древние времена. Внешний вид средиземцев не оставлял ни малейших сомнений, что пред воинами стоят именно эльфы, а не похожие на них линиты. Одежды, уши, прически, манера держаться - все буквально кричало об эльфийской принадлежности непрошеных гостей.

Старший караула рассудил, что еще успеет разобраться, откуда вдруг посреди вверенного эму подземного этажа взялись древние эльфы. Желательно тогда, когда эти самые эльфы будут повержены, закованы в кандалы и отправлены обратно в пыточную, со стороны которой они приближались. Поэтому после секундного замешательства он послал своих людей в атаку. Трое эльфов выступили вперед, прикрывая раненных линитов.

Человеческая стража в тяжелых доспехах не обладала ни силой урук-хаев, ни увертливостью орков. Их единственное преимущество было в количестве и относительной защищенности кольчугами. Но первое сводили на нет действительно узкие коридоры, а обмундирование лишь стесняло движения. Эльфы  тремя вихрями ворвались в строй людей. Теперь у средиземцев не было возможности щадить противников. Бой закончился за считанные минуты. С эльфийской стороны потери составили пропоротый бок Румила, царапину на скуле Кэрдана и разорванный рукав Леголас.

- Быстрее, пока не пришло подкрепление! - воскликнул лориенец.

- А ты? - Леголас кивнула на рану.

- Потом! - отмахнулся Румил, первым хромая в сторону выхода.

Пробегающий мимо лихолесец подставил ему плечо и почти на себе поволок к выходу. Отдалившись от тюрьмы на несколько переулков и опасаясь встретить патруль, беглецы взобрались на крышу ближайшего дома. Сначала наверх вылезли Аллет и Леголас, потом они, воспользовавшись захваченной из тюрьмы веревкой, вытащили раненного линита. За это время Кэрдан успел немного подлечить Румила, и тот добрался к остальным своим ходом.

 Аллет не сводил изумленно-восхищенного взгляда с эльфов.

- Я никогда не видел, чтобы кто-то умел так драться! - выдохнул он.

- Это вы тут с одними людьми расслабились, - отмахнулся Леголас. - А если бы вам противостояли армии урук-хаев, каждый солдат которых в три раза тяжелее, намного сильнее и не слишком уступает в проворстве - то поневоле и сами бы научились.

- Аллет, Румил, вы налегке прыгайте через проулки, вам и так не упасть бы. А раненого мы с Ласом понесем, - распорядился Кэрдан.

/Кэр, а ты сам-то в норме? Вон, сколько сил на лечение потратил/ - обеспокоено спросил Леголас, подхватывая все еще бессознательного линита со второй стороны.

/Пока - да. Но лучше бы в ближайшее время никому в лекарских услугах не нуждаться/

Эльфы с линитами успешно добрались почти до самой крепостной стены. За их спинами бил набат тревоги. Внизу тревожно перекрикивались стражи, которых с каждой секундой становилось все больше и больше на улицах ночного города. Но никто из воинов не догадывался посмотреть вверх, где иногда между домами бесшумно перепрыгивали сначала две вполне себе человеческие тени, а потом одна большая шестиногая. Городская охрана предположила, что беглецы двинулись к воротам, и сосредоточила все поиски в том направлении, а поскольку ни один из патрулей эльфов не встретил, начали проверять все близлежащие дома, думая, что эльфы могли укрыться там.

В том же квартале, куда добрались эльфы, все было относительно тихо и спокойно. Когда до городской стены оставалось всего несколько домов, приземлившаяся после очередного прыжка троица эльфов с линитом услышала хруст подгнивших досок деревянного перекрытия крыши и провалилась вниз. Следом за ними в образовавшийся провал скатились и Аллет с Румилом. В темноте раздалось тихое испуганное постороннее ойканье.

- Моргот! - сквозь зубы выругался Леголас. - Алл, куда мы упали?

Вспыхнул, зажженный кем-то газовый рожок. Беглецов обступила перепуганная малышня.

- Линитские ясли! - первым сообразил Аллет.

- Эру, единый! - ужаснулся Румил, одним взглядом оценив тесноту помещения, потрепанную одежонку, которую скорее можно было назвать лохмотьями, и следы побоев на старших детях.

Аллет обратился к юным линитам на тьенском наречии, объясняя, кто к ним свалился среди ночи, и что не надо бояться пришельцев. Потом обернулся и умоляюще посмотрел на эльфов.

/Наша маленькая спасательная операция разрастается прямо на глазах/ - мысленно вздохнул Леголас.

/И в ней надо что-то кардинально менять/ - Кэрдан взглядом посчитал присутствующих - /С четырнадцатью детками мы на двух конях точно отсюда до индо-Ктана не доберемся/

/Я попробую объяснить моей лошадке, что нам нужна помощь. Возможно, она приведет из лесу своих сородичей/

/Ты уже с конями по осанвэ говоришь?/

/Кэр, не придирайся! Осанвэ или телепатия - какая разница. Главное, что она меня понимает/

/Ты уверен?/

/В этом - да. Но не знаю, согласятся ли остальные лошади выйти из безопасного леса. И, даже в самом лучшем случае, ей потребуется шесть-семь часов, чтобы добраться до индо-Ктана и вернуться с подмогой обратно/

/А между собой они на расстоянии не могут общаться? Чтобы позвать остальных, ей надо возвращаться в лес?/

/Насколько я понимаю, их телепатия действует только вблизи. Сейчас они прямо за городской стеной и могут меня слышать. А даже когда мы были в тюрьме, уже и тогда было слишком далеко/

/Тогда пусть скачет в лес, а мы будем думать, как и где продержаться с оравой ребятишек ближайшие часы/

Захваченный из тюрьмы линит не нашел лучшего момента и именно теперь пришел в себя, со стоном приподнимаясь из кучи обвалившихся во время падения досок.

- Дядя Вайлен! - пискнула одна из маленьких линиток, бросаясь к нему.

Ее понял только Кэрдан, по привычке передав по осанвэ услышанный от кольца перевод остальным эльфам. Аллет и Кэрдан совместными усилиями начали растолковывать ситуацию и полуотсутствующий план побега Вайлену и детям. А Леголас и Румил смогли пополнить свой словарный запас еще и тьенским наречием.

Линитята с опасливым восторгом отнеслись к идее сбежать в далекий и неизвестный лес. С одной стороны, несмотря на юный возраст, большинство из них так или иначе уже успело столкнуться с крайне неприятными моментами линитской жизни в Тьене. А, с другой стороны, юные линиты никогда не выходили за черту города и такие понятия, как «лес» и «эльфы» для них были скорее словами из сказки, чем частью реальности. Но дети всегда склонны верить в сказки. Тем более, не последнюю роль сыграли слова Вайлена, которого, как оказалось, знали почти все малыши.

- Я полагал, что линитам запрещено поддерживать родственные отношения и сообщать детям, кто их родители, - тихо сказал Аллет, слегка подозрительно глядя на Вайлена.

- Я несколько лет назад работал в яслях, - ответил тот. - Тогда родилось сразу несколько линитят, а люди не любят возиться с нашими младенцами.

- А почему они не поставили линитку на эту работу? - удивился Румил. - Вроде, нянчиться с детьми - женское занятие.

Аллет и Вайлен понимающе переглянулись.

- В Тьене линиток вообще не подпускают к малышам, -  ответил Аллет.

- Жрецы решили, что это способствует воспитанию более покорного поколения, - с горечью в голосе заметил Вайлен.

- Бррр, - передернул плечами Леголас. - Ну, у вас здесь и порядки.

- Думаешь, победи тогда Саурон, у нас было бы лучше? - спросил Кэрдан.

- Эльфы уплыли бы в Валинор или вымерли, а все беды достались бы людям, - предположил Румил.

- Ни Трандуил, ни его подданные никогда бы не покинули Эрин Ласгален. И даже Саурону не удалось бы быстро покорить наш лес, - мрачно заметил Леголас.

/Не думай о бедах, которым не суждено было произойти/ - по осанве сказал Кэрдан.

 

Эльфы и взрослые линиты помогли детям взобраться на крышу. До рассвета оставалось совсем немного, а днем беглецов наверняка бы заметили, поэтому они спешно преодолели последние дома. Дорогу к стене им преградила всего лишь одна, последняя улица. Старшие дети, вдохновленные примером эльфов, сами перепрыгнули на противоположную крышу. А средиземцы перенесли младших линитят и все еще едва могущего самостоятельно стоять Вайлена. Взобраться на крепостную стену оказалось сложнее. Не могло быть и речи, чтобы проскользнуть незамеченными для стражей, как Леголас и Кэрдан проникли в город, поэтому сначала им пришлось пройтись по стене и обезвредить два ближайших караула. Потом они воспользовались той же веревкой и по-одному поднимали на стену малышей и раненного. Самостоятельно смогли взобраться лишь Аллет с Румилом и двое старших мальчиков.

Когда эльфы с линитами спустились на землю за границей города, небо уже серело. Там их ждал один черный конь.

- Куда теперь? - спросил Кэрдан у Вайлена.

- Лес в той стороне, - махнул тот рукой.

- Я знаю, - кивнул Владыка, - значит, нам в противоположную. Там есть какое-нибудь укрытие, где можно незамеченными переждать несколько часов?

Линит удивился такому решению, но послушно ответил.

- В часе верховой езды от города есть небольшая роща. Там сплошные обрывы с оврагами, и люди туда обычно не заходят.

- Она нам подойдет, - кивнул Кэрдан. - Но надо побыстрее добраться туда.

Коня отдали Вайлену, который посадил перед собой двух малышей. Еще четверых самых младших линитят эльфы и Аллет взяли на плечи, остальным деткам предложили как можно быстрее бежать собственными ножками. Юных линитов не пришлось упрашивать дважды. Сначала они даже обогнали эльфов, но скоро выдохлись и всю оставшуюся дорогу бежали уже в хвосте процессии. Румил предложил снизить темп, но Аллет заверил эльфов, что одна пробежка на грани возможностей не идет ни в какое сравнение с той судьбой, что ожидает линитов в Тьене, и что старшие из ребят и сами уже прекрасно понимают это. Когда солнце взошло, и на окрестных полях начали появляться первые работники, беглецы как раз добрались до рощи и укрылись под сводами деревьев.

Дети спустились в один из оврагов и в изнеможении попадали на траву. Туда же Аллет отвел и коня с едва держащемся на нем Вайлене. Эльфы притаились в крайних зарослях, наблюдая за окрестностями.

- Почему вы помогаете линитам? - тихо спросил Аллет, подползая к эльфам.

- Странно, что Вайлен не задается подобными вопросами, - проворчал Румил.

- Он впервые в жизни видит эльфов, - пожал плечами Аллет. - Для него происходящее настолько же сказочно, как для этих малышей. В Тьене линитам говорят, что все эльфийские леса давно погибли. Он воспринимает вас как оживших персонажей древних легенд. А разве к поступкам мифических героев относятся критически? Он и не пикнул, когда вы предложили идти в противоположную от индо-Ктана сторону, хотя с его точки зрения это - полное безумие. Ведь если уже случилось чудо, и явились давно вымершие эльфы, то почему бы не ожидать от них и всех остальных чудес скопом?

- А ты вдоволь насмотрелся на настоящих эльфов в тамон-Солке, да? - спросил Кэрдан. - И ничего уже не ждешь?

- Вроде того, - немного смутившись, согласился Аллет.

- Ты же сам мне рассказывал, как устраивал побеги детей из Тэша в тамон-Солк? Мы ведь делаем то же самое, разве нет? -  удивился Румил.

- Да, Ат-Дэрлондан пускает беглецов в свои горы. Но только никогда ни один из эльфов ради линитов не выходил из своей безопасной долины.

- Не суди обо всех по подданным Дэрлодана, - возразил Кэрдан. - И ты по-прежнему ничего толком не знаешь ни об индо-Ктане, ни о его эльфах. Кстати, Лас, как там дела у Линдира и остальных?

- Не знаю. Вечером он коротко отозвался, что у них как раз в самом разгаре процесс освобождения Халдира, и ему некогда, а потом мне было не до того. Сейчас спрошу.

- Лучше не надо! - предостерегающе поднял руку Аллет. - Жрецы будут искать нас, проверяя окрестные земли на эльфийскую магию. Я не знаю, насколько ваш способ общения близок  к ней, но стоит ли рисковать?

- Ты прав, - согласился Кэрдан. - А жрецы умеют засекать использование магии?

- Жрецы много чего умеют, и это - в том числе, - вздохнул Аллет.

- А как они вообще будут проводить поиск? - заинтересовался Леголас.

Аллет на секунду задумался.

- Поскольку они видели, что вы - эльфы, и вряд ли поняли вашу хитрость с крышами, посчитав, что мы выбрались из города с помощью магической маскировки, то решат, что мы пользуемся ею и дальше. Поэтому соберутся все жрецы для поиска магического следа. А когда поймут, что не нашли, наверное, пошлют отряды прочесывать окрестности.

- А следопытов у них нет? - спросил Леголас.

- Я о таком никогда не слышал. Их армии обычно маршируют напролом к ближайшим городам, а в случаях побегов линитов они усиливают патрули на границе с Союзом Городов и с лесом. Ведь бежать больше некуда - со стороны Тьенской империи горы неприступны даже для чистокровных эльфов, а в дикую степь соваться бессмысленно.

- Чудесно, - улыбнулся Кэрдан. - Тогда у нас вполне неплохие шансы  дождаться коней из индо-Ктана.

- Ох! - спохватился Аллет, - Дети ведь не умеют ездить верхом!

- Значит, будем исправлять! - решительно заявил Леголас. - У нас есть конь, есть дети и  часов пять свободного времени. И лично я никогда не поверю, что этого не хватит подросткам-полуэльфам, чтобы научиться держаться на лошади. 

- Оптимист, - хмыкнул Кэрдан.

- Я верю в молодежь, - ответно улыбнулся Леголас. - А малышей мы посадим перед собой. Значит, - эльф быстро прикинул в уме, - нам надо выбрать всего-то восемь способных ребят. Я в их возрасте…

- Иди уже! - перебил его Кэрдан. - Педагог лихолесский. И лориенского специалиста с собой захвати. А мы с Аллетом пока сами подежурим.

 

* * *

На улицах было неспокойно: навстречу Фолли и идущим за ней эльфами с линитками то и дело попадались стражники. Поначалу они только косились на подозрительную компанию, но поскольку Фолли к тому времени уже полностью вернула себе человеческий облик, ее узнавали и пропускали вперед без всяких возражений. И лишь когда до жилища Вилима остался всего один квартал, перед беглецами возникла группа стражей, один из которых, по виду - самый главный из них, решительно преградил им путь:

- Госпожа Фолли, вы не могли бы немного подождать? Нам необходимо проверить еще несколько домов на этой улице.

Фолли подбоченилась и смерила его таким высокомерным взглядом, словно перед ней был не стражник, и даже не линит, а вообще непонятно какое жалкое существо.

- А в чем, собственно, дело?

- Ловим беглого линита, - невозмутимо отозвался страж. - И двух людей, которые помогли ему убежать. Насколько я знаю, ваш дом тоже проверять собирались, может быть, туда уже сейчас наши люди пришли.

- Ну тогда, боюсь, им придется ждать меня под дверью, - насмешливо протянула Фолли, - потому что никто из моих слуг без меня их в дом не пустит.

- А вы… скоро туда вернетесь? - осторожно поинтересовался другой страж, за что тут же получил свою «порцию» презрения:

- Разве я обязана перед вами отчитываться? И вообще, неужели вы всерьез думаете, что я буду прятать у себя дома каких-то линитов? И людей, которые непонятно с чего вдруг решили им помогать?

Стражники неуверенно переглянулись и извиняющимися голосами забормотали, что «они не виноваты, у них служба такая». Фолли, решив, что достаточно запугала их своим грозным видом, слегка улыбнулась:

- Служба - это да, понимаю. Не беспокойтесь, я скоро вернусь. Мне, как видите, нужно отдать линитского младенца в ясли, - она указала на Миону, прижимающую к себе девочку.

- Но ведь с этим можно и до утра подождать, - все еще неуверенно возразил ей главный стражник.

- И всю ночь слушать, как эта малявка вопит на весь дом! - Фолли возмутилась так искренне, что Руфина вздрогнула и еще сильнее прижалась к обнимающему ее Маэрону. - Нет уж, уважаемые, я сама решу, что и когда мне делать с детьми моих слуг. Так что дайте пройти, а то я городскому главе на вас нажалуюсь!

Поколебавшись еще немного, стражники расступились, и Фолли, шикнув на свою «свиту», быстрым шагом двинулась вдоль обыскиваемых стражей домов.

- Может, вам кого-нибудь в сопровождающие дать? - крикнул главный из стражей ей в след. - А то мало ли…

- Не надо, я и так со слугами, - ответила та, даже не обернувшись. - Больно много чести для какого-то одного линита!

Линдир, по-прежнему идущий позади всех, напряженно задумался. Городской глава и городской начальник стражи знают, что средиземцы остановились в доме у Фолли, а тюремному сторожу Арагорн сам об этом сообщил. Но до рядовых стражников и командиров групп эта информация, судя по всему, пока не дошла. Однако рано или поздно это все же случится, и тогда Фолли уже не сможет так свободно передвигаться по городу - ее наверняка начнут расспрашивать о поселившихся в ее доме гостях. Значит, убегать из города надо как можно скорее, а им еще нужно вернуться за остальными средиземцами, незаметно выйти вместе с ними из дома Вилима и каким-то образом добраться до рыночной площади. А Руфина слабеет на глазах, она уже почти повисла у Маэрона на руке, еще немного и совсем свалится.

Возле дома Вилима стражников не было, и судя по тому, что из-за закрывающих его окна ставен не просачивалось ни малейшей полоски света, и хозяин, и его слуги пока еще мирно спали, не зная, что скоро к ним заявятся проверяющие. Это вселяло надежду, что гондорцев с Халдиром до сих пор никто не обнаружил, и Линдир найдет их там же, где оставил.

Дойдя до угла, Фолли притормозила, пропуская вперед Маэрона:

- Где у вас тут черный вход? Показывай!

- Сюда! - эльф свернул к уже знакомой Линдиру и Мионе дверце и достал из-за пояса ключ. - А выйдем мы через еще одну дверь, запасную, она ведет на соседнюю улицу.

Фолли одобрительно улыбнулась, и все пятеро проскользнули в темный коридор, освещаемый всего одним небольшим факелом. И едва не бросились бежать назад, наткнувшись на выскочивших им навстречу из темноты средиземцев, двое из которых держали наготове мечи, а третий - небольшую круглую табуретку.

- Ребята, вы что?! Это же мы! - от волнения вскрикнул Линдир в полный голос и тут же зажал себе рот рукой. Его друзья уже и сами успокоились, опуская оружие и вздыхая с заметным облегчением.

- Кто вас знает, - проворчал Фарамир, убирая меч в ножны. - Кругом стражники рыщут, наверняка Хэла пытаются поймать, вот мы и подумали… - тут он заметил леди Фолли и машинально потянул меч обратно, принимая боевую стойку. Арагорн последовал его примеру, а за ним Халдир перехватил свой табурет поудобнее.

- Вот только паниковать не надо, - усмехнулась Фолли, на всякий случай, правда, отступая Линдиру за спину. - Я на вашей стороне, дорогие гости.

Линдир чуть заметно кивнул, и Элессар, спрятав меч, устало махнул рукой - разбирайтесь, мол, сами! - уселся на тумбочку, один раз уже послужившую ему стулом. Однако долго сидеть ему на ней не пришлось: заметив позади Линдира и Фолли страшно бледную Руфину, он поспешно вскочил, уступая ей место:

- Что ты тут делаешь, девочка, тебе лежать надо!

- Вас тут никто не видел? - спросил у него Маэрон, усаживая Руфину на его место. - Если здесь все тихо, нам лучше немного подождать - ей необходимо отдохнуть. Хотя бы самую малость.

- Нет, лучше уйдем поскорее, - испуганно зашептала Руфина. - Я справлюсь, ничего страшного. Сюда скоро придут с обыском и…

- Ждем десять минут, - скомандовала Фолли, поочередно разглядывая болезненные лица Руфины, Халдира и Арагорна. - Стражники еще далеко, а если кто-нибудь из вас свалится по дороге на рынок.

- Мы не свалимся! - возмутился король Гондора. - Вы же видели, как мы вас встретили!

- Ага, видели! - фыркнул Линдир, чувствуя, что его разбирает нервный смех. - Хэл, я смотрю, ты все новые виды оружия осваиваешь! Сначала - факелом дрался, теперь - табуреткой! Смотри, узнает об этом Кэлеборн - заставит тебя остальных стражей границы обучать технике боя на деревяшках!

- Кэлеборн посчитает это оружие слишком негуманным, - с мрачным видом парировал Халдир, усаживаясь на свою «боевую» табуретку. Линдир потряс головой, стараясь унять рвущееся наружу хихиканье:

- Не обижайся, Хэл, я просто переволновался сегодня. Кстати, - повернулся он к Фолли, - я вам вот что хотел сказать. Вас очень хорошо знают в городе. Вы не боитесь, что стражники узнают, кто устроил Хэлу побег, и попытаются вас задержать?

- Как раз за это можешь вообще не беспокоиться, - улыбнулась Фолли, и ее лицо вдруг снова покрылось древесными узорами, после чего начало плавно меняться - из круглолицей, с небольшими морщинками вокруг глаз сорокалетней женщины, она медленно превращалась в молодую девушку с вытянутым лицом и маленьким курносым носиком. Вместе с чертами лица стала менять форму и ее фигура - Фолли заметно похудела, и ее одежда, и без того довольно свободная, теперь и вовсе висела на ней мешком, доставая до пола. Впрочем, этот недостаток вэйдана быстро исправила, сделавшись немного повыше.

- Ну конечно же! - присмотревшись к ее новому облику, воскликнул Маэрон. - Госпожа Фолинетта, я бы мог и раньше догадаться, что это вы!

- Узнал наконец-то? - добродушно усмехнулась Фолли. - Хотя я тебя, Ат-Маэрон, тоже не сразу признала - очень уж ты натурально линита из себя изображал.

Казалось, Маэрон собирался ответить ей что-то резкое, но в последний момент махнул рукой и, надувшись, отвернулся. Зато Руфина теперь посматривала на эльфа с некоторым подозрением.

- Вы друг друга знаете? - робко спросила она, переводя взгляд с Маэрона на свою бывшую госпожу. Линдир понял, что если не пресечь все эти объяснения и расспросы прямо сейчас, они не успеют уйти из дома до появления стражников.

- Все, пора идти, - скомандовал он. - Все разговоры - потом, когда выберемся из города.

- Правильно, - Маэрон вздохнул с облегчением и осторожно помог Руфине подняться. - Идите за мной, тут еще один выход есть.

Они с Руфиной покрались по петляющему полутемному коридору, и всем остальным не оставалось ничего иного, как идти за ними. Средиземцы вновь подивились страшно запутанной архитектуре Тэша: похоже, все богатые дома здесь строились с целым лабиринтом коридоров и проходных комнат внутри - особенно на нижнем этаже, где проживали слуги. К счастью, линиты господина Вилима, как, наверное, и большинство рабов в городе, после тяжелых полевых работ крепко спали и не слышали, как мимо их двери прошествовала маленькая толпа чужаков, возглавляемая любимцем хозяина.

- Лин, сними вон те два факела! - шепнул Маэрон, кивая на торчащие из стены незажженные головешки. Свой горящий факел он еще раньше отдал Фолли, и она держала его высоко над головой, стараясь осветить дорогу всем своим новым товарищам сразу.

Запасной выход вывел восьмерых беглецов в один из узких темных переулков. Где-то вдалеке слышались крики и громкий стук в двери, но до этой улицы стражники еще не добрались, тем более, что парадных входов в дома на ней не было вообще. Маэрон, поддерживая Руфину, повернулся к остальным:

- Идите за мной и не отставайте. И под ноги смотрите. Я знаю короткий путь на базар, но он ведет через довольно грязные места. В общем, будьте очень осторожны, во всем.

Этого он мог бы и не говорить. Средиземцы и так при каждом шорохе готовы были хвататься за мечи или лук - Халдир, игнорируя насмешки Линдира, вооружился одним из погашенных факелов. Да и Фолли с Мионой, хоть и не имели при себе никакого оружия, держались так, что было ясно: при необходимости они попытаются постоять за себя. Но по счастью, на пути к базарной площади им никто не встретился: охотящиеся за беглым линитом стражники основательно распугали всех бродяг и прочих «темных личностей», которые могли бы ошиваться ночью в переулках и попытаться ограбить случайных прохожих. Сами же стражи до городских трущоб пока не добрались, решив, по всей видимости, отложить их проверку на дневное время.

К удивлению всех, Руфина держалась молодцом: ее слегка пошатывало, но она упорно шла рядом с Маэроном, опираясь на его руку, но не падая. Еще лучше выглядел избитый стражниками Халдир - несмотря на то, что эльф продолжал что-то жалобно бубнить себе под нос, чувствовал он себя явно неплохо. Эльфийские сила и здоровье обоих пострадавших медленно, но верно брали свое. А вот Арагорн, несмотря на то, что и в нем была толика эльфийской крови, беспокоил наблюдающего за ним Линдира все сильнее. Он шел прямо, и лицо его оставалось сосредоточенно-спокойным, однако множество незаметных для не слишком внимательного взгляда признаков указывали на то, что гондорец при каждом шаге испытывает боль, которая постепенно становится все сильнее.

«И ведь ни за что не признается, что ему плохо, гордец несчастный!» - не без уважения подумал про себя лихолесский менестрель и как бы невзначай приблизился вплотную к Арагорну. Так, бок о бок они миновали еще два переулка, после чего государь Элессар сдался и позволил себе опереться на Линдира. Шедший позади них Фарамир тактично сделал вид, что ничего не замечает, а вот Фолли, обернувшись, чтобы проверить не отстал ли кто-нибудь из ее бывших гостей, не упустила случая и насмешливо улыбнулась Арагорну:

- Я смотрю, вы мне правду сказали, про свою тяжелую болезнь? Действительно без линита-целителя никуда пойти не можете?

- Я не правду сказал, я это сам себе накаркал! - пробурчал гондорец, но Фолли уже снова смотрела вперед, и он решил не тратить силы на препирательства - что взять с глупого растения?

- Мы пришли, - объявил Маэрон еще через несколько минут, опасливо выглядывая из переулка на более широкую и чистую улицу, выходящую на центральную площадь. Оцепления из стражников вокруг нее не было - не иначе, всех отправили ловить Халдира - и компания беглецов, вздрагивая и озираясь, перебежала через улицу и поспешно скрылась среди опустевших прилавков. Этот последний «марш-бросок» заставил Руфину и Арагорна окончательно выбиться из сил: миновав ближайший к входу на рынок торговый ряд, они, едва дыша, повалились на одну из деревянных скамеек. Миона тоже присела рядом с ними, монотонно покачивая начавшего просыпаться ребенка.

- Я только пять минут посижу, - умоляюще прошептала Руфина, откидываясь на спинку скамьи и закрывая глаза. Даже в пляшущем свете факела было видно, как сильно она побледнела - еще немного, и опять свалится в обморок.

- Отдохните все, - распорядился Маэрон. - А я сходу к индриковой дырке - посмотрю, есть ли там охрана. Если что - прячьтесь под прилавок.

Фолли тоже уселась на скамейку, опустив факел пониже, чтобы его нельзя было заметить с улицы. Линдир сначала сел рядом с Руфиной и, взяв ее за руку, попытался передать ей часть своей силы, а потом пересел к Мионе и, протянув руку к устроившемуся у нее на руках пухлому свертку, начал осторожно его поглаживать, успокаивая полусонного ребенка и не давая ему полностью проснуться и заплакать.

- Как она? - спросила Миона, кивая на свою подругу.

- Не очень, - не стал скрывать Линдир. - Много сил потратила, пока мы ходили туда-сюда.

- Лучше бы по дороге отдохнуть попросилась! - сердито поморщилась девушка. - Так ведь нет, ей надо на подвиг пойти, всю дорогу молча страдать, а потом отрубиться!

- Мион, скажи, почему ты на нее злишься? - начал раздражаться ее вечным недовольством Линдир.

- Потому что вот такая я стерва! - огрызнулась линитка.

- Не думаю, - покачал головой лихолесец. - Ведь ты помогала ей, причем совершенно бескорыстно? И другим линиткам наверняка тоже.

- Помогала-помогала, - поддакнула Фолли. - И работу за некоторых лентяек доделывала, и разбитую ими посуду от меня прятала.

- Вот именно! - громким шепотом воскликнула Миона. - А они потом вам же на меня и доносили - верно? Особенно эта дрянь Клаиса! Да и остальные… Все они… Трусливые, глупые, мелкие душонки! Ненавидят своих хозяев, но даже не пытаются за себя постоять! А если вдруг вырываются на свободу, то не знают, что им теперь делать и бегут обратно сдаваться!

- Успокойся! - шикнул на нее Линдир и на всякий случай забрал у Мионы девочку - не ровен час она ее слишком стильно встряхнет или сожмет, и тогда та обязательно проснется. - Я тебя понимаю, но попробуй и ты их понять - это рабы, рожденные другими рабами и всю жизнь проведшие в рабстве. Их специально вырастили послушными и неспособными бороться. Но сами-то они в этом не виноваты!

- Ну и что, что их такими вырастили?! - Миона вспыхнула еще сильнее и теперь уже едва удерживалась, чтобы не начать спорить в полный голос. - Я - тоже линитка, и моими родителями были линиты, и мне тоже с детства вбивали в голову, что людей надо слушаться, и бояться, и выполнять все их капризы, и молча сносить все наказания! Если я смогла всему этому не поддаться - почему остальные этого не могут?! Скажи, Линдир, почему?!

- Не знаю, - честно прошептал эльф, и Миона, глубоко вздохнув, устало опустила глаза. Ей давно хотелось высказать эти мысли, и теперь, выговорившись, она почувствовала, что весь ее гнев куда-то испарился.

Неслышно вернулся из своей «разведки» Маэрон. Бросив быстрый взгляд на Руфину и свою маленькую дочку и убедившись, что с ними все относительно хорошо, он поманил к себе всех остальных беглецов:

- Дыру охраняют два стражника. Вооружены мечами, но, возможно, что они также владеют и магией. Как вы думаете, что лучше - попробовать прорваться с боем или выманить их подальше от дырки?

- С боем! - Арагорн, отдохнув немного на скамейке, вновь почувствовал прилив сил, а заодно и воинственности. - Что мы впятером с двумя воинам не справимся?

- Не впятером, а втроем, - Фолли по-прежнему не собиралась щадить самолюбие своих новых друзей. - Ни вы, ни Халдир сейчас толком драться не сможете.

- Но стражников-то все равно только двое! - возразила ей Миона. - А если еще мы с вами подключимся…

- Нет, это слишком рискованно, - подержал вэйдану Линдир. - Лучше попробуем выманить их подальше от дырки.

- Но каким образом? - план с внезапным нападением на стражу нравился Арагорну больше, и он не собирался так просто от него отказываться. - Даже если мы поднимем где-нибудь здесь шум, они наверняка разделятся - один побежит смотреть, в чем дело, а другой останется охранять дыру. Гондорцы бы наверняка именно так поступили.

- Значит, надо сделать так, чтобы они оба за кем-нибудь из нас побежали! - воскликнула Миона. - Слушайте, а ведь точно: давайте я их оттуда выманю!

- Не говори глупостей! - в один голос зашипели на нее Фарамир с Арагорном, но линитка уже загорелась новой идеей и принялась горячо доказывать им, что сумеет с этим справиться:

- Я их по всему базару проведу, а потом оторвусь от них и заберусь в подземный ход. А вы еще раньше туда спуститесь, пока я им головы буду морочить!

- А если у тебя не получится? Если стража тебя схватит? - с сомнением покачал головой Халдир. Но Линдир, успевший за эти дни неплохо узнать молодую полуэльфийку, отнесся к ее плану менее скептично, а Маэрон после некоторых раздумий и вовсе уверенно закивал головой: 

- Пожалуй, и правда, можно попробовать!

Миона просияла, и остальные беглецы, переглянувшись, согласились, что это будет безопаснее и для них, и для местных жителей. Все вместе они поднялись со скамейки и едва слышно двинулись вдоль торговых рядов в сторону заветной дыры в земле. Через некоторое время впереди заблестел огонек факела стражников, и Линдир знаком велел всем остановиться, а потом, встретившись глазами с Мионой, мотнул головой в сторону этого огонька.

Бойкая линитка и без этого была уже готова к новой авантюре. Она на цыпочках обежала прилавок, перед которым остановились беглецы, и громко ахнув, бросилась к скучающим возле черного провала в земле охранникам:

- Какое счастье, здесь кто-то есть! Идемте скорее, там просто ужас, что делается!

- Что, что такое? - недовольно заволновались стражники. - Что тебя надо, линитка?

- Там какие-то люди под прилавками прячутся, и еще один линит с ними! - затараторила девушка, делая страшные глаза. - С мечами! По костюмам - явные иностранцы. А по виду - так самые настоящие бандиты!

- Люди с линитом? - переспросил один из стражей. - А сколько их?

- Я же говорю - два человека и линит! Одеты не по-нашему и мечи у них…

Стражники посмотрели друг на друга и без слов поняли, что премия за поимку линита-беглеца и его чужеземных хозяев сама собой идет прямо к ним в руки. Правда, расклад двое против троих в пользу беглецов был не самым лучшим, но охранники сидели возле дыры уже несколько часов и уже начали откровенно скучать, а смена за ними должна была прийти только под утро.

- Что мы, с тремя не справимся? - подбодрил один из них другого, почти теми же словами, с какими только что рвался в бой Арагорн, и оба стража вскочили на ноги, выхватывая из ножен мечи.

- Давай, линитка, показывай, где они! - азартно воскликнул второй страж, и Миона тут же продолжила трещать:

- Конечно, сейчас покажу, идемте вон туда, здесь близко.

Ее голос затих в отдалении, и Линдир, забрав у леди Фолли факел, первым бросился к оставленной без присмотра дыре. Осторожно заглянув в нее и осветив начало прорытого в земле тоннеля, он облегченно вздохнул - подземный ход уходил вглубь довольно резко, но по нему все-таки можно было если не идти, то хотя бы сползать на четвереньках. Правда, делать это с маленьким ребенком на руках…

- Давайте сюда! - негромко позвал он остальных, и к нему бесшумной тенью метнулся Маэрон, держащий на руках Руфину, и Фолли, несущая девочку. - Сможете спуститься?

- А какие у нас варианты? - Маэрон опустил Руфину на землю рядом с дырой, уселся возле нее и, отталкиваясь руками, начал сползать вниз, увлекая свою подругу за собой. Фолли, поморщившись, сделала то же самое, положив ребенка к себе на колени.

- Дальше здесь не такой крутой спуск! - через минуту послышался из темноту ее голос. - Вот только грязищи тут…

- Ребята, давайте! - позвал Линдир средиземцев, и те тоже не заставили себя ждать. Арагорн, съезжая вниз на «пятой точке», возмущенно бубнил, что такой способ передвижения не достоин истинного гондорца, и это был тот редкий случай, когда Фарамир был полностью с ним согласен. А Халдир скатился вниз молча, но при этом так громко и горестно вздыхал, что Линдир на мгновение забыл, в какой опасной ситуации они все находятся, и довольно захихикал.

Впрочем, как только несчастный Халдир скрылся под землей, лихолесец снова заволновался - времени прошло уже много, а Миона все не возвращалась, и вообще из-за торговых рядов не доносилось ни звука. Неужели что-то пошло не так, и стражники заподозрили, что линитка их обманывает? Линдир уже собрался бежать на ее поиски, как вдруг ветер снова донес до него обрывки ее разговоров со стражниками:

- Нет, теперь я точно вспомнила! Вот там они были!..

Стражники что-то недовольно бубнили в ответ, но их голоса к Линдиру пока не приближались. А вот Миона уже должна была улизнуть от них и незаметно прибежать к дыре. Видимо, это оказалось не так просто, как она уверяла всех остальных.

«Жду еще минуту, а потом бегу ее выручать!» - решил Линдир, потянувшись за висящим на спине луком. Но никуда бежать ему не пришлось - неожиданно Миона сама выплыла ему навстречу из темноты и, едва не сбив эльфа с ног, бросилась к лазу индрика.

- Скорее! - шептала она. - Они сейчас тоже здесь будут!

Линдир толкнул ее в темноту подземного хода, прыгнул туда вслед за ней, и они кувырком покатились по рыхлой земляной «горке». Каким образом Линдиру удалось не выронить и не погасить факел, а главное - не поджечь им себя или кого-нибудь из своих товарищей, так и осталось для него загадкой.

- Что, погоня? - быстро спросила у них Фолли и, не дожидаясь ответа, протянула руку куда-то вверх - к едва различимым в свете факела древесным корням, торчащим с потолка и из стен подземного тоннеля.

- Погоня, - подтвердила Миона, с трудом переводя дыхание, - я не смогла от них оторваться, они все время… Короче, бежим!

- Не суетись, девочка, лучше отойди подальше, - пробормотала Фолли, поглаживая кончик одно из корней. Все машинально уставились на ее руку, и с изумлением увидели, что корень, к которому она прикасалась, пришел в движение: сначала он еще сильнее высунулся из земли, а потом, уткнувшись в нее в другом месте, начал с силой вбуравливаться в стену подземного коридора. А потом оказалось, что то же самое делают еще несколько корней, виднеющихся из лаза в других местах.

Сверху раздались крики подбегающих к дыре стражей, и средиземцы вновь схватились за оружие, собираясь дать им отпор, но тут по стенам тоннеля поползли тонкие, но с каждом минутой расширяющиеся трещины, а потом огромный кусок земли отвалился с потолка, словно вырезанный из него гигантским ножом. Он с грохотом обрушился на пол подземного коридора, окатив перепуганных беглецов волной пыли и песка и наглухо завалив выход на поверхность. Правда, судя по тому, что за этим последовал еще один толчок, корни продолжили работу и обрушили еще немного земли, окончательно отрезая беглую компанию от стражников.

- Все, - сказала Фолли, поворачиваясь к своим отчаянно трущим глаза и отплевывающимся от пыли товарищам. - Теперь можно спокойно, не торопясь, двигаться к лесу.

И тогда, наконец, пронзительно, в полный голос заревела дочка Маэрона и Руфины.

 

* * *

То, что в подземном коридоре было темно, сыро и грязно, не явилось неожиданностью для беглецов, но никто из них не предполагал, что там будет еще и довольно холодно. За те несколько минут, что их компания просидела неподвижно, прислушиваясь, не пытаются ли тэшские стражники раскопать завал, все успели порядком замерзнуть и очень обрадовались, когда Линдир, переглянувшись с Фолли, громко спросил, могут ли его спутники двигаться дальше.

- Можем или нет - все равно придется, - невесело усмехнулась Миона. - Давай малышку, Руфи.

- А тот зверь, который ее прорыл, вдруг он снова сюда прибежит? - неуверенно забормотала молодая мать, продолжая укачивать все еще хныкающего ребенка.

- Его здесь нет, - успокоила ее Фолли. - А если он сюда и сунется, я с ним справлюсь. Видишь, сколько тут корней - они мигом ему все лапы запутают.

Лихолесец вспомнил свирепую морду индрика со всеми его торчащими в разные стороны рогами и клыками, и немного засомневался в том, что древесные корни, пусть даже под управлением вэйданы, смогут остановить столь сильного хищника. Впрочем, пока он не слышал никаких посторонних звуков, так что ни индриков, ни другой живности в подземном коридоре действительно не было, а медлить в их положении не стоило.

Фолли снова шла впереди, освещая дорогу факелом. В отличие от всех остальных, под землей она чувствовала себя совершенно спокойно, и даже холод беспокоил ее не сильно. Потолок прорытого индриком тоннеля оказался довольно низким, и она, пару раз задев за него головой, без особых усилий сделалась немного ниже ростом. Оба гондорца, тоже приложившихся к потолку макушками и вынужденные идти дальше, все время пригибаясь, бросали на вэйдану грустные и чуть завистливые взгляды.

Долгое время они шли молча, внимательно глядя под ноги и прислушиваясь к каждому шороху. Руфина мелко дрожала от холода, все сильнее прижимаясь к Маэрону и в конце концов оказалась у него на руках. Ее дочка время от времени принималась плакать, и Мионе с Линдиром приходилось успокаивать малышку, передавая ее друг другу и энергично укачивая.

«Только бы эта «прогулка» ей не повредила! - думал средиземский эльф, пытаясь хоть немного согреть девочку. - Надеюсь, она не заболеет - все-таки на три четверти эльфийка, здоровье у нее должно быть достаточно крепким! Да нет, никто из нас не простудится, и вообще теперь все будет хорошо, мы уже наверняка вышли за пределы города, еще немного и будем в лесу, а потом и с остальными нашими встретимся, уже недолго осталось!»

Через некоторое время стены коридора, по которому они шли, стали заметно влажными, а с земляного потолка им на головы закапали редкие, но неприятно-холодные капли воды - беглецы проходили под окружающей Тэш рекой. Факел в руках вэйданы медленно догорал. Беглецы смотрели на пляшущие по стенам тени, с каждой минутой становившиеся все более плотными и черными, и испуганно ждали, когда подземный ход полностью погрузится во тьму.

- Руфине надо отдохнуть, - звонко прозвучал в темноте голос Маэрона. Возражать никто не стал - теперь, когда беглецы остались без света, им можно было не спешить.

Дочь Руфины и Маэрона опять разразилась плачем - гораздо более громким и требовательным, чем раньше.

- Дайте ее мне, она проголодалась, - еле слышно попросила Руфина, и Линдир, одной рукой прижимая к себе захлебывающуюся плачем малышку, другой начал на ощупь отыскивать в темноте ее мать. Линитка протянула руки ему навстречу, безошибочно найдя в темноте своего ребенка, и через минуту младенческий рев стих, сменившись довольным чмоканьем и посапыванием. Все остальные тоже уселись на землю, которая в этом месте, к счастью, уже не была такой сырой.

/Леголас! - осторожно позвал Линдир по осанвэ. - Как вы там, нормально?/

Лихолесский принц отозвался не сразу: Линдир даже подумал, что его друг спит и решил не беспокоить его до утра, но, в конце концов, все же услышал его мысленный ответ:

/Более-менее. А вы сейчас где?/

/А мы в такой дыре, что просто ужас! - вздохнул про себя Линдир и на всякий случай прибавил. - В самом прямом смысле в дыре - в подземной/

/Значит, у вас все идет по плану? - обрадовался Леголас. - А когда вы собираетесь быть в лесу?/

/Не знаю, - Линдир задумался. - Наверное, через час или два/

/Мы недалеко от северной части леса, двигайте туда, - безмолвная речь Леголаса зазвучала как-то напряженно и он быстро попрощался с Линдиром. - Когда выберетесь наверх - попробуй меня позвать/.

«Для чего вообще нужно осанвэ, если по нему толком не пообщаешься - всегда что-то отвлекает?!» - в сердцах возмутился про себя менестрель и поднялся на ноги. Воздух в подземном ходе был неподвижный и затхлый, и эльф внезапно почувствовал сильнейшую тоску по лесу, деревьям и свежему ветру. Огромная толща земли над его головой почти физически давила на него своей тяжестью. Мелькнула мысль, что потолок подземного коридора запросто может обрушиться и заживо похоронить под собой всех спрятавшихся в нем эльфов и линитов. Одна Фолли - или как там ее на самом деле зовут? - наверное, сможет уцелеть: превратится в растение и выберется на поверхность зелеными ростками.

Неожиданно лихолесец вздрогнул от чьего-то прикосновения и едва удержался, чтобы не вскочить. Но уже через секунду облегченно рассмеялся - оказалось, что это был случайно наткнувшийся на него в темноте Халдир.

- Лин, это ты? - спросил лориенец, продолжая на ощупь изучать свою «находку».

            - Я, кто же еще, - буркнул Линдир, удивляясь про себя. С чего это вдруг он стал таким нервным.

- Лин, у меня есть идея, - заговорщицки зашептал Халдир ему в ухо. - Не мог бы ты нам что-нибудь спеть?

- Спеть? - изумлению Линдира не было пределов - то, что предлагал ему Халдир, могло бы сейчас прийти ему в голову в самую последнюю очередь.

- Что-нибудь повеселее, - продолжал, тем временем, лориенский страж. - А то сидеть просто так в этих потемках мне что-то совсем тоскливо. Да и остальным, я думаю…

- Эльфы, о чем шепчетесь? - раздался рядом с ними громкий голос Арагорна. Халдир незаметно толкнул лихолесца в бок - соглашайся мол, подними всем настроение.

«А и правда, почему бы и нет? - улыбнулся про себя Линдир. - В конце концов, с должности менестреля меня пока еще не сняли!»

- Руфина, - спросил он, - как твоя девочка, спит?

- Нет, не хочет, - отозвалась линитка. - А что?

- Это хорошо, - обрадовался Линдир, - значит, можно петь громко. Если никто не против, конечно же.

Бывшие жители Тэша удивленно зашептались, но возражать против пения никто из них не стал, и Линдир, устроившись поудобнее, прокашлялся и снял с пальца кольцо-переводчик: он не знал, как оно будет действовать на стихотворные фразы. Крепко зажав его в ладони, он не слишком уверенно попробовал взять первую ноту и с радостью убедился, что еще не разучился исполнять музыку за все время конкурсов, праздников и приключений в Тэше… 

Это был самый необычный концерт в его жизни - первое, и как он в тайне надеялся, единственное выступление глубоко под землей. Одна из многочисленных песен его родины, посвященная, конечно же, лесам, зазвучала в длинном, погруженном во тьму коридоре. Сначала тихо, но потом, когда эльф немного распелся и окончательно уверился, что не сфальшивит и не собьется, все громче и мелодичнее, так что, в конце концов, эхо его голоса начало возвращаться из дальних концов подземного хода. И уже после того, как певец замолчал, до его слушателей долетело еще несколько слабых, но гулких отголосков, придавших его выступлению некоторый мистический оттенок.

- Ну что? - бодрым голосом спросила Миона, когда последнее, едва слышное эхо рассеялось в темноте. - Пошли дальше, что ли?

- Пошли, - откликнулась Фолли и, протянув руку на голос своей бывшей служанки, ухватила ее за край рукава. - Цепляйтесь друг за друга и не отставайте!

Несмотря на то, что даже Фолли не могла точно сказать, сколько им осталось идти до леса и в каком месте прорытый индриком ход выведет их на поверхность, дальнейшее путешествие под землей уже не казалось беглецам таким томительным. Они шли еще около часа, на пути им попадалось все больше торчащих из стен обломанных корней, и в конце концов вэйдана объявила, что чувствует: они добрались до опушки леса.

- Пройдем еще немного вглубь, а потом будем выбираться на поверхность, - предложила она своим спутникам.

- А как мы сами-то сможем выбраться? - удивилась Миона. - Разве мы не собирались искать то место, где индрик выглядывал на поверхность?

Вейдана презрительно фыркнула:

- Ты хоть представляешь, сколько времени мы можем искать второй выход? Если он вообще есть - индрики не так уж часто из-под земли выглядывают! Нет уж, выбираться будем своими… А точнее, моими силами.

- Но как вы это сделаете? - пискнула Руфина.

- Да так же, как до этого вход завалила! - усталым голосом объяснила Фолли. - Пошли скорее дальше, и вы сами все увидите.

Радость от того, что душному и холодному тоннелю скоро придет конец и они смогут выйти на свежий воздух, заставила всю компанию забыть об усталости. По-прежнему держась друг за друга, они с новыми силами устремились вперед, и когда Фолли, идущая первой, внезапно остановилась, все остальные с разгона налетели на нее и едва не сбили вэйдану с ног.

- Полегче, - усмехнулась она и стала нащупывать свисающие с потолка корни. - Сейчас я попробую проделать отверстие наружу, так что отойдите на всякий случай назад.

В темноте средиземцам и местным жителям не было видно, что она делает, и им оставалось только догадываться, как Фолинетте удалось заставить корни деревьев разрушить часть потолка таким образом, чтобы он не обвалился весь и не засыпал землей никого из них. Некоторое время в подземном коридоре слышались только какие-то громкие шорохи, а потом с потолка вдруг с глухим шумом что-то упало, и в лицо путешественникам полетели целые тучи песка и пыли. Обе линитки испуганно вскрикнули, а спавший до этого младенец, почувствовав сильный порыв ветра, вновь звонко заплакал.

- Ну сказала же, отойдите подальше! - проворчала вэйдана. Линдир с трудом протер запорошенные землей глаза, посмотрел вверх и радостно вскрикнул - темнота вокруг рассеялась, и в образовавшуюся на потолке дыру виднелись верхушки деревьев, между которыми мерцали далекие, но показавшиеся эльфу удивительно яркими звезды. Фолли, тем временем, «вытянула» из стен тоннеля несколько особенно толстых и крепких корней и заставила их вытянуться под дырой в потолке друг над другом, так, что по ним можно было, как по лестнице, со всеми удобствами вылезти на поверхность.

- Ура, - как-то вяло вздохнул всю дорогу молчавший Фарамир и, подойдя к этой импровизированной лесенке, подергал за нижние корни, проверяя ее на прочность.

 

Через несколько минут вся компания была уже наверху. Вокруг них был густой, слабо освещенный луной и звездами лес и по-прежнему стояла мертвая тишина, но теперь она была вовсе не такой зловещей, как в тоннеле. Маэрон с Руфиной сидели в обнимку, прислонившись к одному толстому древесному стволу, Миона - к другому, а Халдир и Арагорн просто растянулись на траве, наслаждаясь неподвижностью и почти полным отсутствием боли. Фарамир и Линдир тоже присели возле дырки, из которой все они только что выбрались, и только Фолли не спешила отдыхать, расхаживая вокруг своих спутников и словно бы прислушиваясь к чему-то, слышному одной лишь ей.

- Ну что? - обратилась она, наконец, к остальным. - У кого какие планы на дальнейший маршрут?

Линдир неопределенно пожал плечами:

- Когда я в последний раз связывался с Леголасом, он говорил, что они добрались до северной части леса. Значит, нам тоже надо туда.

- Халдир, а от Румила что-то слышно? - спросил Арагорн.

- Он вообще второй день молчит, словно разучился осанве пользоваться, - Халдир выглядел обиженным таким пренебрежением младшего брата.

Линдир отвел взгляд. Он не хотел говорить ни о некоторых странностях в поведении младшего лориенца, ни тем более о том, в какую ситуацию тот сейчас попал.

Маэрон переглянулся с Фолли.

- Я могу их провести, - сказала она. - Мне тоже надо на север. А ты как, с нами или…?

Маэрон ответил не сразу: сначала он бросил быстрый взгляд на сидящую рядом Руфину, потом на Миону и на средиземцев и лишь после этого снова повернулся к Фолли.

- Я думаю, - заговорил он неуверенным тоном, - что нам с Руфи туда идти не стоит. Мы лучше, наоборот, попробуем в южной части устроиться…

- Да? - Фолли скептически поджала губы. - А ты уверен, что вас с ней туда вообще пустят?

- Я жил там несколько лет, - с тщательно скрываемым сомнением пробормотал лесной эльф. - И, в общем-то, все было не так уж плохо…

- Что же ты тогда оттуда ушел? - еще более насмешливо продолжила вэйдана. - Почему навсегда не остался?

- Скучно стало! - с вызовом ответил эльф, но прозвучали его слова совсем не убедительно, и все остальные, в том числе даже прижимающаяся к нему Руфина, бросили на него недоверчивые взгляды.

- Слушай-ка, Маэрон, - подошла к нему поближе Миона. - Хватит скрытничать. Уж хотя бы ей, - она мотнула головой в сторону Руфины, - ты уже давно мог бы все рассказать.

- Да, - подала голос сама Руфина, - мне тоже так кажется, Маэрон.

Лесной эльф покосился на Линдира - очевидно, в поисках поддержки, но менестрель отрицательно покачал головой:

- Маэрон, я и мои товарищи впервые попали в ваш лес. И нам тоже очень хочется узнать, кого нам тут следует опасаться. Так что объясни, пожалуйста, кто у вас тут живет на севере, кто на юге, и почему ты сам никуда не хочешь идти?

- Хорошо, - чуть раздраженно согласился эльф. - Сейчас объясню. На самом деле, здесь вовсе не так страшно - все эти тэшские байки про кровожадных лесных эльфов мы сами же, по большей части, и распускаем, чтобы люди боялись к нам соваться. Хотя, конечно, чужаков лесные эльфы не очень любят и постоять за себя, если понадобится, умеют. Тем более, что некоторые из них - как раз северные - еще и с вэйданами подружились, - он вдруг метнул в Фолли такой яростный взгляд, словно она лично была в чем-то перед ним виновата.

Вэйдана в ответ лишь пожала плечами:

- Беда с этими бессмертными - некоторые из них не только не стареют, а даже повзрослеть толком не могут.

- Сами-то… - буркнул Маэрон, но пререкаться с Фолли не стал и продолжил свой рассказ. - В общем, если кратко, то на севере лесные эльфы живут вместе с вэйданами. И они же шпионят в Тэше - узнают там все планы людей, не только тэшцев, но и жителей других городов. Ну да про это леди Фолли, то есть, Фолинетта, еще лучше меня сможет рассказать - вы ведь уже много лет в Тэше живете?

- Жила, - поправила его Фолли. - Хотя, возможно, я еще смогу туда вернуться… Ладно, не суть, ты лучше дальше рассказывай.

- Так про северных эльфов я, в общем-то уже все рассказал, - твердо глядя ей в глаза, ответил Маэрон. - А что касается южных, то они вообще живут очень замкнуто, и почти ни с кем не общаются - ни с северными эльфами, ни, тем более, с… другими разумными расами. Когда я оказался в их поселении, они были почти уверены, что других эльфов в нашем мире уже вообще не осталось. Сильно подозреваю, что про горных эльфов они не знают до сих пор - я и сам долгое время думал, что их уже давно всех перебили… - Маэрон внезапно замолчал, словно погрузившись в какую-то странную задумчивость.

- Скажи, а ты сам-то откуда родом? - спросила Руфина. - Если с севера, - она настороженно покосилась на Фолли, - то как оказался на юге?

- Ну… - молодой эльф окончательно смутился. - Я просто хотел узнать, где живут южные эльфы и не можем ли мы с ними как-то сотрудничать… - он увидел, что Фолли укоризненно покачивает головой и, махнув рукой, скороговоркой закончил. - Ладно, если вам так уж интересно - я ушел от северных эльфов, потому что у нас были сильные разногласия. Но в южном поселении все оказалось еще хуже: там эльфы не признавали никакие другие расы и вообще ни с кем не хотели общаться. Ни с вэйданами, ни…

- …с линитами, - перебила его Руфина. - Если они такие, как ты говоришь, значит, они и меня не примут, так ведь? И нашего ребенка тоже?

- Я смогу их уговорить, - возразил Маэрон, но Руфину его напускная уверенность не убедила.

- Если они тебя не послушают, нам придется идти на север одним, - заметила она. - Через лес, полный хищников. С ребенком. Или, может быть, мне с нашей дочерью вообще придется идти туда одной - если тебе южные эльфы разрешат остаться?

- Руфи, что ты такое говоришь! - возмутился эльф. - Ты что, всерьез думаешь, что я могу тебя бросить?!

- Ну решайте уже, - повысила голос Фолли. - И, кстати, а ты, Миона, куда идти собираешься?

Руфина уставилась на подругу умоляющими глазами, потом перевела этот несчастный взгляд на Маэрона, а затем и вовсе опустила глаза, всем своим видом показывая, что у нее нет сил принимать какие-либо решения. Маэрон прикусил губу.

- Вы правы, - произнес он нехотя. - Безопаснее идти на север всем вместе, большой компанией. Я согласен.

- Ну тогда, - обрадованно вскинулся Арагорн, - нам, наверное, не стоит терять время. Все ведь достаточно отдохнули? Руфина, Халдир?

Его спутники, довольные, что им не придется разлучаться, энергично закивали и начали подниматься на ноги.

- Осталось определить, где у нас север, - Арагорн с сосредоточенным видом принялся изучать ствол ближайшего дерева на предмет растущего на нем мха. Фолли мягко похлопала его по плечу и вытянула руку в направлении особенно темных зарослей:

- В этом нет необходимости. Север - вон там.

 

* * *

Тирион очнулся от ночного кошмара, словно вынырнул из вязкого болота. Еще секунду назад его сознание распадалось на части, выкручиваемое безумными видениями горячечного бреда,  а теперь он смотрел на слабо шевелящуюся листву над головой и пытался осознать, где находится. Линит сморгнул и приподнялся, опершись на локоть. Возле угасшего костра спал Ат-Тариэль, рядом примостилась Эн-Ириден, чуть дальше на сухих листьях разлегся настороженно глядящий на линита волк, и возле дерева стояла дремлющая черная лошадь.

Тирион сморгнул. Но невероятная картинка и не подумала исчезать. Волк так же недобро косился на очнувшегося линита, состав спящих тоже не изменился. Тирион попытался встать, но закружившаяся голова свела на нет все усилия. От хруста сломанной под локтем ветки проснулась Эн-Ириден.

- Тирион, ты очнулся? - обрадовалась эльфийка. - Как ты себя чувствуешь?

- Не знаю, - честно ответил тот. - А откуда ты взялась? И где тогда все остальные?

Ириден погрустнела.

- Аллета и Румила увезли в Тьен, а Кэрдан с Леголасом отправились их выручать.

- Тьен… - эхом повторил линит. - Зачем они туда сунулись? Ни за что ведь пропадут. Почему вы их не остановили?

- А надо было бросить Аллета и Румила на произвол судьбы, да?

- Высокородная, - тихо отозвался линит после секундного молчания, - жизнь Владыки и Принца не стоит жизни рядового эльфа.

Эн-Ириден вскочила, словно распрямившаяся пружина.

- А Аллет? Он же твой друг, разве нет?!

- Он линит, - покачал головой Тирион.

Эльфийка сжала кулачки и раздраженно отошла к лошади.

- Ты можешь идти? - спросил проснувшийся во время спора Тариэль.

- Я постараюсь, о чистокровный, - со второй попытки Тириону удалось принять сидячее положение.

Волк заинтересовано наблюдал ха эльфами. Всю ночь он решал сложный стратегический вопрос. Сбежать, предоставив эльфов самим себе или остаться? С одной стороны, они не одни - в лесу не заблудятся и на охранные рубежи не наткнутся - лучшего проводника, чем черная кобылица еще поискать надо. С другой стороны, он хотел побыстрее вывести эльфов к их сородичам, живущим в южной части леса. Не хватало еще, чтобы они ненароком свернули на север. А, вдруг, имена - не совпадение? И они, действительно, дети Даурлинки? Волк поежился. Вздорный характер женушки он знал лучше кого бы то ни было. В случае чего серьезного ее в горы запросто понести может, а там бывшенький, давние воспоминания, места молодости… Нет! Он ничего не знает и знать не хочет! Это - парочка обычных эльфов со случайно совпадающими именами. Он проведет их к южным эльфам и забудет о них!

Волк поднялся на лапы, отряхнулся и потрусил подгонять собирающихся в дорогу эльфов, путаясь у них под ногами и периодически  хищно поклацывая зубами.

 

Ат-Тариэль недовольно смотрел на неубедительно пытающегося стоять линита. Последний с независимым видом, но слегка пошатываясь, подпирал ствол бука. Эльф оглянулся на сестру. Интересно, она будет возражать, если предложить оставить линита здесь? Ведь быстро идти он точно не сможет. А, подстраиваясь под его ковыляющий шаг, они и до заката никуда не доберутся. Тогда уж проще сутки на этой поляне переждать, а там, глядишь, и Тирион достаточно оклемается.

- Ты поедешь на ней, - Эн-Ириден подвела насторожено прядущую ушами лошадь к Тириону.

- Ири, что ты такое говоришь? - ужаснулся брат. - Ты не можешь ехать верхом вместе с посторонним мужчиной. Это неприлично.

- А я и не собираюсь, - спокойно возразила сестра. - Он поедет сам. А мы пойдем пешком.

- О, чистокровная! - теперь уже возмутился и сам Тирион. - Так нельзя. Я не посмею

- Глупости! - перебила его Ириден. - Сейчас не время для соблюдения этикета. Ты на ногах едва держишься, а я, хвала богам, не больна и не ранена и вполне в состоянии пройтись пешком по лесу.

Тирион промолчал, и даже Тариэлль не нашелся, что возразить. Он и сам себе не признавался, но после расставания на реке начал немного побаиваться сестру. Вернее, ее каждый раз так неожиданно проявляющуюся решительность и непредсказуемость. 

- Хорошо, - наконец, кивнул он. - Тирион поедет на лошади. Но, давай, сначала хоть позавтракаем?

- По дороге перекусим, - отрезала Ириден.

- Мы куда-то спешим? - еще секунду назад сам подгонявший Тириона эльф с недовольством посмотрел на сестру.

Та потупила взгляд.

- Если ты опять начнешь говорить про попавших в беду иномирных эльфов и нашего линита, то мы направляемся как раз в противоположную от них сторону. - Тариэль кивнул на восходящее солнце.

- Я знаю. Но сами мы точно не сможем отбить пленных у имперцев. А чем быстрее найдем лесных эльфов, тем раньше попросим у них помощи и тем больше шансов будет у пропавших в Тьене.

Волк мысленно саркастически хмыкнул. Надейся девочка, надейся. Эти южные затворники прям спят и видят, как бы им организовать вылазку в Тьен для спасения одного линита и троих иномирцев.

- Если найдем, - поправил Ат-Тариэль.

- Раз ты так не веришь в выживших лесных эльфов, то зачем вообще согласился идти в индо-Ктан? - резко спросила Ириден.

- Меня отец послал.

Ириден поджала губы, молча отвернулась и решительно зашагала к ближайшим кустам. Заслушавшийся эльфийскими разборками волк встряхнулся, тихо рыкнул и выразительно посмотрел в противоположную сторону.

- Ладно, как скажешь, - вздохнув, согласилась эльфийка.

Волк первым нырнул в кусты, за ним в зарослях скрылась Эн-Ириден. Ат-Тариэль, подавляя рвущееся наружу недовольство, помог линиту взобраться на лошадь и поспешил за сестрой.

 

* * *

Вопреки ожиданиям жителей Средиземья, путешествовать по незнакомому лесу оказалось не слишком трудно и опасно. Вэйдана Фолинетта, хоть и сама, по ее собственным словам, переселилась в эти места из другого мира, ориентировалась в лесу превосходно и с легкостью отыскивала в непроходимых на первый взгляд зарослях более-менее удобные тропинки, а также небольшие родники с кристально-чистой ледяной водой и поляны, на которых можно было отдохнуть.

Отдыхать путешественникам приходилось часто: в первую очередь, конечно, из-за Руфины, хотя все остальные после длительного марш-броска по тоннелю тоже чувствовали себя не лучшим образом. На первом же привале Арагорн предложил вообще заночевать в лесу, однако линитки встретили его слова испуганным аханьем, а Фолли, подумав, отрицательно покачала головой:

- Давайте сначала уйдем поглубже в лес. Люди из Тэша боятся сюда ходить, но они так непредсказуемы - вдруг градоначальник захочет непременно поймать чужеземцев?

Пришлось беглецам еще около часа пробираться по заросшим тропам, испуганно вздрагивая при каждом подозрительном звуке. Фолли заверила своих спутников, что издалека услышит приближение любого крупного зверя и, если понадобится, сумеет его прогнать, но остальным в это как-то не верилось. Тем более, что о появлении маленькой черной белки, непонятно почему проснувшейся среди ночи и решившей пробежаться по веткам свисающего над тропинкой дерева, вэйдана никого не предупредила.

- Мама! - перепуганно завопила Руфина, когда перед ее глазами пролетела стремительная черная тень. Ее испуг мгновенно передался всем остальным - средиземцы схватились за оружие, Маэрон замахнулся на белку предусмотрительно выломанной палкой, а Миона завизжала «Брысь!» еще громче, чем ее запаниковавшая подруга.

- Вы что, белок никогда не видели?! - прыснула Фолли, когда страсти немного улеглись, и беглецы, сообразив, что собрались вступать в битву с безобидным грызуном, пристыжено опустили глаза. - Или в вашем мире их нет? - поинтересовалась она у средиземцев.

- Есть, - сердито пробурчал Арагорн. - Причем гораздо более крупные. А почему вы нам про нее не сказали?

- Да я как-то не думала, что вы ее испугаетесь - это же не хищник! - скрывая улыбку, пожала плечами вэйдана.

После происшествия с белкой путешественники пришли к выводу, что им все-таки надо хоть немного поспать, и Фолли, проведя их еще немного по густым еловым зарослям, наконец, дошла до относительно просторной поляны, местами заросшей мягким пушистым мхом. Все тут же с наслаждением уселись на эти зеленые пружинистые «подушки», а Руфина так и вовсе сразу легла, положив под голову свернутый плащ Маэрона.

- Погреться бы! - вздохнул Фарамир, прислоняясь спиной к возвышающейся на краю поляны горке сухой хвои и веточек. В следующий момент он с воплем вскочил на ноги, стряхивая с себя крупных красновато-рыжих муравьев, крайне недовольных разрушением своего дома. Дочь Руфины, едва успевшая заснуть после случая с белкой, снова заголосила на весь лес, а Линдир с Арагорном бросились стряхивать кусачих насекомых с прыгающего по поляне итилиенца.

- Они не ядовитые? - спросил Халдир у Фолли.

- Нет, не волнуйтесь, просто укусы у них очень жгучие, - заверила его вэйдана и с любопытством прислушавшись к речи Фарамира, поинтересовалась. - А последнее слово что значило?

- Да так, ничего особенного, - смущенно отвел глаза итилиенский страж и тоже встал, чтобы помочь Фарамиру. - Фам, ты все-таки осторожнее выражайся - у нас тут женщины и дети!

- Ну, детей здесь всего одна штука, и она все равно еще ничего не понимает, - возразил Фарамир, хлопая себя по лицу и по шее. - Кто бы мог подумать, что это муравейник? Обычно по ним всегда куча муравьев ползает!

- Только не ночью! - в один голос ответили Арагорн и Фолли, и все путешественники снова захихикали.

- Однако теперь нам придется отсюда уходить, - сообразил вдруг Линдир. - Иначе муравьи все закусают!

- Не придется! - Фолли встала на ноги, отошла на несколько шагов от поляны и, нагнувшись, сорвала с земли пучок длинных узких листочков. - Вот смотрите, - показала она свою находку средиземцам и Мионе с Маэроном. - Их запах отпугивает муравьев. Соберите побольше таких листьев, и мы выложим из них круг, через который они не проползут.

Вскоре на поляне выросла небольшая охапка «противомуравьиных» листьев, и Фолли отгородила ими достаточно просторный «закуток», на котором они снова устроились со всеми удобствами.

- Первым дежурю я, - распорядился Арагорн, - потом Фам, потом Лин и Маэрон, а последним - Халдир. Хэл, не возражай, тебе сегодня сильнее всех досталось, так что сначала выспись как следует.

- Я тоже могу подежурить! - перебила его Миона сонным голосом. - И Фолинетта, пожалуй, тоже - у нее вообще это лучше всех должно получиться.

- Без проблем, - согласилась вэйдана.

- До рассвета не так много времени, вы все равно не успеете, - ответил Арагорн обеим женщинам. Миона пробормотала что-то протестующее, однако глаза ее при этом были закрыты, и к концу фразы линитка уже спала.

- Однако прогреться и правда не мешало бы, - подумав, проговорил Линдир, с завистью поглядывая на Маэрона с Руфиной, лежащих на моховой «перине» в обнимку и положивших между собой своего ребенка - уж им-то точно было тепло!

- И поесть! - со страдальческим видом произнес Халдир.

- Кто о чем, - Арагорн прислонился к дереву, предварительно как следует изучив его ствол на предмет муравьев и прочих насекомых. - Отставить разговоры! Всем спать.

 

* * *

 Трудно сказать, кому больше досталось - черному жеребцу или с завидной регулярностью падающим с него  линитятам. Первый лишь обречено вздыхал, демонстрируя почти безграничную терпеливость, а вторые могли похвастаться еще большим упорством. Даже совсем юные линитята, про которых взрослые сразу решили, что они поедут вместе с ними - и те пытались взобраться на коня и, вцепившись в смолянисто-черную мягкую гриву, удержаться на нем хоть пару шагов.

С легкой руки племянницы Вайлена все начали придумывать клички для жеребца - Черныш, Чернушка, Смолик, Уголек. Одна из линиточек, смущаясь, предложила имя "Ночное небо", после чего процесс обзывания жеребца прекратился в связи с явным сопротивлением последнего.

Леголас и Румил вместе возился с малышней, по очереди подсаживая линитят на несостоявшегося Смолика, и страхуя, чтобы юные наездники не свалились во время мини-скачек по дну оврага. Вайлен отдыхал под давно отцветшим кустом сирени, рассказывал сказки и всячески развлекал линитят, которые в это время не тренировались с эльфами, чтобы те не мешали остальным. Лихолесец несколько раз порывался предложить все еще мертвенно-бледному линиту соснуть пару часов и оставить всю малышню на них с Румилом, но так и не высказал своей идеи вслух. Справиться даже с полудюжиной линитят оказалось не так легко, и страшно было представить, что Вайлен уснет, и на несчастного жеребца разом набросится вся малышня. Тогда и с двумя эльфами-инструкторами без травм не обойдется.

 

Кэрдан с Аллетом третий час лежали в кустистых зарослях лопухов и наблюдали за неспешно копошащимися на зеленеющем поле селянами.

- Что они делают? - наконец спросил заинтересованный эльф.

- Пропалывают, - небрежно бросил Аллет, но увидев недоуменное лицо эльфа уточнил. - Вырывают вредные растения, чтобы те не мешали расти полезным.

- Аааа… - вдумчиво протянул эльф, вспоминая свои весьма давние познания в области сельского хозяйства.

- У вас разве не так? - улыбнулся линит. - Люди высаживают целые поля одомашненных плодоносящих растений, но только они слишком хилые. Полевые травы и цветы их легко заглушают. Если их регулярно не выдергивать, то поле даст плохой урожай.

- Варварство, - покачал головой Кэрдан.- Убивать цветы ради каких-то съедобных корешков?!

- Люди, - пожал плечами Аллет.

- А как эльфы поступают в вашем мире?

- Горные вообще поля не засевают. Что на склонах выросло, то и собирают. Разве что в пещерах иногда выращивают грибы и некоторые сорта целебного мха. А лесные…, - линит смутился, - я не знаю. Наверное, тоже. Вообще, что эльфы посадят, тому никакое другое растение не помеха. Никогда не видел, чтобы в индо-Ктане на висячих садах-дорожках эльфийки что-то пропалывали. А ведь те цветы они специально выводят и рассаживают, и - ничего, сами растут. Никто их не заглушает. Не понимаю, почему у людей так не получается?

- Люди, - вздохнул-согласился Кэрдан. - А в Тьене на полях не используют линитов? - спросил он несколько минут спустя.

- Нет. Вообще-то даже в Союзе городов в большинстве провинций линитов считают слишком ценными рабами, чтобы гнать их в поле. Ну, разве что урожай пропадает и надо его срочно спасать.

Кэрдан кивнул. То ли своим мыслям, то ли словам Аллета.

- А в Союзе городов тоже есть люди-рабы?

Аллет опять покачал головой.

- Только линиты и иногда иностранцы из пленных после очередной войны.

- Странно тут у вас, - сказал эльф.

Линит только сдвинул плечами и продолжил наблюдать за пустынной дорогой.

- Думаешь, там скоро появится погоня? - эльф проследил за направлением его взгляда.

Аллет кивнул.

- Когда они не найдут никакой эльфийской магии, то вышлют отряды прочесывать все окрестности.  Рано или поздно, но и сюда доберутся.

- Что ж, тогда спрашивай, пока не добрались

- О чем? - удивился Аллет.

- Я же вижу, ты еще с города все мучаешься каким-то вопросом, но никак не решаешься его задать.

Линит замолчал, опустив взгляд, а потом выпалил:

- Почему вы нам помогаете?

- Что ты имеешь в виду?

- Почему не оставили Вайлена? Почему забрали малышей? Ведь они вас задерживают. Почему не бросили меня? Если бы вы вызволили одного Румила, втроем на двух лошадях вы бы давно добрались до леса. И никакая погоня за вами не угналась бы! А мы ведь даже не эльфы. Мы полу-люди!

Кэрдан потер пальцами подбородок, думая как объяснить этому трехсотлетнему юнцу очевидное.

- Аллет, быть человеком не так уж плохо.

Линит только досадливо передернул плечами.

- Я не шучу. Пока ты ненавидишь ровно половину себя, ты очень многое не сможешь ни понять, ни принять. Ведь твой отец был эльфом, да? А что ты знаешь о своей матери?

- Какая разница? Она за деньги согласилась родить от чужака и продала ребенка, которого не считала ровней себе.

- Откуда ты знаешь?

- Так всегда…

- Не бывает "всегда"! - резко перебил его Кэрдан. - Поверь, я лучше знаю людей, чем ты. Я наблюдал за ними не триста лет и мои глаза не ослепляла ненависть. Я знаю людей, - с нажимом повторил эльф. - Да, десятки, даже, может, сотни родят нелюдей с презрением, страхом и ненавистью в сердце. Но будут, обязательно, будут другие. Их будет меньше, они станут скрываться, и, к счастью для них, в большинстве случаев останутся незамеченными. Но для таких женщин ребенок будет прежде всего их ребенком, и не важно - человек ли его отец.

- Ты не можешь знать, какой именно была моя мать, - возразил Аллет.

- Не знаю, - согласился Кэрдан. - Но и ты не знаешь. Верно?

Линит нехотя кивнул.

- Ты не знаешь, почему она согласилась на такое. Не знаешь, какая нужда толкнула ее пойти к пленным отравленным эльфам. Насколько ей нужны были деньги? У нее без лекарств умирал больной ребенок или муж, или отец? И уж тем более не знаешь, не передумали ли она потом. Не пыталась ли скрыть тебя от властей и чем заплатила за такую попытку.

- Красивая версия. И даже звучит достоверно, - скривился Аллет. -  И представь, я подобное видел в человеческих городах. Весьма редко, но видел. Вот только шансы, что моя мать была именно такой - один из тысячи. А скорее всего, ей хотелось купить парочку новых платьев и красивый браслет, а скряга-муж не давал денег. Вот она и зачала от пленника, дорого продав младенца властям.

- Вполне вероятно, - кивнул Кэрдан. - Но думая о ней лучше, чем она была, ты всего лишь даришь незаслуженный комплимент той, которая тебя хотя бы родила. А осознай, насколько ты можешь оказаться жесток, осуждая и презирая ту, которая, возможно, отдала за тебя все.

Линит надолго замолчал.

 

* * *

Ат-Тариэль и Эн-Ириден с самого рассвета продолжали идти за волком, который окончательно взял на себя роль проводника. Ослабевший после ночной лихорадки Тирион все еще ехал верхом. После пятого или шестого заверения, что с ним все в порядке и он просто обязан уступить коня чистокровной эльфийке, последняя весьма невежливо посоветовала ему заткнуться и пригрозила привязать к лошади, если он не перестанет спорить. Неизвестно, кто больше испугался последней угрозы - линит или кобылка. Но Тирион, наконец, смирился с привилегированным положением.

Он вообще с трудом узнавал эльфийку. И так всегда слегка сумасбродная младшая дочь Правителя тамон-Солка в лесу изменилась до неузнаваемости. Пусть своевольная, но вежливая, воспитанная и послушная эльфийка превратилась в решительную, своенравную и совершенно неуправляемую… Владычицу. Тирион сам испугался пришедшего на ум слова. В горах эльфийки отродясь не правили своим народом, а в лесах… а леса давно пали под натиском людей - сам себя решительно перебил Тирион. И не выйдет ничего доброго из преобразившейся Эн-Ириден. Время лесных эльфов ушло. И даже если внучка последней правительницы вернулась в идно-Ктан, ей не изменить историю. Как бы Ириден не хотелось бы верить в обратное, но Тирион был уверен, что они не найдут в лесу никаких эльфов. Разве что парочку выживших из ума беглецов, скрывающихся в самых глухих чащобах. Тирион знал ядовитую горечь бессмысленных надежд. Два младших брата его отца и их юные сыновья в свое время ушли на поиски выживших в индо-Рзете. Спустя почти пятнадцать лет вернулся лишь один из двоюродных братьев Тариона. Бесконечно добрый Ат-Дэрлондан разрешил едва живому после экспериментов Тьенских магов линиту дожить последние дни в землях горных эльфов, даже несмотря на то, что кузен Тириона нарушил приказ и покинул благословенные горы. Тирион слишком хорошо помнил безжизненные глаза вернувшегося брата и его сбивчивые полубредовые рассказы о стоящем на месте индо-Рзета каменном городе. И ему было жаль юную дочь Правителя. То, что деревья индо-Ктана все еще распускаются каждую весну лишь дарит его бывшим детям ложную надежду.

Неожиданно предмет его размышлений резко остановилась и свернула в сторону.

- Ой, боярышник! Совсем спелый! - восхитилась Эн-Ириден, пробуя ягоду с оккупированного куста.

- Ири, осторожнее! - взмолился Тариэль. - Он может оказаться ядовитым.

Но сестренка, не слушая его, уже угощала пахучими красными плодами черную кобылку. Судя по тому, как радостно та восприняла предложенное лакомство, за ядовитость ягод можно было не опасаться. Ат-Тариэль подавил недостойный принца порыв вцепиться в собственные волосы и лишь тяжело вздохнув, присоединился к трапезе. Волк снисходительно наблюдал за обносящими куст боярышника эльфами. Хотел и сам сцапать пяток ягод, но вовремя спохватился. Он же в волчьем обличье. Не поймут. И так эльфийка подозревает его боги знают в чем. Не хватало им еще лицезреть волка-вегетарианца.

А боярышник-то уже созрел. Так и бьет в нос своим пряным ароматом. Волк представил сладковатую, чуть терпкую кашицу цвета заходящего солнца и мимо воли облизнулся. Эххх! А если бы еще эти ягодки - да в пирог с хрустящей, самую капельку подгоревшей корочкой, а сверху еще сливками полить…Волк хмуро покосился на трапезничающих эльфов. А ведь из-за этих остроухих он уже почти сутки голодный бегает! Вот покусать бы, чтоб знали, как порядочного волка от дел отвлекать. А что? Неплохая идейка. Эльфы, фаршированные его любимым боярышником. Крррасота!

Подслушавшая чужие мысли черная кобылка насмешливо фыркнула. Волк надулся. Уже и помечтать нельзя? И вообще, кто тут хозяин леса?

 

* * *

Ранним утром, когда Халдир только-только заступил на свое дежурство, спавшая прямо на земле Фолли неожиданно открыла глаза и, потянувшись, встала. Ночевка в лесу явно была для вэйданы обычным делом. Она не выглядела замерзшей и так сладко зевнула, что у эльфа не осталось никаких сомнений - Фолли прекрасно выспалась.

- Вы куда? - спросил он шепотом, увидев, что вэйдана собирается уйти с поляны.

- За завтраком, - подмигнула она лориенцу, - специально для самых голодных эльфов.

Через полчаса, когда в лесу стало почти совсем светло, Фолли вернулась, держа в руках что-то вроде наскоро сплетенной из веток корзинки, полной лесных фруктов и ягод, а также пучок какой-то травы. Поставив ее перед Халдиром, она осторожно высыпала ягоды прямо на мох, и эльф радостно присвистнул - на дне корзинки обнаружилось шесть маленьких птичьих яиц.

- Жаль, огня нет, - шепнула вэйдана, отправив в рот спелую земляничину. - Придется их есть сырыми. Три штуки отдадим Руфи, остальные - вам с Арагорном и Мионе, всем по штуке.

- Я могу и ягодами перекусить, - мужественно отказался от яйца лориенский страж, но Фолли настойчиво положила одно из яиц рядом с ним:

- Ешьте. Вам вчера сильно досталось, эти магические удары - довольно противная вещь. Сейчас у вас ничего не болит?

- Немного, - признался Халдир.

- Тогда попробуйте пожевать вот это, - Фолли протянула ему несколько собранных в чаще травинок. - Нашим эльфам они обычно помогают, думаю, что и на вас так же подействуют.

Их шепот разбудил Миону, которая тоже сразу же заинтересовалась раздобытым вэйданой завтраком, а потом и всех остальных беглецов. И хотя людям и линитам эта еда только раздразнила аппетит, да и Халдир после завтрака не выглядел слишком счастливым, в целом настроение у всех было довольно приподнятое.

- К вечеру, если повезет, доберемся до северных эльфов, - заверила всех Фолли, и компания снова дружно двинулась по лесным тропинкам. Вэйдана по-прежнему шла впереди, но теперь рядом с ней вертелась Миона, которая с любопытством расспрашивала Фолли о ее народе и о лесе. Линдир, шедший следом за ними и поневоле слушающий их болтовню, с удивлением заметил, что отношения бывших госпожи и служанки радикально переменились: если накануне Миона старалась держаться от Фолли подальше и бросала на нее недоверчивые взгляды, то теперь все прошлые недоразумения между ними казались забытыми.

Хуже обстояли дела у Маэрона с Руфиной. Молодая линитка несколько раз пыталась спросить эльфа о его родном северном племени, но тот лишь что-то невразумительно бурчал себе под нос и отмазывался от серьезного разговора обещаниями «рассказать все потом, на месте». В конце концов, Руфина обиженно замолчала и вскоре попросила своих спутников устроить привал, чтобы покормить ребенка.

- Как ты ее назовешь? - поинтересовался Линдир, когда они устроились на очередной поляне, и Руфина забрала у Мионы свою дочь. Линитка оглянулась на Маэрона, но потом перевела взгляд на Арагорна, дымившего трубкой неподалеку:

- Его второе имя - Элессар? - спросила она у лихолесца. - Я бы хотела назвать дочку Элессой, в его честь. Ведь если бы не он, нас обеих бы сейчас здесь не было. Он не будет против?

- С чего бы ему быть против? - усмехнулся Линдир и подскочил к гондорцу, чтобы сообщить ему эту новость. Тот от удивления даже закашлялся, после чего, смущенно отведя глаза, полез в карман за оставшимися лечебными травинками, пробурчав, что у него опять прихватило пострадавшую вчера спину.

- Он не возражает! - крикнул Линдир Руфине, тщательно скрывая улыбку.

Этот привал длился довольно долго, и Фолли даже пришлось уговаривать остальных путешественников двигаться дальше, пригрозив им, что если они не поторопятся, следующую ночь всем тоже придется провести под деревьями. Наконец, все семеро снова отправились в путь - усталые, несмотря на недавнюю передышку, и страшно голодные.

Примерно через час воздух в лесу стал более прохладным и влажным, а сам лес - не таким густым, и Фолинетта сообщила, что они подходят к реке, названной эльфами Изерк-Кель. В первый момент ее слова вызвали у эльфов с гондорцами прилив энтузиазма - река означала наличие рыбы. Но уже в следующее мгновение беглецы опять загрустили, сообразив, что, во-первых, ловить рыбу им нечем, а во-вторых, если бы им даже удалось что-нибудь поймать, есть улов все равно пришлось бы сырым.

- А может, попробуем трением огонь добыть? - шепотом предложил Фарамир Арагорну, вместе с которым они шли в хвосте процессии. Тот в ответ пожал плечами:

- Ага. И как раз к вечеру он у нас загорится - причем это в лучшем случае. Нет уж, я лично предпочитаю нормально поужинать у местных эльфов. И пусть они только попробуют нас к себе не пустить!

Обнаружив, что пока они разговаривали об огне, их друзья ушли далеко вперед, гондорцы поспешили вдогонку и внезапно выскочили из лесных зарослей на слегка болотистый берег довольно широкой реки. Женщины и Халдир уже снова сидели на земле, выбрав для этого высокие сухие кочки, а Линдир с Маэроном брели в разные стороны по берегу, раздумывая, каким образом им всем переправиться через этот спокойный, но, без сомнения, достаточно глубокий речной поток.

Линдир первым заметил эльфов на той стороне реки - сработала многолетняя привычка, обретенная во время несения караулов в родном лесу. Вернее, самым первым заметил посторонних волк. Причем не только унюхал и рассмотрел, но и опознал среди компании на правом берегу двоих, которых сейчас хотел видеть меньше всего. Да и вообще, предпочел, чтобы эта парочка каким-то чудом унеслась на противоположный конец леса. Чудеса волк умел творить, но и у каждого чуда есть свои границы. Одно дело - отвести тропинку в чаще, а когда все стоят почти друг напротив друга, разделяемые лишь рекой - тут уже особо не до колдовства. Поэтому черно-зеленоватый волк воспользовался тем, что Ириден на него не смотрит, и скрылся в кустах - выжидать, чем закончится столь нежданная и нежеланная для него встреча.

Тирион, в очередной раз борющийся с головокружением и сосредоточенный на том, как бы не упасть с лошади, тоже не обратил внимания на исчезновение странного хищника. Тариэль же заметил его маневр слишком поздно - как раз в этот момент он тоже увидел чужаков на противоположном берегу. А в следующий момент встретился глазами с Линдиром.

В первый момент они оба слегка растерялись: очень уж неожиданной для них была эта встреча. Тариэль посматривал на лориенца с некоторым подозрением, но Линдир, посчитав, что два эльфа должны суметь договориться между собой, приветственно помахал незнакомцам рукой. Ириден, к тому времени тоже заметившая Линдира и его товарищей, уверенно замахала в ответ, и лориенский страж без труда разглядел на ее лице удивление и радость.

- Идите сюда! - позвал он своих спутников, и когда Маэрон и Арагорн с Фарамиром подбежали поближе, кивнул на вышедшую им навстречу троицу. - Посмотрите, по-моему, они очень похожи на тех, кто путешествовал с Леголасом и остальными.

- Не знаю, - пожал плечами Арагорн, - мы с Леголасом не общались. Но вид у них вроде бы мирный.

- Кажется, Линдир прав, - к мужчинам подошла Фолли. - По виду это горные эльфы. Хм, а тот, что сидит верхом, вообще одет как линит.

- Может быть, он тоже за кем-нибудь шпионил? - предположил Маэрон, прищурившись и старательно разглядывая неизвестных эльфов. Те в это время тоже внимательно изучали беглецов из Тэша и, судя по резким жестам девушки-эльфийки, горячо спорили о том, что им делать дальше.

- Кем бы эти эльфы ни были, они наверняка ищут лесных жителей, - заметила Фолли. - Или наш северный лес, или южных эльфов. А нам, кстати, в любом случае надо переправиться на ту сторону - значит, придется с ними знакомиться.

- А почему бы и нет? - Линдир снова бросил взгляд на другой берег и обнаружил, что черноволосая эльфийка продолжает с интересом наблюдать за ним и его спутниками. - Их всего трое, причем одна из них - женщина, а нас вон сколько…

- Да что вы, в самом деле, испугались их, что ли? - Миона, вместе с Руфиной и Халдиром, тоже приблизилась к остальным путешественникам. - Это наверняка такие же беглецы, как и мы! Лучше подумайте, как мы будем переправляться. А потом уже можно будет беспокоиться, не тронут ли нас эти эльфы!

Путешественники переглянулись. Переправа через широкую реку, о которой они на время забыли, по-прежнему оставалась серьезной проблемой. Брода в ее быстро текущих водах не наблюдалось, поваленных деревьев на берегу - тоже, да и перебросить их на другой берег у маленькой группки эльфов, людей и линитов не было никакой возможности. А уж о том, чтобы сделать лодку или плот без инструментов и вовсе не могло быть речи. Девушка с другого берега, похоже, догадалась, чего хотят незнакомцы - она что-то сказала стоящему рядом с ней эльфу, а потом, отмахнувшись от него, подошла к самой кромке воды и стала всматриваться в нее, должно быть, пытаясь найти менее глубокое место.

Средиземцы и жители Тэша уже как-то машинально повернулись к Фолли - все они так привыкли, что она способна с легкостью найти выход из любой ситуации, что и теперь ждали от нее какого-то решения. Однако вэйдана, все это время путешествовавшая с крайне уверенным видом, на этот раз, казалось, тоже почувствовала растерянность. Она задумчиво прошлась по берегу сначала в одну сторону, потом в другую, а затем, подойдя к одному из растущих недалеко от воды деревьев, неуверенно дотронулась руками до его ствола. Ее спутники по-прежнему выжидающе смотреть на вэйдану, но она не спешила им что-либо объяснять и продолжала стоять возле дерева, словно бы прислушиваясь к каким-то одной ей доступным звукам. Первой не выдержала, естественно, Миона - подбежав к Фолли, она нетерпеливо дернула ее за рукав:

- Ты что-то придумала? Знаешь, как мы можем переправиться?

- Я могу попробовать, - с заметным сомнением в голосе отозвалась вэйдана. - Только это гораздо труднее, чем из-под земли выбираться. Так что не мешай мне, пожалуйста.

Она еще сильнее прижала ладони к гладкой, блестящей коре дерева и закрыла глаза, сосредоточиваясь на чем-то своем, о чем все остальные могли только догадываться. И высокое, хотя и достаточно тонкое дерево неожиданно громко зашелестело узкими листьями, а потом и вовсе закачалось, словно на сильном ветру, хотя никакого ветра в лесу не было и в помине. Руфина, прижав дочку к груди, подскочила с земли и на всякий случай отбежала подальше, да и мужчины с Мионой невольно попятились назад, с некоторой опаской поглядывая на творящееся перед ними колдовство. Не менее удивленно и даже довольно испуганно наблюдали за этим действом и эльфы на другом берегу. А дерево, между тем, продолжало раскачиваться из стороны в сторону, с каждым разом все ниже наклоняясь к водной поверхности и уже задевая ее кончиками веток. Его тонкая верхушка коснулась воды в нескольких шагах от другого берега - впрочем, то небольшое расстояние уже наверняка можно было перейти вброд.

- Давайте, ползите по нему, - сдавленным голосом скомандовала Фолли. - И побыстрее, долго я его так не удержу.

- А как же… - Руфина растерянно смотрела то на своего ребенка, то на изогнутый под невероятным углом древесный ствол.

- Привяжи ее к себе, - скомандовал Линдир. - Или нет, лучше ко мне!

Он торопливо скинул свой плащ, сложил его по диагонали на манер большой косынки и тугим узлом связал друг с другом его концы, после чего повесил получившуюся «колыбельку» себе на спину. Руфина осторожно положила туда девочку, которая сразу же проснулась, но, к огромной радости лихолессца, не стала плакать, а только тихо что-то забормотала на своем младенческом языке.

- Я ползу первым, Маэрон за мной, - Линдир снова взял на себя командование. - Будешь, в случае чего, ребенка поддерживать.

Он вбежал в реку и, несмотря на всю свою эльфийскую ловкость, с трудом взобрался на вытянувшийся над водой ствол. Ползти по нему оказалось ничуть не легче, чем залезать на вертикально растущие деревья, а уж по ним Линдир в первую сотню лет своей жизни полазил немало. Да еще Элесса, долгое время лежавшая в его «заплечном мешке» молча, наконец, не выдержала и поспешила сообщить всему лесу о том, что ей решительно не нравится такой способ путешествия. Маэрону, который полз вслед за менестрелем, было еще хуже - ему все время приходилось придерживать болтающийся сверток, и в результате он сам несколько раз чуть не свалился с дерева в реку.

Из-за густых веток Линдир не видел ничего вокруг и о том, что его путь через реку скоро закончится, догадался только по сужающемуся стволу. В конце концов, он стал таким тонким, что верхушка дерева согнулась под тяжестью Линдира и окунулась в воду. Малышка у него за спиной запищала еще сильнее, но внезапно ее крик перекрыл другой женский голос:

- Здесь уже неглубоко! Слезай с дерева и давай мне ребенка!

- Ириден, я кому сказал, выйди из воды! - тут же донесся до Линдира другой голос, принадлежавший одному из оставшихся на берегу незнакомцев. Но девушка не обратила на него внимания и, раздвигая ветки руками, стала подбираться к Линдиру. Движущийся за ним Маэрон спрыгнул в воду и помог ей достать ребенка из менестрельского плаща. Эльфийка взяла Элессу на руки и, подняв ее повыше над водой, побрела к берегу. Маэрон с Линдиром поспешили за ней.

- Огромное вам спасибо, - лихолесец устало улыбнулся девушке, а потом и обоим ее спутникам, которые, однако, выглядели очень хмурыми и недовольными. Но сейчас Линдиру было не до галантности - пусть наиболее сложный этап переправы был позади, но до конца этого «приключения» было еще далеко.

- У нас все в порядке! - крикнул менестрель оставшимся на том берегу друзьям и для наглядности несколько раз взмахнул руками. - Дамы, теперь ваша очередь! Руфи вперед, Миона за ней!

- Что он говорит? - чуть раздраженно спросила Фолли у гондорцев. Те взглянули на нее с удивлением, обнаружив, что перестали понимать свою спутницу, но потом, сообразив в чем дело, одновременно хлопнули себя по лбу - эльф с кольцом-переводчиком теперь находился слишком далеко, и на таком расстоянии оно уже не действовало.

Арагорн молча указал рукой сначала на Руфину, потом - на Миону, а после этого на дерево. Обе линитки, со страхом посматривая на блестящую под солнцем водную гладь, вскарабкались на дерево и довольно резво начали по нему продвигаться. Средиземцы подошли поближе к дереву, но ползти по нему на четвереньках пока не спешили.

- Может быть, вплавь переправимся? - предложил Фарамир. - Не такая уж эта река и широкая!

- А одежда? - засомневался Халдир, которому страшно не хотелось раздеваться и лезть в холодную воду. - Если держать ее в одной руке, то вы быстро устанете.

- Обижаешь, - фыркнул Арагорн и начал развязывать плащ. - В крайнем случае дерево-то есть - возьмемся за ветку и передохнем!

            Фарамир тоже скинул плащ и смущенно оглянулся на Фолли, но та, увидев, что собираются делать ее спутники, неожиданно испугалась. Громко сказав что-то на своем языке и сердито плюнув, она резко замотала головой и знаками указала им на дерево.

- Похоже, она не хочет, чтобы мы купались, - удивился Фарамир. - Как бы ей объяснить, что мы отлично плаваем?

- Не надо ничего объяснять, - Арагорн уже снова накидывал на себя плащ. - Раз она так беспокоится, значит, в воду нам лучше не лезть. Может, здесь какие-нибудь спруты хищные водятся!

- Ну какие в реке могут быть спруты? - проворчал итилиенец, но спорить не стал и с недовольным видом влез на дерево. Халдир последовал его примеру, и Арагорн, видя, что все четверо пробираются сквозь ветки без особых проблем, вопросительно посмотрел на Фолли. Она молча покачала головой и указала ему на ствол, а потом еще крепче взялась руками за его согнутое основание. Гондорец попытался знаками спросить у вэйданы, как она собирается переправляться, но Фолли, сердито сверкнув на него глазами, вдруг резко махнула головой в сторону реки, и Элессар, хоть и без особой охоты, подчинился. «В конце концов, - решил он про себя, - эта жительница леса наверняка знает, что делает! Может, она плавать умеет, а спруты или что тут у них водится, ей не страшны!»

Забираясь на импровизированный «мост», гондорский правитель заметил, что он начал довольно сильно раскачиваться, да и Фолли теперь уже стояла возле дерева, держась за него руками, а сидела рядом с ним, прислонившись к его стволу и прижавшись к нему лицом.

- Ползем быстрее! - крикнул Арагорн своим товарищам. - Фолли долго не продержится!

«Мост» зашатался еще сильнее и как-то подозрительно затрещал. К счастью, ползущие впереди всех девушки уже заканчивали переправу. Руфина добралась до вершины дерева и сползла с него прямо на руки к выбежавшему ей навстречу Маэрону, который и вынес ее на берег. Мионе протянул руку Линдир, но она, легкомысленно рассмеявшись, спрыгнула в воду, окатив эльфа фонтаном брызг, и, неуклюже барахтаясь, проплыла оставшееся до берега небольшое расстояние. На берегу Руфина тут же бросилась заниматься дочкой, которая, хоть и не очень сильно, но все же промокла, а Миона, приветливо кивнув незнакомым эльфам, неожиданно снова захихикала и растянулась на траве, не обращая внимания на свою мокрую одежду.

- С чего вдруг такая радость? - чуть насмешливо спросил у нее Линдир, уже догадываясь, что девушка скажет ему в ответ. Миона перестала смеяться, но в глазах у нее по-прежнему стояло выражение полного, абсолютного счастья.

- Лин, тебе меня не понять, - сказала она, поднимаясь на ноги и выжимая подол своего платья. - Да и я сама не могу объяснить… В общем, я, кажется, только сейчас поняла - я теперь свободна! Мне уже никогда не придется вкалывать на плантации или целыми днями мыть полы и готовить - мне вообще никогда не придется выполнять чужие приказы! Не знаю, что со мной будет дальше, но той жизни, что я вела в Тэше, у меня не будет уже никогда!

Линдир понимающе кивнул и внезапно заметил, что один из встреченных ими эльфов смотрит на Миону с каким-то странным выражением - на его лице были написаны и удивление, и некоторая зависть, и восхищение, и даже страх. Второй эльф тоже услышал ее слова, но в его искоса брошенном на линитку взгляде, читалось одно лишь презрение. Эльфийка же была занята тем, что помогала Руфине, и на радостную речь Мионы не обратила внимания.

Фарамир тоже уже заканчивал свой путь над рекой. Раздвинув окружающие ветки и увидев, что берег совсем близко, он, как и Миона, на мгновение выпрямился на раскачивающемся стволе и спрыгнул в воду. Плеск взметнувшейся вокруг него воды смешался с испуганным криком оставшейся на берегу Фолли и, одновременно, с оглушительным треском дерева. Слишком сильно изогнутое вэйданской магией, оно не смогло больше сопротивляться и надломилось у самого основания. Тяжеленный ствол плюхнулся в воду и не удержавшиеся на нем Халдир и Арагорн тоже упали в реку, причем гондорец умудрился отлететь довольно далеко от сломавшегося моста, а зацепившийся за ветки лориенец скрылся под деревом, не успев даже вскрикнуть.

- Хэл! - позвал Арагорн, подплывая к торчащим из воды веткам и пытаясь определить, где именно скрылся под водой невезучий эльф. Фарамир, к тому времени уже почти выбравшийся на берег, повернул обратно и что было силы поплыл на помощь государю. Бросился в воду и Линдир, которого больше всего напугало даже не исчезновение под водой лориенского стража, а паника вэйданы. Фолли по пояс вбежала в воду, что-то закричала, а потом, вспомнив, что средиземцы ее не понимают, принялась делать руками какие-то знаки, показавшиеся Линдиру тоже не слишком ясными. Казалось, что она требовала от гондорцев вернуться на берег.

Линдир сумел обогнать Фарамира и первым поднырнул под дерево в поисках Халдира. Ветки хлестнули его по лицу, и он не сразу решился открыть глаза. Но тут позади него снова послышались крики, принадлежащие, как это ни странно, гондорцам, и менестрель, еще не зная, что с ними случилось, сообразил, что искать Халдира ему, похоже, придется в одиночку.

/Хэл! - позвал он по осанвэ. - Где ты? Не можешь выплыть?/

К его неописуемой радости отозвался Халдир сразу:

/Я здесь! Мне ветки мешают!/

/Так нырни глубже и выплывай!/ - сердито рявкнул на него Линдир и тоже опустился на глубину, открыв, наконец, глаза. Вода в реке была достаточно прозрачной, и он быстро обнаружил бултыхающегося под ветками дерева лориенца. Лихолесец рванулся к нему, но доплыть до Халдира оказалось не так-то просто из-за сильного течения.

/Протяни руку!/ - уже всерьез испугавшись, крикнул Линдир, и Халдир, к тому времени уже тоже увидевший плывущего ему на помощь друга, рванулся к нему, почему-то загребая одной лишь левой рукой. К счастью, то же самое течение, которое не давало Линдиру подплыть к другу, теперь принесло им обоим пользу - оно само начало сносить лориенского стража в нужную менестрелю сторону.

/Дай руку!/ - снова прокричал Линдир и с трудом дотянулся до проплывающего мимо Хэла. Тот с силой вцепился в него все той же левой рукой и, перестав грести, повис на лихолессце всей своей тяжестью. Линдир поднатужился, радуясь про себя, что в воде Халдир весит несколько меньше, чем на суше, и устремился вверх, к сверкающим на поверхности воды солнечным бликам.

Не успев вынырнуть, Линдир едва не оглох от громоподобного голоса матерящегося Арагорна. А немного отдышавшись, эльф понял, что правитель Гондора ругается не в одиночестве - Фарамир тоже не стеснялся в выражениях, просто голос у него был потише. А может, итилиенский наместник посчитал, что ругаться громче своего государя будет нарушением субординации…

- Хэл, ты как? - быстро спросил Линдир у все еще держащегося за него лориенца. - Что у тебя с рукой?

- Кажется, сломана, - поморщился Халдир. - Но до берега я доплыву. Помоги лучше им, - он мотнул головой в сторону барахтающихся в воде гондорцев, отцепился от Линдира и действительно без особых проблем поплыл к берегу - правда, довольно медленно, в результате чего, его стало резко сносить течением в сторону.

Арагорн с Фарамиром, впрочем, тоже не стояли на месте - к берегу они продвигались достаточно резво, однако при этом все время как-то странно дергались. Линдир совсем растерялся, не зная, кому помогать в первую очередь, и на какой-то момент снова погрузился под воду с головой. А когда вынырнул, в его сторону изо всех сил плыло жутковатое на вид существо, одновременно похожее и на волка, и на человека и при этом одетое в свободное платье Фолли. Эльф едва не захлебнулся от неожиданности, но вэйдана рыкнула на него по-звериному и указала рукой, больше напоминающей плавник, на барахтающегося в воде Халдира. Сама же она промчалась мимо менестреля и, легко догнав гондорцев, поплыла к берегу рядом с ними. Линдир успел заметить, что Арагорн и Фарамир перестали дергаться и как будто бы даже начали плыть быстрее, но приглядываться к ним ему было некогда. Посчитав, что в случае чего Фолли сможет им помочь, он заспешил к Халдиру, которого уже отнесло течение довольно далеко.

Оба средиземских эльфа выбрались на берег шагах в пятидесяти от места переправы. Выбившийся из сил Халдир с тихим всхлипом повалился на траву. Линдир осторожно дотронулся до его правой руки сильно распухшей чуть выше кисти. Лориенец вздрогнул.

- Действительно, перелом, - вздохнул Линдир, озираясь в поисках подходящей палки.

- Звание «Самый невезучий эльф Средиземья» по-прежнему принадлежит мне, - мрачно пошутил Халдир. - Только не говори, пожалуйста, что ты - не Кэрдан и не Трандуил и лечить переломы не умеешь.

Линдир хмыкнул и закашлялся - именно это он и собирался сообщить своему товарищу, но теперь решил промолчать.

- Ну что тут у вас? - к эльфам подбежали оба гондорца - на вид вполне бодрые, но в сильно оборванной и местами окровавленной одежде. За ними, чуть поотстав, шла леди Фолли, уже принявшая человеческий облик, но сохранившая зеленовато-коричневый цвет кожи.

- А с вами-то что случилось?! - изумился Халдир, глядя на Элессара и его наместника.

- Да здесь, оказывается, водятся очаровательные рыбки! - злобно проворчал Арагорн. - Которые страшно не любят людей. Или как раз наоборот - любят их слишком сильно.

- А наша проводница забыла нас об этом предупредить, - обиженно поддакнул ему Фарамир, оглядываясь на Фолинетту.

- Ну я же сказала - я понятия не имела, что сюда, в лес, они тоже иногда заплывают! - огрызнулась вэйдана. - Скажите спасибо, что я их от вас отогнала!

- После того, как они нас чуть ли не до костей обглодали! - продолжал жаловаться итилиенец.

- Не преувеличивайте, - пожала плечами Фолли. - Их было-то всего несколько штук.

Линдир, тем временем, заметил лежащую у кромки воды толстую ветку и теперь пытался соорудить из нее и обрывков своего плаща некоторое подобие шины для Халдира.

- Я, конечно, не Кэрдан, - шепнул он лориенцу, - но кое-чему в Тэше научился. По крайней мере, болеть рука у тебя точно не будет.

- Это радует, - невесело улыбнулся Халдир. Лихолесец закончил перевязку и осторожно прижал к его сломанной руке обе свои ладони. И с гордостью заметил, что чем дальше, тем легче ему удается войти в контакт с «пациентом». Не прошло и минуты, как Халдир снова слегка вздрогнул - на этот раз от удивления:

- У тебя действительно получилось! Спасибо…

- А ты сомневался? - Линдир поднялся на ноги и обнаружил, что к ним подошли и Маэрон, и обе Тэшские линитки, и трое незнакомцев вместе со своим конем. Все они слегка недоверчиво рассматривали друг друга. Краем глаза леди Фолли заметила мелькнувшую в кустах серую волчью тень, показавшуюся ей очень знакомой. Странно. Не было бы ничего удивительного, если бы он поручил кому-то отвести забредших в индо-Ктан эльфов к их сородичам в южную часть леса. Но зачем провожать лично? Или за время ее отсутствия обстановка в индо-Ктане слишком изменилась, или перед ними стоят отнюдь не двое простых горных эльфов с линитом. Леди Фолли внимательнее присмотрелась к незнакомцам, пытаясь разгадать мучавшую ее загадку.

После первой минуты настороженного молчания Линдир с Арагорном почти хором кинулись расспрашивать горных эльфов о своих товарищах. Ни Леголас, ни Румил по-прежнему не отзывались с прошлого вечера, и это начало не на шутку беспокоить их друзей. Тирион почтительно молчал в присутствии чистокровных, эльфийка тоже не горела желанием вступать в беседу, поэтому рассказывать пришлось Тариэлю. Хотя он расстался со средиземцами еще на реке, но от сестры успел узнать про дальнейшие события, поэтому мог сообщить хоть какие-то новости о пропавших на просторах Тьенской империи эльфах. В это время Эн-Ириден из-под вежливо опущенных ресниц украдкой разглядывала встреченных линитов и эльфов, особенно пристально изучая Маэрона. Наконец, она нерешительно окликнула.